Румынский тест на европейскость

На этой волне в штабе СЛС вызрел невиданный доселе по своей дерзости план захвата власти в стране. Воспользовавшись уязвимостью президента, в начале июля с.г. с нарушением парламентского регламента были сменены пропрезидентские главы обеих палат парламента и омбудсмен, а через несколько дней от своих обязанностей был отстранен и сам Бэсеску с мотивировкой «за систематическое нарушение конституции Румынии». Главная цель Виктора Понты — проведение досрочных президентских выборов одновременно с парламентскими уже осенью с.г.

Еще несколько месяцев назад Траян Бэсеску, казалось, был незыблемым авторитетом как внутри Румынии, так и для всех румын за ее пределами. Ведь этому политику страна обязана своим триумфальным вступлением в ЕС в 2007 году, пусть даже и в качестве «второсортного» члена этого элитного клуба. (Напомним, что в отношении Румынии и Болгарии до сих пор действует установленный Брюсселем Механизм сотрудничества и контроля, а граждане этих стран так пока и не могут в полной мере воспользоваться «четырьмя свободами» Союза, в частности, свободой выбора места жительства и трудоустройства.) Когда в 2011 году Бэсеску договорился с Вашингтоном об установке на румынской территории элементов системы ЕвроПРО, многие подумали, что теперь и Румыния, и ее президент получили пожизненную индульгенцию и гарантии безопасности от США. Однако ничего вечного не бывает, и 29 июля в стране пройдет референдум об отставке президента.

Сейчас в это трудно поверить, но еще в начале года президент полностью контролировал ситуацию в стране, имея уверенное большинство в парламенте, а также де-факто карманных премьер-министров — Емила Бока и Михая Резвана-Унгуряну (которого многие прочили в преемники Бэсеску). Увлекшийся большой политикой Бэсеску, однако, забыл, что народу постоянно нужны «хлеб и зрелища». В результате правительственной политики «затягивания поясов» в январе с.г. Румынию охватила волна многотысячных акций протеста врачей, военных пенсионеров, студентов и т.д. Тогда Бэсеску повезло, протесты были скорее стихийными, не были консолидированы единым руководством и целью, поэтому пар удалось выпустить, поменяв правительство.

Тогдашняя оппозиция в лице Социал-либерального союза (СЛС) решила, что промедление будет смерти подобно, и начала активно действовать с оглядкой на приближающиеся местные (июнь) и парламентские (октябрь) выборы. Практически за месяц СЛС самыми разными путями удалось переформатировать парламентское большинство — «тушки» из пропрезидентской коалиции, как по команде, массово переходили в стан социал-либералов. Это позволило в конце апреля отправить в отставку правительство во главе с подающим большие надежды премьером Михаем Унгуряну. Молодого политика, можно сказать, подстрелили на взлете: поводом для отставки стали обвинения в лоббировании интересов американских корпораций в вопросе добычи сланцевого газа на территории Румынии и поддержке идеи введения венгерского языка в университете Клуж-Напоки (и пусть румыны после этого попробуют предложить нам отрытие мультикультурного университета в Черновцах с преподаванием на румынском языке…).

Новым премьером в начале мая с.г. стал лидер вчерашней оппозиции, а теперь новой парламентской коалиции Виктор Понта. Наивный Бэсеску, еще несколько месяцев до этого заявлявший, что ни при каких обстоятельствах не назначит Понту премьер-министром, вынужден был сделать это, втайне надеясь, что до парламентских выборов новый премьер успеет растерять весь свой электоральный авторитет.

После назначения Виктора Понты премьером на их отношения с Бэсеску нельзя было смотреть без улыбки — ситуация уж очень напоминала тандем Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко образца 2008–2009 годов. Вся Европа тогда говорила украинцам, мол, умерьте свои амбиции и образумьтесь, если хотите продолжить движение в ЕС. Сегодня аналогичный пример подала одна из стран—членов Евросоюза, надеявшаяся к тому же до конца этого года вступить в Шенген и избавиться от унизительной процедуры внутриеэсовского мониторинга. Один из самых ярких публичных диспутов возник вокруг того, кто возглавит румынскую делегацию во время июньского заседания Европейского Совета — президент или премьер. Премьер говорил, что будут обсуждаться вопросы финансовой перспективы ЕС на ближайшее будущее, поэтому Румынию должен представить именно он. А президент ссылался на конституцию, где сказано, что Румынию во внешних сношениях представляет глава государства. Премьер заявлял на весь мир, что у него есть мандат парламента представлять Румынию на заседании Европейского Совета, в то время как Бэсеску такого не имеет и будет представлять лишь себя в личном качестве. В ответ Бэсеску апеллировал к конституционному суду, на что премьер во всеуслышание заявил, что не подпишет разрешение на вылет президентского самолета из Бухареста в Брюссель. В итоге Румыния была представлена на этом мероприятии премьер-министром.

