Новая демократия срочно потребовала себе нового изощренного обслуживания. На кладбище ...

По крайней мере, на Центральном кишиневском кладбище, которое население привычно называет Армянским — по названию улицы, где оно расположено, на месте разрушенных старинных могил и красивых памятников прошлого выросли как грибы безвкусные помпезные мраморные склепы, похожие на маленькие «ленинские» мавзолеи.

Свято место пусто не бывает: кто-то спешно занял «дефицитный» метраж, пользуясь равнодушием новых властей и безнадзорной ситуацией в столице, возглавляемой несведущим в истории мэром Дорином Киртоакэ. Происходит в царстве мертвых все по той же схеме, что и в царстве живых. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: где-то там существует свое лобби, своя цена, как на строительство особняков в центре города, когда обветшалые исторические памятники, настоящие архитектурные жемчужины, сносятся, а на их месте вырастают прибыльные многоэтажки. Большинство из этих кладбищенских мавзолеев, как и многоэтажки, пока пустуют, так сказать, дожидаясь своего состоятельного усопшего. Но, судя по сваленным возле кладбищенской церкви осколкам разбитых старинных надгробий, процесс разрушения исторического памятника (а это вся площадь кладбища, насчитывающая два века) только набирает обороты. Неведомые гоблины строят свой мрачный Мордор, выдирая историю с корнем.

«Гимпу и К» — исторические некрофилы?

Впрочем, и не совсем неведомые эти гоблины. Если коммунисты были долгое время относительно индифферентны к вопросам культуры и истории (что принесло горькие последствия), то успешно реализуемый проект развязанного либералами исторического сражения вокруг дат и событий прошлого с предвзятым «румынизированным» оттенком успешно доканывает то, что от настоящей истории осталось. «Румынизированная паника», больше похожая на истерию, умело увела молдавское общество от мысли, что была в Молдове и другая, интересная, полная событий своя история, которую надо беречь как зеницу ока. Хотя бы из чувства национальной гордости, не говоря уже о культуре. И чем глубже и длиннее эта история — тем больше повода ею гордится. А Центральное кишиневское кладбище — один из старинных и, безусловно, красивейших архитектурных памятников республики — это как раз наглядный и объективный, неопровержимый учебник истории двух веков.

Там лежат молдаване, русские, греки, немцы, армяне. Основатели учебных заведений и благотворители, помещики, губернаторы, священники, офицеры, попечители, врачи и музыканты, оставившие заметный след в истории края, сыгравшие важную роль в политике, образовании, культуре и благоустройстве края. К счастью, еще чудом сохранились фамильные захоронения князей Кантакузиных, которые вели свой род от византийской императорской фамилии. Еще целы надгробия Крупенских, Катакази, Катаржи, Ипсиланти, Доничей, Доливо-Добровольских и других дворян, сыгравших важную роль в политической жизни Бессарабии. Не погибли, хотя преданы забвению, могилы дворян и военных из окружения А. С. Пушкина, в том числе захоронение сына воспетого им вождя сербского народа Георгия Черного. Как минимум целых три часа (!), по подсчетам историков, может длиться самая краткая экскурсия среди этих исторических надгробий, поскольку за каждой фамилией — священников, предводителей дворянства, архитекторов, губернаторов и т.д. — скрывается целая история, тянущая на отдельную главу в учебнике. А стоят ли травы забвения, как полагают наши либералы, могилы поэта Матеевича с бюстом работы Александра Плэмэдялэ, самого Плэмэдялэ, автора памятника Штефану чел Маре, или княгини Дадиани, столько сделавшей для Кишинева? Может быть, трудно призвать националистов восстановить здесь могилу дореволюционного кумира всей России, великого русского богатыря Ивана Заикина, но уж для Матеевича компатриоты могли бы расстараться. Или тоже — не «их» человек?
Что ни говори, придавить память одним камнем на площади — куда легче…

