Виталий Андриевский: Главное, что мы, наконец, движемся навстречу друг другу

Главное, что мы, наконец, движемся навстречу друг другу. Каждый должен вырыть свою часть туннеля. При этом было бы очень хорошо, чтобы обе части этого туннеля в итоге сошлись, а не разминулись.

В субботу, 28 июля руководитель информационно-аналитического портала, доктор истории Виталий Андриевский принял участие в работе международного научно-экспертного форума «Миротворческая операция на Днестре в контексте геополитических вызовов современности», который состоялся в Тирасполе.

Мероприятие организовано Российским институтом стратегических исследований (РИСИ) совместно с Приднестровским государственным университетом имени Т. Г. Шевченко и приурочено к празднованию 20-ой годовщины со дня официального начала миротворческой операции в зоне молдавско-приднестровского конфликта. В Форуме приняли участие ведущие эксперты, политики, дипломатические работники, общественные и военные деятели из России, Приднестровья, Молдовы, Украины и других стран.

Ниже публикуются тезисы выступления руководителя информационно-аналитического портала, доктора истории Виталия Андриевского перед участниками мероприятия:

Уважаемые коллеги!

1.

Позвольте мне начать своё выступление со слов благодарности всем воинам - миротворцам от России, Молдовы и Приднестровья за то, что сегодня на Днестре ни в кого не стреляют и никого не убивают, потому что вы принесли сюда мир и храните его уже 20 лет. «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими», - сказано в «Евангелии от Матфея».

Мы все хорошо осознаём, что воины - миротворцы в июле 1992 года не только принесли мир и обеспечили безопасность на берегах Днестра, но и, что особенно важно подчеркнуть, охладили горячие головы тех безответственных политиков, которые для того, чтобы отвлечь народ от реальных проблем, чтобы любой ценой удержаться у власти, были готовы развязать «маленькую победоносную войну».

Развязать её для того, чтобы попытаться утопить в крови невинных людей свою профессиональную некомпетентность и непригодность, списать на неё нерешенные ими проблемы экономики, социальной сферы.

Хочу особо отметить, что в течение всех этих 20-ти лет, с самого первого дня размещения миротворцев на Днестре и по сей день, даже самые буйные головы больше не предлагали военным путем решить проблему отношений между Кишиневом и Тирасполем. В этом мы видим, прежде всего, важнейшую роль миротворцев.

В силу этого важнейшего обстоятельства, миротворческая операция в Приднестровье, по оценкам международных экспертов, является наиболее эффективной среди всех других подобных операций в зонах «замороженных» конфликтов от Дарфура до Тимора.

2.

Для того, чтобы объективно и всесторонне оценить миротворческий процесс в Приднестровском регионе, необходимо, прежде всего, чётко понимать, почему и зачем здесь появились миротворцы, была ли вообще какая-либо иная альтернатива решению ввести сюда миротворческие силы.

Конечно, если говорить об альтернативе миротворческой операции, то она, безусловно, была, поскольку альтернатива миру – это война. Не исключено, что были тогда сторонники и такой, с позволения сказать, «альтернативы». Возможно, они есть даже и сейчас. Но такие, сомнительные во всех отношениях, сценарии просто не хочется обсуждать, так как они слишком далеко выходят за грани добра и зла.

Что же касается появления на Днестре в июле 1992 года российских воинов-миротворцев, то они, в отличие, например, от американских солдат, которые без приглашения вторглись в Ирак в поисках мифического «оружия массового поражения», которого там не было, пришли сюда по приглашению Кишинева и Тирасполя и только для того, чтобы остановить братоубийственную войну, жертвы которой к тому моменту исчислялись многими сотнями убитых и тысячами раненых людей, в том числе мирных жителей – стариков, женщин и детей. И они её – вместе с молдавскими и приднестровскими воинами-миротворцами - остановили.

3.

Справедливости ради, необходимо особо отметить, что решающую роль в предотвращении разрастания кровопролитного вооруженного конфликта на Днестре до масштабов гражданской войны сыграла Российская Федерация, активно поддержанная соседней Украиной.

