Союз надо было спасти любой ценой. К 21-й годовщине фальшивого путча

19 августа 1991 года противники Советского Союза совершили грандиозную провокацию – инспирировали так называемый путч Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Разумеется, утром 19-го это было известно сравнительно небольшому числу лиц. В то же время поддержать любую попытку сохранения нашей Великой Родины, не останавливаясь перед самыми жёсткими мерами, было делом долга и чести каждого патриота и гражданина. К ним относился и автор этих строк, присягнувший 20 июля 1985 года на полигоне под Бельцами на военных сборах на верность СССР.

Август, 19-е – утро надежды

В 1991 году я был депутатом Парламента Молдовы и членом Президиума депутатского движения всех уровней «Союз». В него входили все те, кто встал на путь борьбы против разрушения нашей Державы.

Высшее руководство СССР в лице группировки М.Горбачёва, А.Яковлева, Э.Шеварднадзе и им подобных, целенаправленно работавшее на развал страны и пособничавшее националистам, было против нас. Однако в силовых структурах, среди управленцев разного уровня мы имели и немало сторонников. Что касается простых людей СССР, то огромное большинство было за сохранение единого государства. Но замордованные бесконтрольной властью партийного аппарата КПСС, наши сограждане были пассивными и по самому невинному поводу ожидали руководящих указаний из партийных органов.

Однако если в Москве партийная верхушка сознательно разваливала Союз, то в союзных республиках партийный аппарат из числа «национальных кадров» в огромной мере сомкнулся с националистами для обретения несменяемости и бесконтрольной власти. Яркий пример – президент РМ Мирча Снегур, бывший ранее секретарём ЦК КПМ.

И всё же мы, патриоты СССР, встретили утро 19 августа исполненными радости, энтузиазма и жажды очищения Родины от всяческой нечисти.

Дело не в том, что мы, солдаты Страны на местах, проиграли битву. Дело в том, что нам за все дни 19-21 августа так и не дали в неё вступить.

Совещание на Котовского, 37, или ЧК лучше ГКЧП

Судите сами, уважаемые читатели. Утром 19-го руководство Интердвижения «Единство», несколько депутатов Парламента РМ из числа «союзников» собрались в нашей штаб-квартире на Котовского, 37. Обсуждался один судьбоносный вопрос, задававшийся ещё Николаем Чернышевским и Владимиром Лениным: что делать? Ответ на другой вопрос – кто виноват? – был ещё с 1988-1989 годов всем известен: Горбачев со своей шайкой и националисты по республикам.

Мы ожидали, что руководство СССР теперь твёрдо возьмёт в свои руки управление страной, официально отречётся от политического наследия М.Горбачёва и, опираясь на волю подавляющего числа сограждан, раздавит националистов, накажет виновных в развале последних лет и начнёт проводить реформы по развитию малого бизнеса с целью повысить уровень жизни 90% населения Союза.

Мы, со своей стороны, готовы были 19 августа помочь взять под контроль Кишинёв и, если потребуется, оперативно принять участие в управлении молдавской столицей. Обсуждались вопросы закрытия националистических газет, возможного роспуска Парламента, запрета националистических организаций и, в первую очередь, разумеется, Народного Фронта.

Вскоре после начала нашего заседания в штаб-квартиру прибыл один из лидеров «Союза», народный депутат СССР Юрий Блохин. В нашем присутствии он несколько раз звонил в Москву по разным номерам, пытаясь связаться с высокопоставленными чиновниками из различных ведомств и выяснить, что происходит в столице страны и каковы будут конкретные действия ГКЧП по спасению государства, в том числе в Молдавии. Никто ничего не знал и не мог сказать! К обеду 19-го, когда всё стало попахивать фарсом и провокацией, мы разошлись, не имея возможности помочь тем, кто и не хотел ничего предпринимать. Решили делать то, что мы могли делать: развернуть повсеместно интенсивную агитацию во имя спасения СССР.

Даже название «ГКЧП» ничего не говорило советским людям. Помню, коллега-депутат Пётр Шорников, также прибывший утром 19-го на Котовского, 37, пошутил:

- ГКЧП, ГКЧП… ЧК явно звучало лучше!

Мы полностью с этим были согласны.

Уничтожение разрушителей СССР было необходимо

После уличной националистической психопатии 1989-1991 годов мы ожидали увидеть на улицах солдат Советской Армии, бронетехнику, патрули милиции, твёрдо взятой под контроль МВД СССР. Мы также были вправе рассчитывать, что ЦК КПМ (как, впрочем, и ЦК КПСС) прекратит жевать сопли и выведет сотни тысяч человек по всем городам и весям Молдавии с лозунгами «Долой националистов!» и «Да здравствует Советский Союз!». До этого такой работой занимались только мы, «интердвиженцы». Но, поскольку в большинстве своём «национально возрождавшийся» партаппарат работал против нас и на стороне националистов, наши возможности были весьма ограничены.

19 августа ничего из того, что мы ожидали узреть на улицах Кишинёва и иных населённых пунктов РМ, мы не заметили. Нам оставалось только анализировать происходящее и ждать развязки. А 21 августа всё было кончено.

Стало очевидно: в течение трёх августовских дней группировкой М.Горбачёва и, скорее всего, стоявшими за ней западными кругами (политики, спецслужбы, финансовые владыки мира, тайные общества) была организована грандиозная провокация. Её цель: выставить здоровые силы страны, боровшиеся за её сохранение, путчистами и нарушителями закона, дискредитировать их и полностью парализовать любые их действия, направленные на спасение целостности СССР.

