Язык: символ раздора или примирения?

Однако без принятия такого закона в Молдове никаких разговоров о приднестровском урегулировании быть не может. Приднестровский конфликт начался со споров о языке и не разрешится до тех пор, пока эти языковые споры не будут улажены.

Украина: националисты не хотят отступать

На Украине, даже в пору изнуряюще жаркого лета, опять неспокойно. Очередным поводом для беспокойства стал не экономический кризис, не состояние инфраструктуры страны и не перспективы её членства в международных организациях. Украину вновь разделил язык. Точнее, реакция украинской националистической оппозиции на принятие большинством Верховной Рады Закона «О принципах государственной языковой политики».

Новый закон не посягает на украинский язык в качестве единственного государственного языка независимой Украины. Он не устанавливает статус русского языка ни в качестве второго государственного, ни даже в качестве языка межнационального общения. Новый закон всего лишь позволяет местным органам власти, на основании ратифицированной Украиной Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств, устанавливать на своих территориях, наряду с государственным, те или иные региональные языки.

Причём русский язык не будет обладать никакими особыми привилегиями по сравнению с другими региональными языками. Он сможет стать региональным только в 9 областях Юго-Востока Украины и в Автономной Республике Крым. В то же время на территории Одесской области статус регионального получит молдавский язык, на территории Черновицкой области – молдавский и румынский, на территории Закарпатья – венгерский.

Партия Регионов уже давно, ещё с 2004 года, обещает сделать русский язык вторым государственным на всей территории Украины. Нынешний закон является очень болезненным компромиссом со стороны регионалов, который устроит далеко не всех их избирателей. Действительно, русский язык, родной для 11 миллионов населения Украины, приравнивается по своему статусу к венгерскому, родному для 176 тысяч населения страны. Однако даже такое скромное языковое законодательство было встречено самым настоящим беснованием со стороны оппозиционных депутатов Верховной Рады и уличной националистической оппозиции. Подал в отставку спикер Рады Владимир Литвин (чья фракция, кстати, почти в полном составе поддержала этот закон) и представитель Блока Юлии Тимошенко Николай Томенко. Выйдя на улицы, оппозиция сорвала итоговую пресс-конференцию президента Виктора Януковича, намеченную в Украинском доме.

Комплекс этнической неполноценности

Участники митингов истерично кликушествуют о том, что новый закон им «запрещает говорить на украинском языке». Действительно ли это так? Казалось бы, напротив – новый закон всячески оберегает украинский язык и устанавливает владение им обязательным для всех должностных лиц государства. Откуда же проистекают фобии украинских национально-озабоченных граждан?

Оказывается, русскому языку вообще нельзя давать статус, равный украинскому – даже в масштабах одного отдельно взятого жилого дома! Так, по крайней мере, утверждает блоггер Константин Шиян, позиционирующий себя как «белорус, поддерживающий украинцев, которые бастуют против расширения статуса украинского языка». Он открыто заявляет в своём блоге: русский язык не может «по-соседски» сосуществовать с национальным. Как только его наделяют каким-то официальным статусом, он начинает «изживать» своего «младшего брата».

Вот в этом вся психология и украинских, и молдавских, и грузинских, и всех прочих националистов. Психология слабых и ущербных, боящихся свободной конкуренции с языком ненавидимого ими «старшего брата», для которых так необходим искусственный панцирь в виде единственного государственного языка. Они настолько низкого мнения о самих себе и своём языке, что уверены: при равных условиях его поглотит любой другой большой язык. Именно поэтому они так стремятся заставить других говорить только по-украински или по-румынски. Это именно то, что Александр Солженицын называл «малоимперским мышлением».

Граждане, о которых вытирают ноги

А может, национальным меньшинствам Украины проявить великодушие и смириться с единственным государственным языком, что они и делали все 20 лет украинской незалэжности? Нет, этого больше не будет. Единой Украины, в её нынешних границах, нет, да и не было никогда. Это лоскутное образование было скроено большевиками – от Ленина до Хрущёва – из совершенно разных в национальном, историческом, экономическом и культурном плане регионов. Проект «единая Украина» искусственно удерживался сначала властями СССР, а затем президентом Леонидом Кучмой. Они были готовы стерпеть и украинизацию, и то, что их дети знают государственный язык лучше родного – только пока к ним относятся как К ЛЮДЯМ.

