Альтернатива федерализации

Унионисты, похоже, определились – к восторгу приднестровских и российских радикалов. Какой выбор сделают молдавские государственники?

Федерализация Молдовы: кто её боится?

В течение последних недель в молдавских и зарубежных СМИ активно обсуждается тема федерализации Молдовы. Согласно румынскому агентству RomanianGlobalNews, в ходе молдавско-приднестровской встречи в Роттах-Эгерне немецкие дипломаты предложили премьер-министру Молдовы Владу Филату и президенту ПМР Евгению Шевчуку план федерализации Молдавии с включением туда Приднестровья на правах субъекта. Другим субъектом такой федерации могла бы стать Гагаузия.

Такой проект был встречен в штыки как рядом радикально-прорумынских публицистов, так и представителей российских СМИ. Радикальный унионист Петру Богату опубликовал статью под откровенно шовинистическим заголовком «Русский? Давай, до свидания!». По его мнению, «федерализация Молдовы - это верный путь для легитимизации сепаратистского региона и международное признание российского анклава на левом берегу Днестра»,«уничтожение Республики Молдова как демократического государства и замена его русско-молдавским конгломератом, что, по сути, значило бы появление второго российского государства, клона путинского режима», «убийство Республики Молдова средь бела дня».

Однако не менее негативно к идее федерализации Молдавии отнеслись в Москве. Журналист далеко не прокремлёвского издания «Московский комсомолец» Марина Перевозкина опубликовала статью «Россия и Германия опять разделят Европу?». По мнению обозревателя газеты, являющейся рупором российских либералов, нет никакой гарантии, что «объединенная Молдавия не уйдет в Румынию или в НАТО вместе с Приднестровьем». Автор опасается, что, «включив в свой состав мятежную республику, Кишинев займется переформатированием ее правящей элиты, так что не исключено, что вскоре она будет состоять из искренних сторонников объединения с Румынией». «Если под давлением Запада Кремль все же «сольет» Приднестровье, это может стать крупнейшим внешнеполитическим поражением России за годы путинского правления», - полагает Марина Перевозкина.

В самой Молдове наиболее активным сторонником федерализации стал лидер Партии социалистов Игорь Додон, который выступил с этой идей ещё в апреле 2012 года. По мнению Додона, «уже сегодня всему политическому классу необходимо признать, что единственно возможной формой обеспечения территориальной целостности страны является федерализация Республики Молдова». «Социалисты предлагают надежный вариант решения приднестровского конфликта, о котором другие политические силы, в том числе коммунисты, предпочитают молчать. Речь идет о федерализации Республики Молдова, и этот вопрос заслуживает обстоятельного обсуждения», - заявил Игорь Додон в ходе Международного форума «Молодёжь без границ».

Действительно ли федерализация – единственная возможность решения более чем двадцатилетнего конфликта, расколовшего единую страну? Давайте поставим вопрос иначе – есть ли какое-либо иное средство решения конфликта? А если оно есть, почему же за 20 лет это чудодейственное средство, способное объединить вокруг себя оба берега, до сих пор не было представлено на суд общественности? И в чём оно состоит?

20 потерянных лет

Все забывают, как возникла приднестровская проблема и что ей сопутствовало. Она возникла 20 лет назад. Когда жители восточных районов бывшей Молдавской ССР крайне негативно восприняли проект той Молдовы, в которой им предложила жить (или убираться восвояси) национально-озабоченная творческая интеллигенция. Приднестровцы несколько раз предлагали Кишинёву самые различные варианты компромиссов – он свободной экономической зоны до национально-культурной автономии – в составе единой и неделимой Молдавии.

Однако официальный Кишинёв проявлял предельную глухоту ко всем этим предложениям. Ответ был один: «Иван, кайся перед нами, учи румынский или собирай чемодан!». Так было до тех пор, пока приднестровцев не вынудили сначала провозгласить Приднестровскую автономную республику, затем провозгласить независимость, затем сесть на рельсы и заставить Кишинёв капитулировать, а затем – отразить нападение национальной армии Молдовы на мирно отдыхающий город Бендеры.

