Игорь Додон: «Молдова может оказаться в ситуации Греции»

Позиция нашей партии и моя личная состоит в том, что решить приднестровскую проблему можно только путем федерализации. У нас высказываются две позиции, одинаково неприемлемые. Унионисты (которые стремятся к воссоединению с Румынией) считают, что нужно вообще отказаться от Приднестровья, поставив границу по Днестру. В последнее время их голоса звучат все громче. Есть другие, которые говорят, что Приднестровье можно просто аннексировать и присоединить к Молдове как еще один район.

12—13 июля в Вене состоялся очередной раунд переговоров по приднестровскому урегулированию в формате 5+2. А в минувший уикенд, как утверждают молдавские СМИ, премьер Молдовы Филат и президент ПМР Шевчук вместе посетили Афон. О чем они там молились, можно только догадываться: информации о переговорах практически нет. Накаляется и внутриполитическая ситуация в Молдове: на днях парламент принял решение о запрете коммунистической символики, хотя партия коммунистов пользуется значительной поддержкой населения. Лидер партии социалистов Молдовы, бывший коммунист Игорь ДОДОН рассказал обозревателю «МК» о своем видении процессов на обоих берегах Днестра.

— Игорь Николаевич, именно вы являетесь первоисточником скандальной информации о том, что премьер Молдовы Филат и президент Приднестровья Шевчук при посредничестве Германии обсуждают вопрос о федерализации Молдовы и о вхождении Приднестровья в ее состав на правах субъекта. Ручаетесь ли вы за достоверность этой информации?

— Начнем с того, что позиция нашей партии и моя личная состоит в том, что решить приднестровскую проблему можно только путем федерализации. У нас высказываются две позиции, одинаково неприемлемые. Унионисты (которые стремятся к воссоединению с Румынией) считают, что нужно вообще отказаться от Приднестровья, поставив границу по Днестру. В последнее время их голоса звучат все громче. Есть другие, которые говорят, что Приднестровье можно просто аннексировать и присоединить к Молдове как еще один район. Но это уже невозможно: за 20 лет там выросло новое поколение, которое считает себя приднестровцами и никогда не жило в Молдове. Мы считаем федерализацию единственно возможным решением. Ведутся ли об этом переговоры на высшем уровне? При нынешнем руководстве федерализация Молдовы невозможна. У власти находится Альянс за европейскую интеграцию. Либеральная партия, которая является частью этого Альянса, настроена унионистски. Приднестровье, по мнению либералов, может быть только частью унитарной Молдовы. Либо от него надо вообще отказаться, чтобы не мешало объединению с Румынией.

Но, по информации из наших источников, вопрос федерализации Молдовы сейчас активно обсуждается на разных уровнях в Германии. В том числе и на недавней встрече Шевчука с Филатом. Мы знаем, что Шевчуку этот вариант предлагался.

— Однако из Тирасполя прозвучали официальные опровержения.

— Это неудивительно, ведь лидеры Приднестровья всегда говорили, что оно должно быть независимым государством. Они публично никогда не признаются, будут говорить, что решают конкретные проблемы, ведут политику «мелких шагов»... Надо отметить, что с приходом к власти Евгения Шевчука некоторые проблемы действительно начали решаться.

— Поговорим о внутримолдавской политике. В марте после трехлетнего политического кризиса парламент наконец избрал президента. Это стало возможным благодаря голосам вашей группы — трех депутатов-социалистов, которые ранее вышли из компартии. Почему вы решили поддержать кандидата, выдвинутого правящим Альянсом? Не лучше ли было бы вместе с бывшими соратниками-коммунистами привести страну к новым выборам?

— Не факт, что были бы новые выборы. Альянс не собирался распускать парламент. Провели бы референдум по изменению конституции. Причем уже вышли с инициативой об отмене порога явки, и референдум состоялся бы в любом случае. Даже при явке 7–8%. Избрали бы президента простым большинством голосов, которое у них есть. Мариан Лупу стал бы президентом, унионист Михай Гимпу — спикером. Для нас было принципиально не допустить Гимпу к должности спикера. Они уже получили согласие европейцев на все это. Западные партнеры закрывают глаза на любые шалости Альянса. Никакие реформы не проводятся, коррупция растет, а деньги все равно дают. Потому что Западу нужно показать, что здесь есть «история успеха». «Западники» считают, что им удалось здесь поменять власть в 2009 году, за 2,5 года они вложили сюда более 500 миллионов долларов, и они сделают все, чтобы удержать эту власть.

— Каких же успехов достигла Молдова под властью Альянса?

— Я лично успехов не вижу. Молдова очень скоро может оказаться в ситуации Греции, если будет брать кредиты теми же темпами. Сейчас общий внешний долг Молдовы более 5 млрд. долларов.

— Почему вы со своими соратниками покинули партию коммунистов?

— Ситуация внутри партии коммунистов сложилась так, что мы были вынуждены уйти. У меня был серьезный разговор с лидером партии Владимиром Ворониным, я предложил некоторые изменения в стратегии партии, ее модернизацию. Воронин с этим не согласился. Мы приняли решение создать свой политический проект на левом политическом фланге.

— Чем вы отличаетесь от других политических сил Молдовы?

— Для нас есть несколько принципиальных вещей. Во-первых, мы не верим в европейскую интеграцию. Я считаю, что ЕС в нынешнем виде долго не продержится. Я не верю, что Молдова станет членом ЕС. Нам от ЕС нужен безвизовый режим, потому что наши граждане только ради него получают румынское гражданство. Из них 99% не хотят быть румынами. Нам нужна торговля с ЕС. И больше от Европейского союза нам ничего не нужно. Я считаю, что реальные перспективы развития Молдовы — в рамках ЕврАзЭс. Но сейчас нас туда и в единое таможенное пространство не примут. У нас с РФ нет даже общей границы, между нами Украина. После того как Украина примет решение войти туда, появится шанс и у Молдовы.

Второе. В отличие от коммунистов мы поддерживаем идею федерализации Молдовы.

— В чем, по-вашему, ошибки коммунистов Воронина?

— В 2003 году они обещали решить приднестровскую проблему, но прокатили «план Козака». В 2005 году Воронин был «проевропеец» и стал снова президентом при поддержке Бэсеску, Саакашвили и Ющенко. В 2007 году он снова поменял ориентацию и стал пророссийским. В 2009 году мы получили 60 мандатов. Мы все для этого работали, но Воронин послушал своего советника Марка Ткачука и пошел на досрочные выборы.

Обсудить