Мертвая зона

Трогательно, что в Интернете уехавшие из страны вспоминают это кладбище как предмет гордости и даже любимое место прогулок, наравне с другими знаковыми местами Кишинёва. Теперь здесь часто прогуливается лишь группа энтузиастов, среди которых много историков Академии наук и краеведов-любителей, как Владимир Тарнакин, собравший богатый архив, посвященный кладбищу, включая фотографии захоронений, которых уже нет. Кстати, В. Тарнакин — ведущий и организатор Клуба любителей истории Кишинева. Само собой, такое место, как Центральное столичное кладбище — настоящий музей, пантеон памяти для этого клуба. Здесь во время прогулок любовно обсуждаются «преданья старины глубокой», уточняются детали биографий знаменитостей, но главное — выражаются громкие сожаления и констатируется крайнее запустение этого места. С другой стороны, что может сделать эта группа далеко не юных людей, наделенная патриотизмом и ценными знаниями, но не имеющая ни официального статуса, ни фондов, ни прав, ни связей, ни молодых единомышленников-волонтеров?

К сожалению, почему-то не могут прийти им на помощь ни Русская община, ни один российский фонд, в отличие от благотворителей и энтузиастов фонда «Дор ле Дор» — еврейской общины, практически с нуля восстановивших с помощью волонтеров (буквально отмывших, расчистивших) сотни имен на старинном Еврейском кладбище на Скулянке. Результатом работы стало издание мартиролога, плана кладбища с указателями более 24 тысяч (!) могил. Теперь родственники всегда смогут отыскать захоронения предков. О новых красивых воротах на том кладбище, укреплении окружной стены лучше вообще умолчать…

Нет, наверное, европейской столицы, которая не гордилась бы своим старинным некрополем, где проводятся экскурсии для туристов, гостей-иностранцев, любителей старины и школьников,

где царят порядок и особая гордая стройность вековой цивилизации. За исключением… Кишинева. Лет десять назад была предпринята попытка объявить Центральное кишиневское кладбище мемориальным, запретить новые захоронения, за исключением имеющих на это право потомков. Затея ничем не кончилась, зато за это время варвары не только поотдирали медные части памятников, но и умудрились похитить некоторые скульптурные составляющие могильных ансамблей XIX и XX веков. Остальное, за редким исключением, заржавело, заросло травой забвения. Печально, с укоризной молча глядят ангелы надгробий вслед редким посетителям. Но что они могут варварам сказать?

Круги и пузыри на воде…

Видеть во сне запущенное, разрушенное кладбище — означает беду, нищету, унижения, расстройство дел и упадок духа. Ухоженное красивое кладбище во сне означает покой и умиротворение. Что снится нашим политикам — один Бог знает. Похоже, умиротворение настигает их по другой причине. Почему же они на фоне тотального варварского разрушения прошлого в тоске по поводу и без оного зовут цивилизованную Европу? Зачем заклинают её именем? Зря одного историка, на одном из молдавских каналов начавшего развивать мысль о разнице линейного и кругового мышления, ведущий передачи прервал, как отвлекающегося от темы. Похоже, историк собирался сообщить обществу что-то очень важное. Например, почему Европа не приходит в Кишинёв, несмотря на все заклинания, флажки и культовые зазывы мэра Киртоакэ. Очевидно, дело в том, что рациональное (линейное) мышление - не удел либералов и иже с ними. Такое мышление пришло в мир и закрепилось как располагающее вещи на одной линии. Характерная для линейного мышления широта замысла приписывается развитым европейским странам. Но в случае Альянса за евроинтеграцию возможно и иное мышление — круговое. Оно коренится в язычестве и осталось в наследство странам преимущественно аграрным, не столь развитым, зато склонным к мифотворчеству, легендам и культам; там традиционное мышление петляет и вьется боковой тропинкой вдоль столбовой дороги цивилизации. А где дикая тропа - там и ухабы, и камни, и вообще Бог знает что!


Темный лес, одним словом.

aif.md


Обсудить