План Меркель: федерализация Молдовы

План «Медведева-Меркель» – это, по сути, возвращение назад, к «Меморандуму Козака», так как основные аспекты урегулирования буквально списаны с документа 2003 года.

Молдову с первым официальным визитом должна посетить канцлер Германии Ангела Меркель. Дата приезда высокопоставленной гостьи пока не известна, но по словам премьер-министра Молдовии Влада Филата этот визит состоится до конца лета. Основными темами обсуждения станут: экономические вопросы и обсуждение очередного кредита для Молдовы, европейская интеграция и либерализация визового режима. Но главной темой как считают молдавские аналитики, будет вопрос разрешения молдо-приднестровского конфликта.

У Германии есть своё видение разрешение ситуации на Днестре. В Берлине полагают, что объединению двух берегов поспособствует федерализация Молдовы. После своего визита в Брюссель, состоявшийся 29 июня, Влад Филат сказал, что возлагает «большие надежды на встречи с важными официальными лицами, которые по-дружески относятся к Молдавии и хотят помочь в принятии решений».

Стоит напомнить, что урегулировать приднестровский вопрос пытаются уже на протяжении 20 лет. Россия предлагала свой план урегулирования в 2003 году названный «Меморандум Козака», Украина при Ющенко тоже предлагала свой план названный «7 шагов». Теперь с инициативой урегулирования выступает Германия, планы которой были поддержаны Россией, ещё при президентстве Дмитрия Медведева.
План «Медведев-Меркель»

С 2010 года в регионе активно обсуждается так называемый миротворческий проект урегулирования план «Медведев-Меркель», предусматривающий федерализацию Молдовы, где Приднестровье получает статус автономии. Украинский МИД также активно поддерживает этот план разрешения молдо-приднестровского конфликта.

Немецкие дипломаты уверяют, что Молдове не стоит бояться федерации, так как она уже отчасти является федеральным государством. На территории Молдавии есть Гагаузия имеющая статус автономии. Другой вопрос, что Тирасполь вряд ли согласится на тот уровень автономии, что имеется у Гагаузии, которой диктуют из Кишинева, на каком языке учиться и заставляют учить историю румын, вместо истории Молдавии. Из-за чего между Комратом и Кишиневом постоянно возникают споры и разногласия.

Я уже не говорю о том, что Тирасполь никогда не захочет расстаться с атрибутами независимого государства: собственной валюты, эмиссионного центра, банковской системы, армии и других силовых структур.

Проблема проекта федерализации как раз и состоит в том, что не находит активной поддержки в самом регионе. Как в Молдове, так и в Приднестровье есть влиятельные силы, которые выступают категорически против федерализации. В Молдове это радикалы-унионисты, которые видят будущее, в объединённом государстве с Румынией, а в Приднестровье это большинство населения, которое и слышать не хочет, а каком-то совместном государстве с Молдовой. Поэтому проект федерализации изначально обречён на провал.

К тому же надо не забывать, что в 2005 году парламент Молдовы проголосовал за унитарный статус республики, в свою очередь 2006 году в Приднестровье прошёл референдум, где 94% граждан проголосовали за независимость и присоединение к России. И нынешние руководители обеих берегов Днестра вынуждены следовать этим решениям своих стран.
Возвращение к «Меморандуму Козака»

План «Медведева-Меркель» – это, по сути, возвращение назад, к «Меморандуму Козака», так как основные аспекты урегулирования буквально списаны с документа 2003 года. Тогда лидер Приднестровья Игорь Смирнов категорически был против подписания этого документа, и России пришлось приложить немало усилий, чтобы уговорить его поставить подпись под меморандумом, что вызвало жёсткую критику Верховного Совета и приднестровского общества, называвшего Смирнова предателем приднестровских интересов.

Меморандум всё-таки не был подписан, так как в последний момент «задний ход» включил Владимир Воронин. Как стало известно позднее, не без совета Запада. Экс-посол миссии ОБСЕ Уильям Хилл в Молдове так прокомментировал те события: «Узнав о трёх новых статьях, господину Воронину позвонили и послали инструкции, чтобы он не подписывал меморандум». Свой отказ Владимир Воронин оправдывал, что он не мог согласиться на присутствие российских военных до 2020 года, которое было закреплено в меморандуме.

