Коммунисты помогают либералам «освобождению Республики Молдова от советского прошлого» ?

Не успела молдавская общественность придти в себя после откровенно антидемократической выходки трех парламентских фракций парламента, представляющих либерально-демократический правящий Альянс «За европейскую интеграцию», принявших 12 июля с.г. постановление о запрете в нашей стране коммунистической идеологии и эмблемы «Серп и Молот», как на её голову обрушилась новая напасть: депутаты фракции ПКРМ заявили, что готовят законодательную инициативу, поддержанную лидером партии Владимиром Ворониным, о принятии Закона о люстрации.

Судя по предшествовавшему этой инициативе депутатов фракции ПКРМ заявлению экс-директора СИБ РМ Артура Решетникова о том, что в парламентской фракции Либеральной партии, ставшей инициатором принятия «антикоммунистического постановления», имеется несколько человек, сотрудничавших с органами КГБ СССР-МССР, молдавскими коммунистами движет чувство мести.

К сожалению, это нехорошее и повсеместно осуждаемое чувство оказалось у них настолько сильным, что совершенно затуманило их сознание, а потому они не просчитали, чем может обернуться принятие Закона о люстрации не только для ненавистных им депутатов-либералов, а равно парламентариев из других партийных фракций правящего Альянса, но также и для них самих и, что гораздо хуже и опаснее, для всего молдавского общества.

Лидер ПКРМ Владимир Воронин и его советники и соратники совершенно упустили из вида то очевидное для всех обстоятельство, что, выступая за принятие Закона о люстрации, они, фактически, продолжают развязанную либералами Михая Гимпу «войну с советским прошлым», расчищая в общественном сознании «свободную площадку» для внедрения в него чуждых большинству молдавских граждан националистических, унионистских, антимолдавских и русофобских идей. В общем, как говорится, что те, что другие – «два сапога – пара».

Они совершенно не задумались также над тем, что Закону о люстрации, в случае его принятия парламентом, с неизбежностью последует Закон о запрете на профессии для всех тех молдавских граждан, которые в той или иной мере сотрудничали с «коммунистическим режимом». А это десятки тысяч членов граждан Молдовы, которые честно и добросовестно работали, строили советскую Молдавию.

С точки зрения права, любые люстрационные законы представляют собой сложный юридический казус, так как имеют обратную силу, то есть признают возможность осуждения людей за преступления, которые были совершены ими до принятия этих законов.

Они признают также возможность осуждения за действия, не считающиеся преступными сами по себе (например, за работу в спецслужбах, журналистику и т. п.) при прежнем режиме.

Таким образом, они имеют (практически полное сходство с методами, практикуемыми любыми «тоталитарными режимами» по отношению к своим политическим противникам. Процесс люстрации имеет, например, много черт сходства с пресловутыми запретами на профессии, применявшимися в Германии в 1970-е годы против активистов левых партий, а также с «охотой на ведьм» в США в 1950-е годы.

Даже такие убеждённые противники советской и коммунистической идеологии и системы, как Лех Валенса, Вацлав Гавел, Желю Желев и другие известные демократы решительно возражали против люстрации, боролись за удержание процесса «декоммунизации» и «десоветизации» в узких правовых рамках, предостерегали против сведения счетов с бывшей правящей номенклатурой, а Конференция европейских церквей решительно выступила в защиту прав преследуемых «демократическими властями».

Во-первых, людей глубоко возмущает тот факт, что Закон о люстрации заставляет их отчитываться перед государством о своем прошлом. То есть, в каком-то смысле, государство, называющее себя «демократическим», самым тоталитарным образом заставляет людей заполнять «декларации лояльности».

Во-вторых, граждане этих стран считают, что Закон о люстрации угрожает свободе слова и научной деятельности, так как запрещает людям, которые не представят «декларации о лояльности», в том числе журналистам и преподавателям вузов, заниматься профессиональной деятельностью.

Власти тех стран, где «люстрационный джин» был выпущен из бутылки, сталкиваются сегодня с нарастающими протестами в обществе, поскольку «чистка кадров» затронула многие сотни тысяч их граждан. Всеобщая подозрительность, как во времена формально осуждаемого «тоталитаризма», приобрела форму политического психоза. Все подозревают всех, даже лучших друзей, даже своих родных и близких.

Всё большее число граждан в этих странах начинает понимать, что вместо борьбы с «коммунистическим тоталитарным прошлым», власти, фактически, устанавливают режим нового «демократического тоталитаризма», запрещая им работать по профессии.

Принятие законов о люстрации, например, в Болгарии уже лишило рабочих мест 50 тысяч человек, в Чехии - 80 тысяч, в Литве - 30 тысяч, в Латвии – 65 тысяч, в Эстонии – 28 тысяч, в Польше – свыше 90 тысяч, и процесс «чистки кадров» продолжается.

По мнению значительной части экспертов, гражданское общество Республики Молдова не готово к люстрации. Оно уже прошло тот этап, когда это можно было как-нибудь сделать. Принятие Закона о люстрации сегодня может нанести смертельный удар гражданскому миру и стабильности в стране, ещё более ослабить основы её суверенной государственности.

Нелишне также спросить лидера ПКРМ : Владимира Воронина и его соратников, так яро ухватившихся за порочную во всех отношениях) идею о принятии Закона о люстрации, о том, учитывают ли они в своём безрассудном «законотворчестве» тот немаловажный факт, что многие сторонники ПКРМ были членами КПСС, и они также могут попасть под жернова закона о люстрации.

Обсудить