Не берусь судить, действительно ли генерал Александр Лебедь, обращаясь в те трагические дни к офицерам 14-ой Российской Армии, произнес фразу, ставшую исторической: «Позавтракаем в Тирасполе, пообедаем в Кишиневе, а ужинать будем в Бухаресте».

Могу лишь констатировать тот, всем известный факт, что многие «горячие головы», которые были одержимы неуёмным желанием продолжить войну «до победного конца», даже если он это не говорил, все равно это услышали. Услышали и сильно поостыли.

Говорят даже, что некоторые работники Посольства Румынии в Молдавии после этого срочно отбыли на историческую родину. Так сказать, от беды подальше, на всякий случай.

4.

В последнее время всё чаще приходится слышать вопрос, в чем, собственно, заключается миссия миротворцев на Днестре? Не только простые граждане, но подчас и некоторые политики либо не понимают, либо просто не хотят понять, чем конкретно занимаются миротворцы.

Во-первых, миротворцы решают главную задачу – поддерживают мир в этом регионе. А вот каким должен быть этот мир, как обустроить эту землю, должны решать сами политики. Присутствие миротворцев дает им мощный импульс решать все проблемы только мирным путем.

Во-вторых, миротворцы проводят большую работу по очистке региона от мин, снарядов, различных видов оружия, противозаконно находящего на руках у населения в Зоне безопасности после завершения конфликта.

С момента начала миротворческой операции в июле 1992 года и по настоящее время миротворцами было разминировано 12 128 взрывоопасных предметов. Из них 2 853 противотанковых мин, 5 911 противопехотных мин и 222 фугаса разной мощности.

С 1992 года и по настоящее время у населения изъято 216 единиц стрелкового оружия, 41 гранатомет, 1234 гранаты, около 135 тысяч патронов, а также разного рода холодное оружие.

В-третьих, важным направлением деятельности СМС является поиск людей, пропавших без вести во время войны 1992 года. Для этих целей создана Объединенная оперативно-следственная группа.

С 1 сентября 1992 года было найдено 63 человека, 5 были установлены в живых, еще 40 остаются в списках без вести пропавших. За годы деятельности Объединенной оперативно-следственной группы было эксгумировано 234 трупа, 58 из них были опознаны и перезахоронены.

5.

Особое внимание следует обратить на тезис о том, что главная задача миротворцев - обеспечивать мир, а не подменять политиков, которые сами должны договориться между собой, каким будет этот мир.

Почему, на мой взгляд, так важен сегодня этот тезис?

Прежде всего, потому, что противники миротворческой операции на Днестре, а такие, скажем прямо, есть и в Кишиневе, и в некоторых европейских столицах, выступая «за вывод миротворцев», придумывают для оправдания своей позиции разные мифы.

Например, они утверждают, что миротворцы, дескать, «не способствовали решению проблемы урегулирования Приднестровского конфликта».

Но разве это была их задача? Разве им кто-то давал поручение искать и найти выход из этого кризиса? Конечно же, нет!

Поэтому заявления такого рода, по моему мнению, это достойная всяческого осуждения, абсолютно негодная попытка переложить проблему с «больной головы» политиков, которые никак не могут договориться и найти решение, которое нормально было бы воспринято и на левом, и на правом берегу Днестра, на здоровую голову, то есть на воинов-миротворцев, создающих все условия для того, чтобы политики в комфортных и безопасных условиях мира могли между собой договориться.

Или, например, некоторые политики утверждают, что миротворцы якобы «на своих штыках держали режим Смирнова». Не было бы миротворцев, - говорят они, - и он бы быстро пал, после чего все проблемы были бы тут же успешно решены.

Свежо предание, да только реалии жизни показали совсем обратное, а именно: «режим Смирнова» зависел вовсе не от наличия или отсутствия в Приднестровье миротворцев. Он зависел, прежде всего, от поддержки приднестровского народа.

Власть в Тирасполе, как известно, поменялась, но вовсе не по желанию миротворцев, а по воле самих приднестровцев. Так что, этот миф рассыпался сам по себе.

