Леонид Ивашов: России нужен собственный геополитический проект

Но ситуация в мире такова, что, не изменив траекторию его движения, не отказавшись от западного проекта, человечество рискует стать жертвой глобальной катастрофы. И Россия в том числе. Кроме того, Россия в одиночку не вылезет из состояния системного кризиса, тем более, следуя в русле чужих догм и планов.

ЕВРАЗИЙСКИЙ ВАРИАНТ ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ

«Если России суждено возродиться, то только через евразийство».
Л.Н. Гумилев

I. Геополитический статус Российской Федерации

Россия, после двух десятков лет исканий своего «исторического» пути на Западе, отказа от государственной идеологии, как-то не совсем пафосно и уверенно, устами В.Путина заявила о необходимости формирования Евразийского союза. А это уже нечто отличное от либерально-западнического вектора движения России, и это уже зачатки новой госидеологи и мировоззрения политических верхов. Но еще в 1994 году евразиец Н.А. Назарбаев, Президент Республики Казахстан, предложил главам государств СНГ именно проект Евразийского союза, который дружно был отвергнут Ельциным и большинством его коллег по СНГ. Это большинство искало счастья на Западе. Предложение В. Путина немедленно поддержали Н. Назарбаев и А. Лукашенко. Другие президенты «независимых» государств пока осторожничают. Есть опасение и у истинных евразийцев (к которым автор относит себя и всю Академию геополитических проблем): не заболтают ли эту идею в пустопорожних разговорах, не утопят ли ее в мелочах, как это случилось с союзным государством и многими другими интеграционными проектами?

Да и нынешние «вершители судеб» России и постсоветского пространства слишком уж завязаны на Запад и обретение конкретных материальных и финансовых выгод. Поэтому честное научно-экспертное сообщество Содружества (России, в первую очередь) обязано наполнить евразийскую идею мощным анализом мировых процессов, теорией, идеологией и стратегией. А властным структурам – облечь их в конкретные планы и технологии. И этот разворот с Запада на Восток не просто чей-то (Путина, например) каприз, обида на Обаму или Меркель. Это необходимое условие выживания и восстановления суверенности российского государства, освобождения от колониального рабства.

Читатель, пожалуй, всплеснул руками: какое рабство, мы независимая страна, у нас же суверенная демократия? Свидетельств подчиненности России Западу (США, прежде всего) предостаточно. Что касается рабства, то не следует воспринимать таковое через призму трехсотлетней давности. Сегодня тех же, что и прежде, результатов добиваются более изощренными «демократическими» способами. Но главная задача раба: приносить хозяину прибыль – остается неизменной. Давайте вслушаемся в недавние цитаты официального представителя властных структур, депутата – единоросса Госдумы Е. Федорова, кстати, возглавлявшего в Думе прежнего созыва Комитет по экономической политике и предпринимательству: «Мне вообще запрещено обсуждать вопросы суверенитета… Мы ежегодно платим в казну США дань – порядка 200-300 млрд. долларов… Каждый россиянин платит два налога: один налог он платит в российский бюджет, а другой в таких же объемах – в американский бюджет… Кстати, Центральный банк России отделен от государства, подлежит Нью-Йоркской судебной юрисдикции… Нам запрещено иметь национальную крупную собственность… У нас нет национального крупного бизнеса в плане собственности вообще… За 20 лет российские элиты стали американскими… Власть управляется через механизм коррупции, именно поэтому коррупция сегодня нерешаемая проблема. Решать ее нам запретили американцы». И так далее.

Думаю, достаточно чтобы поставить под сомнение тезис о самостоятельной внешней и внутренней политике РФ. Тем более, что об этом говорит представитель «партии власти» (в «Единой России» явно присутствуют несколько порядочных честных людей, Евгений Федоров в их числе). Представим на минуту, что ждет российскую (точнее было бы назвать ее американской) экономику в системе ВТО, куда Д. Медведев и Ко втянули ее в конце своего «президентского» срока. При этом «вступление» состоялось вопреки воли народа, без обсуждения в экспертном сообществе, в законодательном собрании, о регионах уж говорить не приходится. Просто поступил сигнал (приказ) из Вашингтона – и машина закрутилась.