Так и вышло. 25 декабря 1991 года флаг СССР был спущен, а тысячелетняя страна прекратила своё существование.

Я, как активный борец за Родину, 21 год спустя уверен: для сохранения Союза были оправданы абсолютно все средства, включая реальный государственный переворот со свержением и даже физическим уничтожением группировки М.Горбачёва, а также самые жёсткие репрессии против националистов всех мастей.

Спасти Родину было возможно

А теперь вопрос: могли ли события того времени пойти по-иному? Был ли шанс спасти страну?

Да, разумеется. Пример руководства Китая, раздавившего очаг смуты и развала в своём Отечестве на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, показывает, как должно действовать патриотам в подобных случаях. Уничтожение нескольких тысяч мятежников во имя спокойствия сотен миллионов не только оправдано, но и необходимо. Старики, женщины, дети; да вообще все, кто честно каждый день делают своё дело, имеют право на стабильную и спокойную жизнь.

Почему же у нас смута не завершилась «по-китайски»?

В КНР к 1989 году у власти ещё находились те, кто в 1949 году эту самую власть брал после 22-летней кровавой гражданской войны. Старики из ЦК КПК помнили, какой нескончаемый кошмар окутывал в 20-х, 30-х и 40-х их Родину, во многом распавшуюся на зоны влияния местных губернаторов и милитаристов. Сама мысль, что их детям и внукам придётся пройти через нечто подобное, повергала их, людей ответственных перед своими согражданами, в ужас.

У нас же КПСС пришла к власти в 1917 году. К концу 1980-х в её руководстве в центре, да и на местах практически не осталось тех, кто штурмовал Зимний, воевал с белыми, строил Магнитку и Днепрогэс, отражал натиск Вермахта под Москвой и штурмовал Берлин. Функционеры КПСС приходили на свои посты из комсомольских кабинетов, заводских цехов, правлений колхозов, иногда – из школ и научных центров. Они ни с кем никогда не воевали. Они были приучены дисциплинированно исполнять распоряжения «сверху». А если распоряжений не было, то и исполнять было нечего.

Распоряжения спасать Родину в 1987-1991 годах не поступило…

Что надо было делать?

Но что же надо было делать непосредственно в августе 1991 года?

Во-первых, к моменту первого же сообщения о создании ГКЧП («Заявление советского руководства») ключевая фигура в деле развала СССР Михаил Горбачёв должен был быть уже мёртв. Его необходимо было под любым «соусом» ликвидировать, чтобы лишить противников Союза знамени, под которым они будут выступать. Как нам известно, разрушители СССР 19-21 августа сманеврировали и потребовали «возвращения к власти законного президента СССР». 19-го в телефонном разговоре с одним из московских деятелей я посоветовал ликвидировать его уже к исходу того дня, чтобы переломить ход событий и спасти положение. Но ничего: когда негодяй отправится в ад, я со смаком выкушаю рюмку доброго конъяка.

Во-вторых, следовало не декларативно, а на деле закрыть все националистические и пособничавшие националистам радикально-демократические СМИ по всей стране. Редакторов и активных авторов, которые даже намекнут на возможность сопротивления мерам по спасения Союза – арестовать. Право на жизнь имела лишь одна точка зрения: «Да здравствует Великая Держава – наша общая Родина!».

В-третьих, на митинги радикальных демократов (а, по сути, таких же предателей, как и националисты) требовалось ответить несопоставимыми с ними по своей грандиозности мощнейшими манифестациями сторонников СССР. При этом важно, чтобы такие манифестации не были по форме и духу коммунистическими. Они должны были быть только державными, патриотическими. Партии приходят и уходят, а Родина – превыше всего!

В-четвёртых, на период преодоления кризиса (думаю, на 2-3 года по тогдашней ситуации) деятельность политических партий и общественно-политических организаций, включая КПСС, должна была быть приостановлена или вообще запрещена. Ясно, что КПСС проявила неспособность к борьбе за спасение страны, а прочие ещё не оперились. Антикризисное управление государством могло осуществляться только из единого центра с жёсткой вертикалью и суровым наказанием за неисполнение распоряжений. В то же время ГКЧП или иному органу, который сменил бы со временем ГКЧП, следовало обладать механизмом по привлечению к работе по спасению Отечества огромного количества патриотов, дабы их энтузиазм и жажда деятельности не остались за бортом. Одними бюрократическими мерами страну спасти было нельзя.

В-пятых, требовалось немедленно, в августе 91-го, начать реформы по превращению СССР в мелкобуржуазную страну. Об этом частично говорилось выше. Если бы в той же Молдавии 90% жителей получило возможность открыть своё дело и плавно развивать его без рэкета, чиновничьего произвола, зато с реальной помощью государства, то ставшие честно зарабатывать люди сами, добровольно порвали бы в клочья сумасшедших писателей, несших бред об «оккупации» 1812, 1940 и 1944 годов. Милиции оставалось бы только собрать клочья и запротоколировать происшествие…

Вообще же, как мне уже приходилось говорить, старая система в лице власти КПСС уже не была способна спасти страну, а более свежие силы не успели окрепнуть и сделать это.

В этом урок и трагедия трёх дней теперь уже далёкого августа.

Андрей Сафонов, политолог, депутат Парламента РМ (1990-1992),

член Президиума депутатского движения всех уровней «Союз» (1990-1992)

Обсудить