Складывающаяся вокруг миротворческой операции в Приднестровье ситуация всё более напоминает описанную в классической басне Эзопа «Волки и Овцы», где говорится о том, как Волки предложили Овцам вступить в переговоры о дружбе и вечном мире, но только после того, как Овцы изгонят из стада охранявших их сторожевых Псов, которые, по версии Волков, и были главной причиной всех прежних раздоров.

Послушавшись Волков, доверчивые Овцы изгнали сторожевых Псов. Однако, вместо продолжения переговоров с ними о вечном мире и дружбе, Волки ночью напали на стадо и сытно закусили зарезанными ими Овцами. Как говорится, сказка ложь, да в ней большой намек…

В этой связи нелишне вспомнить ещё одну весьма поучительную историю, когда высшее руководство Республики Молдова 7 апреля 2009 года, демонстрируя своё миролюбие, сняло полицейскую охрану со зданий Парламента и Президентуры, надеясь на то, что после этого все участники разгоревшегося конфликта успокоятся, сядут за стол переговоров и начнут искать пути выхода из кризисной ситуации.

Однако, вместо мирных переговоров начались дикие погромы и мародерство. Сегодня разграбленные здания Парламента и Президентуры нефункциональны.

Вот и возникает вопрос: неужели кто-то хочет повторить этот печальный опыт на берегах Днестра? Не пора ли, наконец, серьёзно задуматься о том, к каким тяжким последствиям всё это может привести?

6.

Говоря о миротворческой операции, нельзя не затронуть тему присутствия российских войск на территории Приднестровья.

На сегодняшний день в Приднестровье находится Оперативная группа российских войск численностью около 1,5 тысяч военнослужащих.

Она была создана 1 июля 1995 года на базе реформированной 14-й Гвардейской Армии, которая после распада СССР была переведена под юрисдикцию России.

Основными задачами ОГРВ являются участие в миротворческой операции на Днестре и охрана складов с боеприпасами вблизи приднестровского населенного пункта Колбасное.

До 2003 года с этих складов было вывезено в Россию примерно 22 тысяч тонн снарядов. На данный момент здесь остаются еще 21,5 тысяч тонн принадлежащих РФ боеприпасов, свезённых сюда после вывода советских войск из стран Восточной Европы.

ОГРВ призвана оперативно реагировать на внезапные изменения ситуации в регионе.

Знаю, что эта позиция, мягко говоря, не очень популярна в Кишиневе. Но не могу при этом не согласиться с теми, кто считает, что сам факт пребывания российских войск в Приднестровье способствует сохранению мира на обоих берегах Днестра и создает хорошие условия для переговорного процесса и политического диалога, для урегулирования противоречий между Кишиневом и Тирасполем.

Власти Приднестровья заявляют о недопустимости вывода военного контингента РФ, подчеркивая, что российское военное присутствие играет стабилизирующую роль в регионе.

Совсем иная позиция у официального Кишинева, который категорически требует вывода российских войск. По этому вопросу в Молдове отмечено практически полное единомыслие и у власти, и у оппозиции.

Андрей Стратан, министр иностранных дел РМ в период правления Партии коммунистов, выполняя инструкции её лидера, президента Владимира Воронина, заявил в 2005 году, что российские войска «находятся на территории Молдовы против ее воли» и «мешают укреплять её безопасность», а неурегулированность Приднестровского конфликта соответствует «политическим и мафиозным интересам некоторых иностранных сил».

Интересно было бы сегодня спросить у Воронина, о каких это «иностранных мафиозных силах» говорил его министр!?

К «полному и безусловному» выводу российских войск из Приднестровья призвал, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, и сам президент Республики Молдова Владимир Воронин.

«Мы полны решимости продолжать усилия, направленные на восстановление национального достоинства, суверенитета и территориальной целостности нашей страны», - заявил молдавский президент Воронин, обращаясь к участникам проходящего в рамках Генассамблеи «Саммита-2005».

По его словам, «без ликвидации иностранного военного присутствия, без демократизации и демилитаризации Приднестровья, без государственного контроля над границами по периметру этой территории будет невозможно урегулировать конфликт, положить конец контрабанде оружия, наркотиков и людей и принести стабильность и безопасность в эту часть европейского континента».

Вполне солидарен с позицией лидера Партии коммунистов Владимира Воронина и лидер Либеральной партии, входящей в правящий Альянс «За европейскую интеграцию», Михай Гимпу.

