Очищение или взаимоликвидация?

Главное достижение и главная угроза для Молдовы

Осудив тоталитарный коммунистический режим и запретив его символику, Альянс за европейскую интеграцию (АЕИ) сделал, возможно, самый отчетливый и решительный, но вместе с тем и самый рискованный политический шаг за время своего пребывания у власти. Риски заключаются не только в возможном крахе политической карьеры всех партий – участниц альянса, в том числе их лидеров, но и, прежде всего, в вероятном сворачивании нынешнего курса и перспективы развития Республики Молдова, если таковая действительно существует. Речь о перспективе нашего географического пространства состояться в качестве государства и общества, которую, пока теоретически, предлагает процесс европейской интеграции. Самый главный риск может заключаться в изменении нынешнего европейского вектора. А последнее решение АЕИ делает этот риск вполне осязаемым, если за ним не последуют другие действия, действительно полезные населению страны. Действия неединичные, реальные, быстрые, которые позволили бы гражданам ощутить улучшение их жизни.

И в этом контексте решение парламентского большинства, принятое в минувший четверг, следует рассмотреть в нескольких плоскостях.

Элементы взаимной политической ликвидации

С тактической точки зрения, принятие решения об осуждении тоталитарного коммунистического режима и, в частности, запрете соответствующей символики относится к долгой череде действий молдавского политического класса, направленных на взаимную ликвидацию определенных политических сегментов в разные периоды времени. "Имейте совесть, это проект по нашему устранению из избирательного поля!" - обратился к депутатам от АЕИ лидер Партии коммунистов (ПКРМ) Владимир Воронин, который, как правило, оставляет роль парламентского глашатая коллегам по фракции. Схожим образом отреагировал и лидер группы социалистов в законодательном органе Игорь Додон, обвинивший парламентское большинство в использовании антидемократических методов борьбы с оппозицией. Но ни Воронин, ни Додон, ни многие другие политики и аналитики не приняли или не захотели принимать во внимание, что АЕИ, опять же с тактической точки зрения, лишь нанес Партии коммунистов ответный удар за масштабную и агрессивную кампанию с привлечением широких масс людей, целью которой был реальный раскол правящей коалиции под предлогом "узурпации власти". Даже вернувшись в парламент, Владимир Воронин и все без исключения коммунистические лидеры по любому поводу заявляют, что АЕИ не доведет свой срок полномочий до конца под давлением мер, организуемых ПКРМ. Недобрый умысел ПКРМ против АЕИ и партий-участниц самым естественным образом проявился сразу после принятия решения об осуждении тоталитарного коммунистического режима. "Дуб с эмблемы ЛДПМ надо срубить, а человечков с символа ЛП – ликвидировать", - сказал прессе Владимир Воронин, и не думается, что это была легкая ирония. В свою очередь Игорь Додон открыто и неоднократно объявлял, что ставит целью сбить с политических рельс представленную ныне в парламенте Либеральную партию. А за несколько дней до запрета коммунистической символики депутат ПКРМ Григоре Петренко окрестил депутатов от АЕИ "прислужниками гестапо", и всем прекрасно известно о том, какая судьба может ждать таких "прислужников". В этой ситуации АЕИ и в особенности ЛП, автор законодательных проектов об осуждении тоталитарного коммунистического режима и запрете его символов, находилась в позиции законной самозащиты.

Ответный удар был выполнен безупречно с точки зрения политических технологий, и в этом плане политтехнологи АЕИ показали себя хорошими учениками технологов ПКРМ. В частности, парламентскому голосованию не предшествовало много дискуссий внутри АЕИ, как это случается обычно, а решение было принято под занавес весенне-летней сессии парламента, что не оставило коммунистам особого пространства для реплик и маневров, к тому же и общество, и институты государства входят в самый жаркий и в то же время самый апатичный период – время отпусков. Главное же заключается в том, что АЕИ подкинул коммунистам "работки", предоставив им другое занятие вместо действий по подготовке к свержению правящего альянса, возможно, при поддержке народных масс, увеличение масштаба которых ожидалось к осени, к "холодному сезону". АЕИ не стал спокойно дожидаться конца, а в свою очередь предпринял соразмерные контрмеры. Почти как в старом анекдоте: Две семьи живут под одной крышей. Глава одной из семей ворочается и никак не может уснуть. Жена: Ну что такое? Муж: Завтра утром надо возвращать соседу долг, а денег нет. Жена: И из-за этого ты не спишь? Женщина стучит в стенку: "Слышишь, сосед, муж мой тебе должен завтра долг возвращать? Так вот, он его не вернет!". Мужу: "А сейчас пускай он не спит..."

Технически такой маневр можно назвать "политическим домогательством" или, точнее, "попыткой политической ликвидации". Именно так охарактеризовал ситуацию внутри молдавского политического класса ныне бывший, а на тот момент действующий специальный представитель Европейского союза в Молдове Кальман Мижеи в интервью Info-Prim Neo, опубликованном еще 1 марта 2010 года: "Важнейшая проблема заключается в том, что на обоих флангах политического поля люди боятся, что в противоположном лагере желают их уничтожения. И все это происходит на фоне чрезвычайно толерантного молдавского общества. Вместе с тем элементарно, что парламентские партии должны вести между собой диалог и воздерживаться от использования оскорбительной лексики в адрес политических оппонентов".