Но когда правящий на Украине этнократический режим публично, в рамках государственной политики, плюёт в лицо половине населения страны и растаптывает их человеческое достоинство, эти люди перестают ощущать сопричастность к украинскому проекту. Так было при первом президенте «незалэжной» Кравчуке, так было и после «оранжевой революции» - при Ющенко и Тимошенко. Мало кто помнит о существовавшей до 1995 года самопровозглашённой Республике Крым и её президенте Юрии Мешкове. Только после победы умеренного центриста Леонида Кучмы и при содействии России удалось вернуть Крым в правовое поле Украины. Зато о «сепаратистском» съезде депутатов всех уровней в Северодонецке в самый разгар «оранжевой революции», равно как и о срыве учений НАТО у берегов Крыма, помнят все.

Принятый Радой закон предназначен именно для того, чтобы воспрепятствовать новым сепаратистским тенденциям на Украине, чтобы сделать жителей юго-востока страны (равно как Южной Бессарабии, Буковины и Закарпатья) сопричастными к строительству единого независимого государства. Этот закон носит не пророссийский, а проукраинский характер. Отмена этого закона станет очередным плевком в души людей, живущих в этих регионах (которые к Украине-то присоединились только в ХХ веке), и подстегнёт новую волну сепаратизма, последствия которой уже станут необратимыми.

Тяжёлый выбор президента

Перед президентом Виктором Януковичем стоит нелёгкий выбор. Если он подпишет этот закон, страна вновь забурлит, в западных областях страны перейдут к открытому неповиновению действующему главе государства. Потеряет он свои голоса у части колеблющегося электората (да и то не у всего: по данным опроса Киевского международного института социологии, 47,7% считают необходимым сделать русский язык официальным в местах компактного проживания русскоязычного населения, 25,7% считают необходимым сделать русский вторым государственным во всей Украине, и лишь 19,4% считают, что русский язык надо на территории всей Украины исключить из официального общения).

Но если Янукович не подпишет этот закон, последствия для него будут роковыми – его партия вновь, как в 2006 – 2007 годах (когда он вступил в краткосрочную коалицию с Ющенко) потеряет голоса своего базового электората, а вместе с ними лишится и власти. Поэтому, скорее всего, Янукович подпишет принятый закон. Он уже отрезал себе пути назад – он стал нерукопожатной персоной в глазах западных стран вследствие дела Тимошенко, и роскошь разбрасываться голосами собственного избирателя он себе позволить не может.

Закон, без которого не обойтись

Нынешняя ситуация на Украине – наглядный урок для стран-соседей, таких как Молдова, где так же, как на Украине, власть в начале 90-х захватила местная этнократия, и где, как и на Украине, население ряда районов отказалось принимать новые порядки. Разница лишь в том, что в Молдове, в отличие от Украины, разгорелась самая настоящая война – с тысячами убитых и раненых с обеих сторон. И если Крым (как перед этим Гагаузию) после прихода более умеренной власти удалось уговорить вернуться в единое государство, то приднестровский конфликт остаётся неурегулированным уже 20 лет.

Как сообщает газета «Коммерсант-плюс», группа независимых депутатов молдавского парламента во главе с Игорем Додоном готовит аналогичный законопроект о языковой политике в Республики Молдова. Как известно, ранее лидер Партии социалистов выступил с инициативой урегулирования приднестровского конфликта путём создания единой федерации. С одной стороны, в Молдове имеются все шансы принятия данного закона путём всенародного референдума – большинство населения страны выступает за статус русского языка в качестве второго государственного. Но с другой, приходится лишь догадываться, сколь бешеное сопротивление эта инициатива «группы Додона» встретит в лагере «профессиональных унионистов».

Однако без принятия такого закона в Молдове никаких разговоров о приднестровском урегулировании быть не может. Приднестровский конфликт начался со споров о языке и не разрешится до тех пор, пока эти языковые споры не будут улажены. Но если Украина может позволить себе ещё какое-то время откладывать разрешение языковых споров в долгий ящик, то у Молдовы подобной роскоши нет. Украина худо-бедно существует в течение 20 лет как независимое государство. Молдове такое государство только предстоит построить.

Обсудить