По его словам, «с начала конфликта в Приднестровском регионе прошло уже почти 20 лет, ситуация изменилась, и теперь никто не хочет воевать. Это не очень правильно, сохранять российские войска в Молдове, потому что есть какие-то опасения. Русская пословица гласит, что «Где стоит чужой солдат, там пахнет порохом».

Но у жителей Приднестровья позиция в этом вопросе диаметрально противоположная, и руководство региона не может с ней не считаться.

На референдуме в 1995 году более 90 процентов приднестровцев проголосовали за присутствие российских войск в Приднестровье. Это решение было подтверждено ими в 2006 году, когда более 97 процентов жителей страны высказались за интеграцию с Россией, за ее экономическое и военное присутствие в Приднестровье.

Более того, гражданское население Приднестровья не допускает, чтобы Россия выводила свои войска. И способ для этого им найден. Это перекрытие всех путей вывоза боеприпасов.

Что делать в этой ситуации?

Один российский дипломат так высказался по этому поводу: «Российский контингент находится там не потому, что этого так сильно хочет Россия, а потому, что он выполняет очень важную миссию – охраняет огромное количество боеприпасов. Их вывоз был прекращен из-за того, что прежнее руководство Молдовы в 2003 году сорвало подписание известного «Меморандума Козака».

Коснувшись размещения на Левобережье Оперативной группы российских войск, он назвал его присутствие «символическим»: «Россияне находятся там для того, чтобы избежать «расползания» боеприпасов со складов в Колбасне.

С одной стороны, Москва обозначает, что она не разрешает трогать свое оружие, а с другой, Тирасполь не позволяет его вывезти.

Ситуация несколько патовая, но она существует уже не первый год, и никакой нашей заинтересованности в существовании этих складов нет».

По моему мнению, признавая все выше названные реалии, из этой ситуации всё-таки необходимо искать выход, который мог бы содействовать решению этой застарелой проблемы.

Один из вариантов состоит в том, чтобы узаконить присутствие российских войск в Приднестровье через подписание соответствующих соглашений между Кишиневом и Москвой.

В этом соглашении надо будет определить условия нахождения российских войск и сроки их вывода. Если при этом российские войска определяются как «военная база», то необходимо будет ввести плату за их нахождение в этом регионе.

Возможны, конечно, и другие варианты. Например, придание воинам ОГРВ статуса миротворцев, расширив их функции, включив их и в охрану складов с боеприпасами.

Главное, чтобы к этому была политическая воля. Тогда любые проблемы можно будет успешно решить.

7.

Судьба миротворцев

Здесь позиции Кишинева и Тирасполя сегодня также во многом не совпадают.

В октябре 2007 года министр иностранных дел Молдовы Андрей Стратан, выступая с трибуны ООН, заявил, что российских миротворцев, которые находятся в Приднестровье, следует немедленно заменить на «многонациональную гражданскую миссию».

Президент Республики Молдова Владимир Воронин тогда же заявил, что находящиеся в зоне безопасности на Днестре миротворческие силы в нынешнем формате «исчерпали свою роль, поэтому в настоящее время возникла необходимость в ином миротворческом механизме».

Воронин высказался также за привлечение гражданских наблюдателей к миротворческой операции в этом регионе. Он отметил, что действия в этом направлении могли бы стать важным шагом на пути к восстановлению территориальной целостности Молдавии.

Председатель парламента РМ Мариан Лупу заявил о необходимости вывода российских войск из Приднестровья.

«Вывод российских войск является обязательным условием для урегулирования конфликта», - заявил Мариан Лупу, выступая в Кишиневе на международной конференции по теме «Разрешение замороженного конфликта: правовые аспекты сепаратистского кризиса в Молдавии».

«Реальную демократизацию Приднестровского региона можно будет начинать лишь после вывода российских войск, после демилитаризации региона и упразднения структур региона по подавлению демократических ценностей. Без этого невозможно говорить о демократизации региона и, соответственно, о проведении демократических выборов или референдумов», - сказал Мариан Лупу.