Последний шанс на единую унитарную Молдавию был похоронен 2 ноября 1990 года, когда в Дубоссарах пролилась первая кровь – и лилась непрерывно на протяжении почти полутора лет. Тем, кто до сих пор уверен, что Приднестровье можно каким-либо путём принудить к вступлению в унитарную Молдову, надо съездить на экскурсию в Бендеры, где на каждой улице стоят памятники погибшим здесь людям в июне 1992 года. За каждым из этих людей – целая семейная трагедия, раны от которой не заживут ещё не одно десятилетие, если не век.

19 августа Приднестровье отметило 20 лет Бендерской трагедии. В течение ВСЕХ 20 лет НИ ОДИН (!) из молдавских политиков не удосужился приехать в Бендеры, встать на колени перед жителями города и попросить у них прощения. Напротив, молдавские политики косяками следуют к местам захоронения участников расправы над городом, которых (многих не по их вине) вынудили стать палачами. Достаточно многие из участников тех событий продолжают похваляться своими «подвигами» и корчить из себя «героев». А некоторые продолжают вынашивать планы нового похода на Днестр. Вышеупомянутый Константин Тэнасе говорит об этом открыто.

Кое-кто упомянет чеченский опыт и предложит развязать новую «антитеррористическую операцию» в восточных районах Молдавии. Да вот беда – нет в Приднестровье никаких террористов. Никто из приднестровцев не устраивает вылазки в соседние молдавские сёла (разве что за продуктами съездить или родственников навестить), никто не взывает в Кишинёве троллейбусы, не захватывает театры и школы. Приднестровцам ничего не нужно в Молдове. Они хотят, чтобы их оставили в покое и дали возможность строить своё собственное независимое государство. О чём, собственно, они регулярно пытаются донести до всего мира посредством бессчётного количества референдумов.

Приднестровцы, при желании, могут идти на компромиссы. После войны они согласились допустить на свою территорию молдавских миротворцев и официально фигурировать в документах соглашения 1992 года в качестве «Приднестровского региона Республики Молдова» (хоть горшком назовите, только в печку не ставьте). Они согласились, всего через 5 лет после трагедии, на предложение молдавского президента Лучинского строить общее государство, в котором пришлось бы жить с их вчерашними нераскаявшимися палачами и ненавистниками.

Сегодня мало кто об этом вспоминает, но готовность тогдашнего президента ПМР Игоря Смирнова подписать Меморандум Козака вызвал бурю негодования в приднестровском обществе. Нынешний лидер Приднестровья Евгений Шевчук, будучи вице-спикером приднестровского парламента, высказался резко против подписания Меморандума. Некоторые приднестровские газеты выходили под лозунгом: «Нет – оккупации под маской федерализации!». Несмотря на это внутреннее сопротивление, Смирнов был готов подписать предложенный Россией Меморандум и вместе с Молдовой строить общее государство.

Какая же награда от Кишинёва последовала за эту готовность? Расширяющееся кольцо блокады – политической, информационной, телефонной, экономической. Демонизация в молдавской прессе. И в качестве завершающего аккорда –введённая совместно с украинским режимом Ющенко полномасштабная блокада приднестровских экономических агентов, грубо нарушающая подписанный обеими сторонами Московский Меморандум 1997 года. Стоило ли удивляться, что Приднестровье уже осенью того же года провело ещё один референдум о независимости, а затем Смирнов на всех переговорах проявлял категорическую неуступчивость? Вы бы как себя повели на его месте?

Сегодня удивительно, что кто-то вообще в Приднестровье готов разговаривать о федерации. Меморандум Козака представлял собой предельный компромисс с приднестровской стороны. Любые предложения со стороны Молдовы в сторону ужесточения требований будут сразу лететь в мусорную корзину. Проблема молдавской стороны в том, что она не привыкла ничего давать приднестровской стороне, а только отнимать. Для Приднестровья нынешний неопределённый и непризнанный статус де-факто независимого государства куда более предпочтителен, чем практически бесправный «автономный» статус нынешних Крыма и Гагаузии. Китайская Республика на острове Тайвань существует в непризнанном состоянии уже более 60 лет, Турецкая Республика Северного Кипра – более 30 лет.