Сегодня российское руководство сдает тест на самостоятельность в некоторых международных вопросах. Это я о Сирии. Пока мы оглядываемся на Запад и постоянно извиняемся. Даже отремонтированные сирийские вертолеты не можем своевременно вернуть Дамаску, а поставки новых, чисто оборонительных систем Ирану и Сирии вынуждены согласовывать с Тель-Авивом, потому что министр обороны РФ Сердюков подписал в 2010 г. соответствующее (колониальное) соглашение с минобороны Израиля, к тому же обязывающее нас передавать разведывательную информацию о противниках Тель-Авива. Пока же Россия, опираясь на поддержку Китая, пытается удар держать. Что будет далее, посмотрим. Пока же зафиксируем геополитический статус России как «колонизированная держава с ядерным оружием».
Но вернемся к проблеме евразийства, как возможном национально-освободительном процессе и как борьбе за независимость российского государства. Для начала посмотрим геополитическим взглядом на окружающий нас мир.

II. Законы геополитики в действии

«…Важнейшие страны мира принадлежат к совершенно различным цивилизациям…

мировой порядок основанный на цивилизациях, является самой надежной мерой предупреждения мировой войны».
С. Хантингтон

Человеческое сообщество находится в состоянии системного кризиса. С этим практически никто из серьезных аналитиков не спорит. Однако в основу кризиса, как правило, кладут кризис в экономической и финансовой сферах, что в принципе неверно и не позволяет поставить правильный диагноз, а значит и задать правильный вектор лечения кризисной болезни. Да, действительно, экономика является материальной основой развития каждого человека, народа и цивилизации в целом. Но вопрос сегодня стоит так: а каковы цели и направления этого развития? И здесь мы сталкиваемся с разновекторностью в понимании смысла жизни и развития и призываем на помощь не экономику, а геополитику с ее методом цивилизационного геополитического анализа. Именно цивилизационный подход в оценке происходящих процессов дает ответ на глубинные вопросы современности.

Во второй половине ХIХ столетия русский мыслитель Н.Я. Данилевский убедительно показал, что творцами истории являются не этносы и государства, а культурно-исторические типы – цивилизации (суперэтносы, по Л. Гумилеву). Немец О. Шпенглер и англичанин А. Тойнби развивали такой подход к оценке исторических событий. К сожалению, после второй мировой войны цивилизационный подход сменился приоритетом идеологического противоборства как двигателя истории. С объявлением окончания «холодной» войны и развалом СССР на Западе заговорили об окончании глобального противостояния и даже оконце истории. «Видимо мы становимся свидетелями конца истории как таковой: это означает конечную точку идеологической эволюции человечества и универсализацию западной либеральной демократии как конечной формы человеческого правления».

Но, как оказалось, до «конца истории» еще далеко. Появление работы американского профессора С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций» в начале 90-х годов ХХ века всколыхнуло мировое политическое и экспертное сообщество, вновь привлекло внимание к проблеме особого пути развития каждой из мировых и локальных цивилизаций. «Цивилизации – это самые большие “мы”, внутри которых каждый чувствует себя в культурном плане как дома и отличает от всех остальных “них”»

Можно констатировать, что каждая из существующих ныне цивилизаций (специалисты называют семь-восемь), имея свою идею, решает в своем развитии ряд задач, важнейшей из которых является сохранение своей цивилизационной самобытной сущности. Т.е. сбережение и развитие национальных культур, традиций, системы духовно-нравственных ценностей, реализация смысла своего бытия. Экономика, внешняя политика, финансы, военная сфера и развитие в целом, служат решению этой главной задачи. Но подчеркнем еще раз: главный театр борьбы в современном мире – это борьба за сохранение и развитие своей культурно-цивилизационной сущности, с одной стороны, и подавление таковой – с другой. При этом следует подчеркнуть ряд моментов. Каждая культурно-цивилизационная сущность имеет свою геополитическую идею, или высокую мечту (по Платону, все сущее имеет идею), концепцию и стратегию. Для кого-то это просто идея выживания и сохранения своей самобытности. Для других – распространение своих ценностей и влияния на регион или весь мир. Для третьих – навязывание, в том числе и силой, всему человечеству определенных стандартов поведения в пользу своих интересов (мировое господство). Т.е. выживание и развитие цивилизации – паразита за счет ресурсов других цивилизаций. И эта борьба базируется на законах и закономерностях геополитики. С. Хантингтон к тому делает неожиданный для Запада вывод: границы цивилизаций станут в будущем линиями фронтов. При этом главным фронтом для Запада станет исламский. Тезис «геополитика правит миром» весьма актуален и для сегодняшнего дня.

