Импортёры нефтепродуктов и потребители по разные стороны двери

В отдельно взятой Молдове скорость корректировок розничных цен на нефтепродукты в зависимости от мировых котировок, смею предположить, при небескорыстном попустительстве власти, прямо пропорциональна темпам их роста и обратно пропорциональна масштабам падения.

Конец весны и начало этого лета охарактеризовались последовательным и значительным падением мировых котировок на нефтепродукты. И последний месяц не стал исключением, но тренд снижения уже стал не столь выраженным, демонстрируя относительно небольшие колебания. Однако мы, как потребители, вынуждены констатировать, что, по сути, обрушение за последние месяцы цен на этом рынке, практически, не отразилось на уменьшении розничных цен внутри Молдовы.

В качестве наглядного примера далее остановимся только на марке бензина А-95. И так, на 25 июня на европейском рынке, а точнее, средиземноморья (Fob Med) была зафиксирована цена реализации всего 878 долларов за тонну.

Полагаю, что многие ещё не забыли, как этой зимой с ростом мировых цен для этого же бензина в начале до $1 тыс. за тонну, а затем и до $1,1 тыс. тут же взлетали цены и у нас: дважды плюс по 60 банов, с лагом к мировому тренду котировок, буквально, в несколько дней. Была, как мы помним, даже попытка осуществить и последующее третье повышение, когда мировые цены перешагнули планку в $1,1 тыс. за тонну.

Ряд национальных нефтетрейдеров тут же разместил на своих табло новые потяжелевшие прейскуранты. Но поскольку данный рост котировок был кратковременным и за ним сразу же начался обратный процесс снижения, остальные импортёры, надо полагать, засчитали проявленную прыть своих коллег, как фальстарт. В результате все вынуждены были вернуться на исходные позиции.

Но мировые котировки продолжали снижаться и дальше. Не отреагировать на них было уже просто верхом неприличия. Поэтому, чтобы как-то проимитировать адекватность молдавского рынка мировому, было проведено два символических понижения розничных цен, но в целом всего-то на три процента: от 17,2 лея за литр до 16,7 лея.

А ведь мировые цены к нынешнему времени упали на четверть! Закономерен вопрос: «А какова же на сегодня должна была бы быть на автозаправке разумная стоимость бензина А-95?» И определить эту прейскурантную цену не сложно. Вот упрощённая схема расчёта. 1. Если исходить из плотности данного бензина 0,75 кг/л, то стоимость закупки одного литра за рубежом составит $0,66. 2. С этого года ставка акциза за тонну 2880 леев или 2,16 лея/л. 3. Максимальное значение расходов на транспорт и страхование до территории Молдовы, затрат на обработку и хранение, а также других издержек по розничной продаже с учётом и нормативной рентабельности по расчётам Министерства экономики суммарно не должно превышать $190/т или $0,14/л. 4. При курсе $1 на ту же дату 25.06 текущего года 12,1730 лея и НДС в 20% розничная цена получается всего 14,28 лея за 1 литр. Но мы то по-прежнему покупаем где-то на 2,4 лея дороже или переплачиваем далеко не малых 16,7%. А ведь только 1% завышения цен на нефтепродукты вытягивает из карманов потребителей в течение года около $10 млн. «Прекрасный» довесок, который для участников данного «забега», несомненно, ценится повыше рудиментарных понятий чести и морали.

Перефразируя известный афоризм: «Скорость течения времени зависит от того, по какую сторону двери туалета ты находишься», – можно утверждать, что в отдельно взятой Молдове скорость корректировок розничных цен на нефтепродукты в зависимости от мировых котировок, смею предположить, при небескорыстном попустительстве власти, прямо пропорциональна темпам их роста и обратно пропорциональна масштабам падения.

Вот только первое приведенное изречение является следствием субъективного восприятия действительности, весьма далёкого от реального течения времени, а наше ценообразование – банальная проза картельного манипулирования. То есть, несмотря на то, что наши импортёры имеют складские ёмкости, превышающие 5 тыс. тонн единовременного хранения, как только тренд мировых котировок идёт вверх, они тут же синхронно с лагом в пару дней, как будто их резервуары сразу у всех стали пустыми, пересматривают свои прейскуранты в сторону увеличения.

Но вот, если на мировых рынках начался процесс снижения, то резервуары, опять же у всех, оказываются заполненными под завязку, что якобы даёт им основание длительные сроки не реагировать на падающие котировки зарубежья.

Почему на подобный беспредел не реагирует власть?

На это может быть лишь одно объяснение: она «при делах».

А почему безмолвствует электорат?

Смею предположить: абсолютное большинство его представителей убеждено, что подобная схема разгрузки карманов потребителей является естественным и незыблемым правом власть имущих, как когда-то и право первой брачной ночи.

Обсудить