Тупик проекта «унитарная Молдова»

Надежды нато, что Приднестровье удастся каким-то образом убедить войти в нынешнюю унитарную Республику Молдова – во главе с нынешним Альянсом, с маршами унионистов по Кишинёву, с совместными с Румынией заседаниями правительств, с МихаемШляхтицким в кресле министра образования, с «историей румын» в школах - более чем наивны. Даже молдавский триколор и латинский алфавит молдавского языка в Приднестровье воспринимают как символы румынизации, воскрешающие в памяти оккупацию 1941 – 1944 годов и агрессию 1990 – 1992 годов.

Кто-то думает, что приднестровцев можно купить евровитриной, гирляндами, неновыми вывесками, ещё чем-либо. Приднестровцы ради этого забудут кровь своих отцов и братьев и с удовольствием заговорят по-румынски. Люди, которые строят такие иллюзии, привыкли мерить других по себе. Этим людям бесполезно объяснять, что у кого-то может существовать историческая память, чувство собственного достоинства и прочие ненужные вещи. У приднестровцев они присутствуют к неудовольствию тех, у кого «бабло побеждает добро».

Существует ещё один, последний способ – силовой. Кое-кто в современной Молдове по-прежнему верит в то, что Приднестровье существует только благодаря российским штыкам. Дескать, стоит вывести «оккупационную» российскую армию, как приднестровцы незамедлительно приползут в Кишинёв на брюхе. Приднестровцы не встали на колени в 1991 году, когда против них был весь мир, включая «демократическое» руководство России, а командование 14-й армии под командованием генерала Юрия Неткачёва предпочитало держать войска в казармах. А у тех, кто сегодня надеется на силовое решение какого-либо конфликта, должен перед глазами стоять опыт Грузии. Таким образом, распространить на Приднестровье правовую базу Республики Молдова, сформировавшуюся после 1991 года, не удастся никак.

Альтернатива есть!

Так неужели нет никакой альтернативы федерализации Молдовы? Есть. И только один: отказ Молдовы от Приднестровья. Кстати, эта идея всё больше захватывает умы унионистского лагеря. В частности, депутат от Либеральной партии Анна Гуцу уже обратилась к представителям Европарламента убрать требование о приднестровском урегулировании из списка условий либерализации визового режима и евроинтеграции Молдовы. В правом лагере лелеют надежду о «кипрском пути» для Молдовы, в соответствии с которым Молдова станет частью Евросоюза без Приднестровья, несмотря на неурегулированный конфликт. Однако, вот беда, представитель европейской службы внешних действий, координатор политики в отношении восточных соседей ГуннарВиганд ранее рекомендовал Молдове не пытаться провести евроинтеграцию без Приднестровья.

Остаётся только один путь для унионистов сбросить с ног ненавистную гирю – признать независимость Приднестровской Молдавской Республики. Такие проекты существовали ранее – проект Джеффри Сакса и Дмитрия Корчинского (Молдова – к Румынии, Приднестровье – к Украине), «план Белковского» (Молдова – к Румынии, Приднестровью – независимость) или «план Колерова – Шоларя» (Молдова – к Румынии, Приднестровье – к России).

Сегодня молдавские унионисты перестали маскироваться. Они прямо и открыто заявляют: нам Приднестровье не нужно. Не скрывает своей заинтересованности в данном проекте и значительная часть приднестровской элиты. Новый президент ПМР Евгений Шевчук рассматривает свои переговоры с молдавским премьером Владом Филатом в качестве подготовки к признанию Приднестровья со стороны Молдовы. Напомним, что именно Шевчук был одним из наиболее ярых оппонентов «плана Козака», а также что Евгения Васильевича перед выборами поддерживали (и продолжают поддерживать) такие убеждённые сторонники признания независимости ПМР, как Модест Колеров и Илья Галинский. Как нам представляется, неспроста.

***

Подведём итог. Существует только два варианта решения приднестровского конфликта:

1) Федерализация Молдовы;

2) Признание Молдовой независимости Приднестровья.

Унионисты, похоже, определились – к восторгу приднестровских и российских радикалов. Какой выбор сделают молдавские государственники?

Обсудить