Петру Грозаву: «Кровавое» воскресенье и объединение»

Нравится это кому-то или нет, но то, что произошло в Бельцах в воскресенье ставит на нашей власти клеймо позора, вне зависимости от доли участия России в провокациях и от того, насколько сурово будет наказана агентура Москвы в Республике Молдова – Шелин, Формузал, Додон, Мунтян, Ткачук и другие, кто организовывал и провоцировал столкновения. Кроме того, крайне важно вот что – что в воскресенье власть показала себя слабой.

«Кровавое» воскресенье в Бельцах 5 августа вернуло на первые позиции общественной жизни, экраны телевизоров, в эфиры радиостанций и страницы бумажной и электронной прессы проблему Объединения. И, как и следовало ожидать, взгляды на эту проблему снова разделились. Одни, по старой памяти, продолжают осуждать идею Объединения, другие осуждают сам марш (Марш Объединения, организованный гражданской платформой Actiunea 2012), третьи осуждают и то, и другое. Я совершенно не разделяю мнение тех, кто считает, что «унионистская идеология» устарела и больше не имеет права на жизнь, что она противоречит Хельсинским нормам, вредит отношениям с Россией, и что в условиях глобализации это, скорее, «этно-политическая паранойя», чем реальная возможность. А ведь это мнения, которые мы каждый день слышим и читаем в прессе.

Сообщники Сталина и Гитлера

Самые разные люди периодически выступают на телевидении или по радио и, в зависимости от личных предпочтений и моральных качеств, книг, которые каждый прочел, школы, в которой учился, играют с Историей. Хорошо, если идея Объединения устарела, почему же немцы от нее не отказались? Или они не часть Европы? Или они не подчиняются Хельсинскому договору? А может они не желают добра Европе и им не нужны хорошие отношения с русскими? Великие силы для того и велики, чтобы помогать слабым восстановить справедливость. Тем более что Германия вместе с Россией в 1939 году преступным образом делила сферы влияния в Европе (Пакт Молотова - Риббентропа). В результате этого соглашения присвоили Бессарабию, Северную Буковину и уезд Херца, Финляндию и три балтийские страны. Это был настоящий грабеж. Преступление, которое продолжает оказывать влияние на нашу жизнь на протяжении последних 20 лет. К сожалению, также оно повредило нашу Историческую Память.

На днях российский телеканал рассказал о молодой девушке, которую родители в раннем детстве по настоянию медиков оставили в детдоме. Она родилась слепой. И хотя она никогда не видела свою мать и понимала, что слепота ей этого не позволит, она, на протяжении 30 лет в условиях интерната, на грани отчаяния пыталась найти родителей. И нашла. Зачем ей это, ведь она слепая? – спросит кто-то. Все просто: этого от нее требует нормальный инстинкт. Несмотря на все суровые испытания, она никогда не мирилась с идеей, что она сирота и что это ее судьба. Так и в случае с Объединением – это тот же нормальный инстинкт. Как только мы откажемся от Объединения, мы откажемся от своих корней и станем пособниками преступления, совершенного в 1939 году. Это будет означать, что мы не против принесения Бессарабии в жертву, не против всего того, что произошло после 28 июня 1940 года. Отказавшись от идеи Объединения мы должны будем отказаться и от осуждения всего, что произошло к востоку от Прута в период оккупации. Это правило. Это то, чего хочет и всегда хотела Россия. И этого же требуют Шелин, Додон, Формузал, Мишин и все остальные их сторонники, кто борется против Объединения.

Объединение Германии произошло не на улицах

Не думаю, что сама по себе идея Объединения представляет собой проблему. Проблема заключается в том, как требуют Объединения. Я (больше) не являюсь сторонником уличных шествий – громких и скандальных с требованием Объединения, хотя раньше я и сам так поступал. Но это время прошло, так как улица уже не та. Кроме того, Германия объединилась не так. Марши сторонников объединения были к месту в конце 80-х, начале 90-х, когда у нас не было президента, парламента, правительства, министерства иностранных дел, послов по всему миру, когда ООН, СЕ и ЕС ничего не знали о Республике Молдова, когда Прут не имел никакого отношения к НАТО… или в первые годы создания государства РМ, когда все идеи шли с улицы посредством решений и голоса Народного фронта и Великих национальных собраний. Теперь у нас законная власть, обладающая всеми необходимыми атрибутами и компетенциями, делегированными тем, кто был законно избран народом. У нас есть политический класс (какой есть), который обязался представлять нас, наши интересы. И тогда, что же мы делаем на улицах с теми же лозунгами, с которыми выходили в 80-х? Еще и в области, населенной ностальгирующими по СССР людьми, желающими большей автономии? Воскресный марш в Бельцах выглядел не только странным, но и навязанным. Немцев не выводили на улицы, они ни разу не проводили манифестации за объединение двух Германий. Думаете, не тот случай? Да. За них все вопросы решали те, кто руководил тогдашней Федеративной Республикой. У нас, к сожалению, не было никакой «Федеративной Германии», не было «сателлитов» Германии. У нас другой случай. Тогда, в начале 90-х улица была для нас и президентом, и парламентом, и правительством.

Объединение, самая сильная карта Кишинева

Сегодня у нас есть все: и президент, и парламент, и правительство. Остается нам только одно – перенести вопрос объединения с улицы в парламент, президентуру и правительство. Вот что мы должны сделать. Мы не должны оставлять за властью роль лишь простого наблюдателя, находящегося в стороне от процесса. Думаю, что это слишком большая роскошь для власти – лишь оценивать и комментировать со стороны события в Бельцах и Кагуле, а также те, что были раньше или еще ожидают нас в будущем. Нравится это кому-то или нет, но то, что произошло в Бельцах в воскресенье ставит на нашей власти клеймо позора, вне зависимости от доли участия России в провокациях и от того, насколько сурово будет наказана агентура Москвы в Республике Молдова – Шелин, Формузал, Додон, Мунтян, Ткачук и другие, кто организовывал и провоцировал столкновения. Кроме того, крайне важно вот что – что в воскресенье власть показала себя слабой. А может она это и хотела показать? Может таков был сценарий? Не исключено, что России на руку случай, произошедший в Бельцах перед приездом Ангелы Меркель в Кишинёв. Москва “элегантно” предположит, что случай опасен и для Приднестровья, оправдывая отказ (не её, а Тирасполя) подписать “секретные документы”, которые привезёт Меркель в Кишинёв, и согласно которым вывод войск и боеприпасов из Приднестровья является одним из обязательных условий проекта по федерализации Республики Молдова. Случай, однако, также может оказать услугу и Кишиневу. В ситуации, когда Москва оказывается во всём некогерентной (на уровне заявлений официальных российских лиц) в урегулировании приднестровского конфликта, гражданскому обществу ничего не остаётся, кроме как искать альтернативное решение проблемы: объединение. До тех пор, пока проблема объединения с Румынией будет подниматься в обществе (только не так, как это произошло в Бельцах) у Кишинева в его переговорах с Россией о «приднестровском урегулировании» будет самая сильная карта. Если же от этой идеи откажутся, то у Кишинева больше нечем будет крыть претензии русских на Республику Молдова, идентичную МССР.

Петру ГРОЗАВУ, zdg.md

Перевели с румынского для eNews.md Вера БАЛАХНОВА и Татьяна БУЛГАК

Обсудить