Новый президент Республики Молдова Николай Тимофти также заявил, что миротворческий процесс, в котором участвует Россия, «исчерпал себя и стал опасным».

Противоположную позицию занимают официальный Тирасполь, а также жители этого региона. Они заявляют, что встречали миротворцев цветами, а провожать их пока не намерены.

По их мнению, вывод миротворцев может привести лишь к новому обострению ситуацию. И, как следствие, к новому вооруженному конфликту.

Многие зарубежные эксперты обращают внимание на сложность решения этой проблемы. По их мнению, у сторонников вывода российских миротворцев нет четких представлений о каком-либо ином мандате, альтернативном действующему формату миротворческой операции.

Вывести миротворцев, конечно, можно. Но как бы потом не пришлось вспоминать известную русскую поговорку: «Что имеем — не храним, потерявши — плачем».

Давайте лучше зададимся вопросом: чем и кому мешают сегодня миротворцы на Днестре? Не думаю, однако, что мы получим на него вразумительный ответ.

Попробуем лучше сравнить миротворцев с охраной руководителей страны. Представьте себя, что на встрече Филата и Шевчука, вместо обсуждения проблем экономического и социального сотрудничества, начинают обсуждать проблему численности их охраны, необходимость этой охраны, необходимость замены офицеров охраны на более миролюбивых вахтеров из студенческих общежитий. Скажите, абсурд! А разве не абсурд обсуждения замены миротворцев, которые блестяще выполняют свои функции, на другие силы?

А ведь предлагаемая замена воинов-миротворцев на «гражданских лиц» - это примерно такой же ущербный сценарий: вместо того, чтобы сосредоточиться на проблеме урегулировании конфликта, они требуют вывода миротворцев, замены их «штатскими» лицами.

Неужели они не понимают, как нелепо выглядят их странные требования убрать миротворцев «для ускорения решения проблемы урегулирования отношений Кишинева и Тирасполя»!?

Плоды миротворчества: что делать?

Премьер-министр Республики Молдова Владимир Филат и президент Приднестровья Евгений Шевчук сегодня много делают для того, чтобы шаг за шагом решать «малые дела».

Именно эти «малые дела» - решение проблем пассажирских и грузовых перевозок, охрана экологии Днестра, модернизация мостов, признание дипломов и других документов, налаживание нормальное телефонной связи и т.д. являются путем к установлению мер доверия.

Главное, что мы, наконец, движемся навстречу друг другу. Каждый должен вырыть свою часть туннеля. При этом было бы очень хорошо, чтобы обе части этого туннеля в итоге сошлись, а не разминулись.

Свою лепту в этот процесс могло бы внести и гражданское общество. Предлагаю создать постоянно действующий форум представителей гражданского общества Молдовы и Приднестровья, при участии России и Украины, для обсуждения и совместной реализации проектов, направленных на сближение двух берегов.

Давайте, например, объединим усилия, и создадим совместно с представителями гражданского общества Украины движение «За Евразийский Союз». Это очень важно, так как мы понимаем, что без участия Украины, будучи территориально отсечены от стран Таможенного союза, нам трудно будет принять участие в проекте по созданию Евразийского экономического союза. Давайте подуем о создании совместного Евразийского института, который займется изучением места и роли нашего региона, его перспектив в Евразийском союзе.

Необходимо серьезно начать обсуждать и по возможности решать вопросы экономической реинтеграции двух берегов, налаживания гуманитарных связей.

Все нам надо осознать, что объединив усилия, мы сообща сможем ответить на вызовы времени, сможем решать экономические и социальные проблемы. И когда мы это поймем, когда увидим, что объединение усилий дает эффект, от этого выигрывает народ, тогда мы легче найдем политическую форму реинтеграционной модели.

Знаю, что далеко не все Кишиневе эти идеи сегодня поддержат. Например, идею строительства Евразийского экономического союза. Уверен, чтобы будет сопротивление идеям реинтеграции с Молдовой и в Тирасполе.

Но я убежден, что это правильный путь. И по нему надо начинать движение. Дорогу осилит идущий

У нас есть мир. А если есть мир, обязательно придет и согласие.

Еще раз спасибо вам, миротворцы, за вашу важную и ответственную миссию!

Обсудить