Результаты местных выборов 10 июня с.г. продемонстрировали убедительную победу СЛС над считавшейся пропрезидентской Демократическо-либеральной партией. И это менее чем за полгода до парламентских выборов. Такой расклад развеял сомнения даже у самых осторожных парламентских «тушек» в целесообразности перехода под знамена СЛС.

На фоне этих политических побед команду Виктора Понты не радовала только экономика. Лишь в мае с.г. из румынской экономики было выведено порядка 2 млрд. евро, на что местная валюта практически сразу отреагировала двухпроцентным падением. Помимо этого, в мае Румынией был достигнут антирекорд по привлечению ПИИ — меньше 20 млн. евро.

Уровень абсорбции европейских фондов — еще одно крайне слабое место Румынии. Ее правительство ставило себе целью достичь 20-процентного уровня освоения выделенных Румынии в рамках ЕС структурных фондов (в абсолютных величинах составляет порядка 4 млрд. евро), однако на конец этого года страна, скорее всего, успеет освоить не более 6—7%, или до 1,5 млрд. евро.

Безусловно, не стоит все валить на бездарность команды Виктора Понты, во многом такая ситуация предопределена общим отношением иностранных инвесторов к уровню привлекательности бизнес-среды, коррупции и т.п. в Румынии. Сыграли свою роль и кризисные явления в еврозоне. Безусловно, внутриполитическая нестабильность в Румынии, вызванная приближением парламентских выборов, также не способствует росту деловой, в т.ч. инвестиционной активности как минимум до конца этого года. Это в свою очередь оставляет весьма слабые шансы на общее улучшение экономической ситуации в стране. Однако разве все это объяснишь электорату?

В данных условиях Виктор Понта просто вынужден был идти ва-банк: брать власть в свои руки уже сейчас или же расстаться со своими президентскими амбициями раз и навсегда.

На этой волне в штабе СЛС вызрел невиданный доселе по своей дерзости план захвата власти в стране. Воспользовавшись уязвимостью президента, в начале июля с.г. с нарушением парламентского регламента были сменены пропрезидентские главы обеих палат парламента и омбудсмен, а через несколько дней от своих обязанностей был отстранен и сам Бэсеску с мотивировкой «за систематическое нарушение конституции Румынии». Главная цель Виктора Понты — проведение досрочных президентских выборов одновременно с парламентскими уже осенью с.г.

Естественно, команда Виктора Понты постаралась приложить максимум усилий для того, чтобы обставить легитимность процесса отстранения президента от власти, проведя через парламент поправки в действующее законодательство, позволившие отстранить президента от власти простым большинством голосов от общего числа граждан, принявших участие в соответствующем референдуме. А для того чтобы Бэсеску не смог оспорить это решение парламента через конституционный суд, был проголосован законопроект относительно консультативного характера решений КС в отношении действий парламента (весьма сомнительно, что подобные нормы существуют в каких-либо еще государствах мира, уже не говоря о тех, которые претендуют на статус правовых государств. — Авт.). Для верности партнер Виктора Понты по коалиции — новоизбранный председатель сената и он же на данный момент и.о. президента Румынии Крин Антонеску — публично припугнул судей конституционного суда возможностью их досрочного отзыва. Бэсеску вынужден был подчиниться воле парламента, хотя и назвал это действо попыткой узурпации всей сферы юстиции в стране.

Ошеломленные таким беспрецедентным поведением румынского премьера и его команды представители Евросоюза, США, Канады, Венецианской комиссии Совета Европы в один голос осудили действия правящей коалиции. Поездка Виктора Понты в Брюссель с целью «объективного» разъяснения текущей ситуации в Румынии, похоже, мало убедила руководство ЕС в том, что все происходящее не выходит за «красные линии». Некоторые еврочиновники даже заявили о «преждевременности» принятия Румынии в ЕС. Однако Виктора Понту не испугали ни критический тон, ни возможные санкции со стороны ЕК — расширение мониторинга ЕС в Румынии, в частности в сфере юстиции, возможное применение ст. 7 Договора ЕС относительно лишения государства—члена Евросоюза права голоса в Европейском Совете (до этого момента указанная статья ни разу не применялась на практике), а также возможное приостановление выделения средств из европейских структурных фондов.

Если все вышеперечисленные санкции обсуждаются пока теоретически, то критический тон последнего доклада Еврокомиссии в рамках Механизма сотрудничества и контроля в отношении ситуации в Румынии уже стал реальностью, закрыв перед Бухарестом даже гипотетическую возможность присоединиться в этом году к Шенгенскому пространству. В докладе было отмечено, что за пять лет мониторинга Еврокомиссия так и не стала доверять Румынии, поскольку борьба с коррупцией и оргпреступностью фактически не велась, а реформирование сферы юстиции происходило крайне неудовлетворительными темпами.

На сегодняшний день отсутствуют однозначные прогнозы экспертов относительно результатов референдума, однако большинство из них все же говорит о реальной возможности досрочного отстранения Траяна Бэсеску от власти...

zn.ua

Обсудить