О геополитике — и не только. Почему провалился референдум о вступлении в Таможенный союз?

3 июля произошло то, что должно было произойти. Центризбирком после недолгих колебаний заявил, что подписи, представленные Социал-демократической партией для проведения референдума о вступлении нашей страны в Таможенный союз, недействительны. Следовательно, референдум о присоединении Молдовы к ТС не состоится.

Если бы АЕИ разрешил…

После проверки выяснилось, что почти 90%, а именно 198 тысяч подписей, которые представили в ЦИК социал-демократы, не соответствуют нормам. Подлинность подписей Центризбирком проверял, заключив договор с госпредприятием «Registru».

Видимо, СДПМ и сама не поняла, во что ввязалась. Ведь речь шла не о референдуме по проведению новой троллейбусной линии, переименованию улицы или внедрению того или иного школьного предмета. Речь шла об изменении внешнего политического вектора страны, переходе из одной цивилизационной и военно-политической матрицы в другую. На кону были геополитические интересы крупных игроков: ЕС и США — с одной стороны, и ТС — с другой. Ежу понятно, что для Запада Таможенный союз – это проект-конкурент, способный лишить его ресурсов и влияния над странами «второго и третьего мира», воспротивиться формирующемуся под контролем государств «золотого миллиарда» новому мировому порядку. Поэтому правые СМИ, комментаторы, историки и аналитики денно и нощно без устали работают на идею дискредитации России и Таможенного союза в целом. Им важно дискредитировать и механизмы российского влияния («мягкой силы»): русский язык, православие, победу во Второй мировой войне и т. д. Поэтому закрываются русские школы, запрещаются серп и молот, находящиеся на знамени Победы, ограничивается роль русского языка. В то же время воспеваются Запад и все западное, восхваляются ЕС и курс на евроинтеграцию — даже несмотря на то, что сам Евросоюз на грани если не распада (в чем открыто признается премьер-министр Италии), то банкротства. Эти унизительные заискивания перед Брюсселем вызывают недоумение хотя бы потому, что сам Запад и слышать не хочет о принятии Молдовы в ЕС.

Если бы референдум состоялся, то 54% граждан, ратующих, согласно опросам, за Таможенный союз, могли бы дать и левым партиям, и России в целом мощный козырь. Получилось бы, что курс АЕИ на евроинтеграцию не поддерживается народом, а значит, все реформы и евродемагогия альянса не стоят и выеденного яйца. На парламентских выборах 2015 года это бы могло привести партии АЕИ к полному краху.

Более того, референдум означал бы, что идея Таможенного союза пользуется широкой поддержкой на всем пространстве СНГ, в том числе и в странах, объявивших о своем европейском векторе. Это укрепило бы российское влияние в Молдове, ограничив влияние Запада. Этого нельзя было допустить. И не допустили.

Причины провала

Если верить словам Виктора Шелина, АЕИ получил указания «из-за бугра» (госдепа США и Румынии), чтобы «накрыть» референдум любой ценой. Возможно, так оно и было на самом деле. Тем не менее, виновата и сама Социал-демократическая партия. Понятно, что Шелин поспешил и явно недооценил свои силы, взявшись самолично менять геополитический вектор страны.

И это при среднем рейтинге партии в 1,5%! А ведь у СДПМ нет ни своих СМИ, ни мощного админресурса (председателей районов, мэров), ни подготовленных людей, ни денег. Более того, социал-демократы понимали эту акцию как сугубо партийную и электоральную, а не как национальную или геополитическую. Они просто хотели повысить рейтинг перед выборами. Однако альянсу удалось избрать президента. Поэтому референдум с самого начала потерял свою утилитарную, геополитическую цель, превратившись в инструмент пиара для эсдеков.

СДПМ не особо стремилась пригласить к сотрудничеству ПКРМ, ПСРМ, Партию регионов Формузала, «Единую Молдову» и т.д. Ей хотелось самой пожать лавры победителя. Оказавшись не у дел, эти партии не только не помогали, но иногда и саботировали акцию. По крайней мере, эсдеки постоянно обвиняли в этом коммунистов. А ведь здравый смысл подсказывает, что нужно было создать общее движение или комитет, объединить силы и ресурсы, подготовить граждан для этой акции, показать преимущества Таможенного союза. Все это — задача непростая. Поэтому от нее отмахнулись. Из-за самонадеянности социал-демократов идея восточного вектора частично была дискредитирована.

Сейчас на Шелина собираются завести уголовное дело за фальсификацию подписей. Посыл ясный: кто захочет в Таможенный союз, рискует отправиться в тюрьму. Ранее открыли уголовное дело на С. Коропчану. Посыл тот же: кто пойдет против закона о равенстве шансов, отправится туда же, то есть «на Ка-нары». Тот же посыл будет направлен и после событий в Бельцах: кто будет защищать молдавскую государственность, увидит небо в клеточку…

Тем не менее, в своем неистовом порыве скомпрометировать референдум АЕИ явно перегнул палку. Мы бы поняли, если фальшивыми оказались 10-15% подписей: неправильно подписались, перепутали номера, серии паспортов, внесли в списки умерших … И если бы ЦИК признал эту цифру, все бы сказали, что Шелин виноват, что нанял неподготовленных агитаторов и т. д. Но чтобы 90% (около 198 000!) подписей были фальшивыми? Это уже явный перебор. И это уже даже и не смешно. Интерес власти виден за версту. Вероятно, ей хотелось опустить не столько самого Шелина и СДПМ (у которой рейтинг, напомним, и так не заоблачный), сколько идею Таможенного союза. Нужно было показать, что граждане не поддерживают евразийский вектор, для чего эсдекам пришлось прибегнуть к массовым фальсификациям. В принципе, отказав таким грубым образом социал-демократам в проведении референдума, альянс скомпрометировал сам себя.

Аргумент Центризбиркома, что нужно полностью исключать листы, которые в основном заполнены одной рукой, то есть членами инициативной группы, не выдерживает критики. А кто должен был вводить данные? Тем более, что, как утверждает член ЦИК Александр Семенов, был ряд прецедентов, например, в 2009 и 2010 годах, когда независимые кандидаты для участия в парламентских выборах также представили в Центризбирком списки, заполненные сборщиками подписей, а не самими гражданами. Тогда эти списки были одобрены ЦИК, два члена которого были и в его прошлом составе.

Другой причиной, по которой многие подписи были сочтены большинством членов Центральной избирательной комиссии фальшивыми, стало их несовпадение с данными электронного регистра. Но ЦИК не является органом экспертизы, у нас нет специалистов-графологов, которые могли бы установить подлинность подписи, при этом гражданин может менять свою подпись на протяжении всей жизни, отметил Семенов. Значит, был интерес.

Напомним гражданам, что после выборов 2010 года один из членов Центризбиркома начал себе строить фешенебельный трехэтажный особняк. Что построят себе члены Центральной избирательной комиссии после данного акта «гражданской бдительности», остается только гадать.

АиФ

Обсудить