Сегодня Владимир Воронин говорит, что возвращение к «Меморандуму Козака» видится ему перспективным. «В этом Меморандуме Козака содержатся хорошие и важные моменты. Там было только два пункта, которых я не мог себе позволить подписывать. Необходимо вернуться к этому документу и посмотреть, какие там есть хорошие стороны», – заявил экс-президент и лидер коммунистов.

По мнению румынофилов федерализация и предоставление непризнанной республики политических прав: право голосовать, избираться в молдавский парламент, иметь своих министров в правительстве приведёт к «приднестровизации» Молдавии. Унионисты понимают, что если это произойдёт, то можно забыть о едином государстве с Румынией. Поэтому такие одиозные политики как Михай Гимпу, отрицающие молдавский язык и идентичность, костьми лягут, чтобы не допустить федерализации.

Хотя против федерализации выступил даже лидер ДПМ и спикер парламента Мариан Лупу, которого нельзя упрекнуть в продвижении румынизма в Молдове. «Федерализация Республики Молдова не допустима. Единственный выход – это предоставление приднестровскому региону расширенной автономии в рамках унитарного государства», – заявил председатель парламента Мариан Лупу.

Позиция Путина не известна

После войны на Кавказе и признания Южной Осетии и Абхазии, Россия сразу заявила, что это практика не будет распространена на Приднестровье. Более того, из Москвы последовал сигнал, что Россия уважает территориальную целостность Молдавии и приложит максимум усилий, чтобы урегулировать молдо-приднестровский конфликт мирным путём.

В Кремле прекрасно понимали, что если в Приднестровье России доверяют, то Кишинёв к любым инициативам Москвы относится с большим скепсисом. Возможно, отчасти именно этим можно объяснить тот факт, что Россия согласилась повысить роль Евросоюза в молдо-приднестровском конфликте и эту роль взяла на себя Германия.

На встрече экс-президента России Дмитрия Медведева и канцлера Германии Ангелы Меркель в немецком городке Мезеберге в 2010 году, впервые прозвучало, что Россия и Германия попытаются решить проблему Приднестровья благодаря трансформации Молдовы из унитарного государства в федерацию. России удалось убедить немецкую сторону, что решение конфликта возможно только благодаря движению в этом направлении. Но и российская сторона тогда согласилась пойти на компромисс.

По мнению российских и молдавских аналитиков Дмитрий Медведев был не против вывести из Приднестровья 14 армию и заменить российских военных международной гражданской миссией под эгидой ОБСЕ. Можно сколько угодно говорить, что экс-президент Медведев пребывая на этом посту, был всего лишь послушным выразителем интересов своего могущественного друга Владимира Путина. Но далеко не факт, что новый старый президент Путин разделяет те же планы в отношении Приднестровья, что были у администрации Медведева.
Синица в руках или журавль в небе?

Стоит напомнить, что 2003 году проект федерализации как раз и не был подписан из-за того, что Молдова, а скорее Запад были категорически против нахождение российских военных в регионе. Готов ли Владимир Путин пойти на размен – федерализация Молдовы взамен на вывод российских войск?

Трудно поверить, что Путин откажется от российской базы на территории непризнанной республики, не получив реальных гарантий, что Приднестровье получит особый статус в составе Молдовы и откажется от планов объединения с Румынией.

Во-первых, такие гарантии вполне могут быть даны, но исключительно ради того, чтобы Россия убрала своих военных. Во-вторых, после того как Россия выведет остатки 14 армии из Приднестровья, никто не помешает Кишинёву продолжить интеграционные процессы с Румынией, учитывая нынешнее прорумынское правительство и парламент, скорее всего так и будет.

Таким образом, Россия, выведя свои войска и потеряв зону своего влияния, уже не сможет помешать затянуть Приднестровье в румынское пространство, куда так рвётся Молдова. На чьей стороне будет Запад объяснять не стоит. И любые попытки России защитить Приднестровье будут восприниматься ЕС как вмешательства во внутренние дела Молдавии.

Логика России понятна, путём федерализации, благодаря Приднестровью, распространить своё влияние на всю Молдову. В Кремле, имея синицу в руках, тоскуют по журавлю в небе, но как бы не получилось так, что погнавшись за журавлём в небо, Москва потеряет уже то, что имеет – Приднестровье. Население региона, который на протяжении 20 лет ориентируется исключительно на Россию.

2000.net.ua

Обсудить