Последние события доказывают, что наши политики все еще не проявляют способности сосуществовать в достаточно тесном, как и сама Республика Молдова, публичном политическом пространстве. Остается задаваться вопросом, а есть ли вообще такая способность у этого поколения политиков? Или нужно "родить" других...

Муки созидания или В поисках идентичности

По сути, решение об осуждении тоталитарного коммунистического режима является очистительным для молдавской политики, хотя оно и было принято с более чем 20-летним опозданием по сравнению с большинством стран бывшего социалистического пространства и части постсоветских республик. Достаточно убедительны слова одного из аналитиков о том, что почти все страны, осудившие прежний режим, уже вошли в Европейский союз или близки к нему, а условия жизни людей в них соответствующие, тогда как остальные государства...

Решение о тоталитарном коммунистическом режиме следует обязательно рассматривать сквозь призму становления современного молдавского общества, поиска идентичности этого общества и каждого отдельного его члена. Проблема идентичности, раздирающее наше общество два с лишним десятилетия, касается не только и не столько того, какой ты национальности и на каком языке говоришь. Прежде всего она касается того, кто ты есть в целом, кем хочешь быть, какова твоя шкала моральных ценностей, по каким критериям ты определяешь для себя добро и зло и др. Ты не можешь любить твоего палача, или палача твоих родителей, твоих дедов, хотя он же внушил тебе или родителям и дедам, что в его время в стране была обеспеченная жизнь. Почему же оказалось так, что даже часть молодого поколения, которая никак не пересекалась с тем палачом, сейчас любит его?.. Или почему хотят обратно, в египетское рабство?..

Вот почему данное решение свидетельствует об определенном уровне зрелости и сплоченности молдавского политического класса, по крайней мере значительной его части. Однако, в целом наш политический класс все еще продолжает жить по законам борьбы "не на жизнь, а на смерть", в условиях "впрочем, чрезвычайно терпимого общества", по словам Кальмана Мижеи...

Угрозы для Молдовы

Многое зависит от того, какой смысл вложил АЕИ в это решение. Если альянс думал лишь о преследовании своих политических оппонентов до их полного уничтожения, то нынешняя власть подставилась под угрозу собственной ликвидации, причем серьезную, как никогда ранее. ПКРМ обязательно очень умело использует это решение для продвижения образа жертвы властей. Ведь жертвы, что естественно, имеют намного большую поддержку, чем «власти-каратели». А это означает, что на следующих парламентских выборах, которые при определенных обстоятельствах могут пройти и раньше, чем через два с половиной года, ПКРМ будет вполне по силам собрать еще большее ядро сторонников и убрать, таким образом, АЕИ законным, демократическим путем, как это уже случалось в новейшей истории независимой Республики Молдова. ПКРМ позовет людей на баррикады, а АЕИ придется предложить что-то людям взамен, причем в очень сжатые сроки. И это "что-то" должно реально улучшить жизнь людей, пока не стало поздно. Это "что-то" можно обеспечить, лишь быстро и должным образом завершив реформы, которые, как утверждается, начались. В первую очередь это касается сфер борьбы с коррупцией, юстиции, улучшения деловой среды и др.

К сожалению, проголосовав за осуждение тоталитарного коммунистического режима, АЕИ в то же время упустил или вернее отказался обеспечить функциональность Национальной антикоррупционной комиссии, которая должна была заняться реальной борьбой с коррупцией среди государственных чиновников, в том числе на самых высоких уровнях. Случайно или закономерно, но в последние часы работы парламента именно Либеральная партия, инициатор антикоммунистического решения, отказалась голосовать за избрание кандидата от гражданского общества на пост председателя комиссии, хотя и получила поддержку ЛДПМ и ДПМ по столь принципиальному и деликатному вопросу, как осуждение коммунистического режима и запрет его символики. Таким образом, шанс начать процесс борьбы с коррупцией был отложен по меньшей мере до конца 2012 года, если не больше. Примерно на столько же, как предупреждают эксперты, отложен и день либерализации Европейским союзом визового режима для молдавских граждан.

За день до решения об осуждении тоталитарного коммунистического режима парламентское большинство проголосовало за бюджетно-налоговую и таможенную политику на 2013 год, положения которой очень озаботили бизнес, иностранных и в том числе европейских инвесторов. Отношения АЕИ с бизнесом остаются напряженными на протяжении всех лет правления, диалог двух сторон напоминает беседу глухого с немым. И все это на фоне экономического кризиса, засухи, повышения цен, налогов и сборов. История показывает, что когда собирается критическая масса недовольства, экономического и социального разочарования, находится свой Аугусто Пиночет, который сбрасывает местного Сальвадора Альенде... Хотя методы бывают разные. Обращение евроинтеграционного курса страны в этом случае не обязательно, но очень и очень вероятно.

Info-Prim Neo

Обсудить