Основным законом геополитики является (сформулирован англичанином Х. Маккиндером) закон фундаментального дуализма. Проще: вечное противостояние цивилизаций суши и моря, в реальной политической стратегии известное как противостояние Востока и Запада. И основа этого противостояния заложена в разном понимании смысла своего существования, в различии ценностных систем, отношения к другим народам. По этим критериям условно делят мировое сообщество на цивилизации Востока и Запада. (У Латиноамериканской цивилизации гораздо больше культурно-цивилизационных признаков Востока, чем Запада.) Естественно, геоцивилизационная картина мира более сложна, чем представленная дихотомичность. Она представляет собой многоцветную мозаику социокультурных центров и очагов, традиционных общностей, локальных самобытных цивилизаций. Существуют такие понятия, как народы Севера, Юга, Старого и Нового Света, народы пограничных цивилизаций и т.д. Но не они вершат мировые исторические процессы, не они, как правило, являются глобальными игроками. Сегодня глобальная игра ведется по оси Восток – Запад. Однако ни Восток, ни Запад сами по себе не являются целостными организмами. Более того, внутри этих суперцивилизаций ведется борьба, но эта борьба – отнюдь не глобального характера (США, англосаксонский мир – Европа; Китай – Индия – исламский мир – Япония).

Что объединяет Восток? Прежде всего, близость к небу (космосу), природе, общность принципов жизнеустройства: коллективизм, приоритет духовного над материалистическим, жесткое отстаивание своих ценностей и традиций. Человек в таком сообществе более ответственен перед коллективом, семьей, общиной, этносом, государством.

На Западе система духовно-нравственных ценностей более подвижна и менее защищаема, в центре ее – права индивида, политическая свобода; деньги и богатство определяют степень этой свободы, положение в обществе. Здесь успешный человек – это, прежде всего, богатый человек.

Второй закон геополитики – это закон вечной борьбы за контроль над пространством. И если Восток более жестко отстаивает свое культурно-цивилизационное пространство, духовную сферу, прежде всего, то для Запада пространство – это территории с ресурсами, коммуникациями, со всем, что имеет материальное выражение, несет прибыль и выгоду. Нынешний успех в экономике Китая, Индии, ранее – Японии и других восточных стран связан с сохранением своей культурно-ценностной матрицы, развитием и расширением своего культурно — цивилизационного ареала, использованием передовых технологий. Интересен факт проведения в октябре 2011 г. Пленума ЦК КПК с повесткой дня «О культурной безопасности КНР». По сути, речь на Пленуме шла о защите ценностей своей (китайской) цивилизации и их продвижении за пределы Китая (принцип китайской геополитики – «Стена и Путь»).

На Западе мы наблюдаем непрерывные саммиты по проблемам экономики и финансов. На Востоке четко прослеживается следующая тенденция: экономический успех всегда влечет развитие культуры, образования, науки, спорта. На Западе мы даже на фоне экономических достижений наблюдаем падение культуры, образования и интеллекта в целом. Запад же всегда готов жертвовать своей культурой, традицией, да и вообще духовно-нравственной матрицей во имя материального богатства, прибылей, политического успеха, несущего новые материальные блага. И войны (в том числе первая и вторая мировые) развязываются по тем же причинам. На Востоке такое также случается (кроме мировых войн), но это, скорее, исключение из правил, или же проект западных сил («разделяй и властвуй»). Сообщества людей, свято берегущих свои культурно-цивилизационные ценности, более живучи в этом мире. «Жизнь цивилизации является самой долгой историей из всех… Империи возвышаются, рушатся, правительства приходят и уходят – цивилизации остаются».

И вкратце коснусь еще одного закона геополитики – закона о цивилизационной предрасположенности и несовместимости цивилизаций. Суть его такова: цивилизации (народы разных цивилизаций), ценностные матрицы и культурно-цивилизационные коды которых близки или совпадают, могут комфортно проживать в рамках единой цивилизации, одного государства, вступать в долгосрочные союзы друг с другом, образовывать успешные международные структуры. Хотя это не исключает порой состояния вражды между ними и даже войн. Если же народы исповедуют «расходящиеся» ценности, то между ними всегда «висит» потенциальный конфликт, а союзы возможны лишь по интересам на период их совпадения. Наиболее характерный пример – антигитлеровская коалиция: как только общая угроза была устранена, союзники вновь обратились в противников. Культурно-цивилизационными кодами являются: для русских – совесть, для китайцев – добродетель, для ислама – долг. Код западной цивилизации – выгода (материальная, прежде всего).

III. Главный субъект мировой политики

«Иудаизм уже превращен в мировую цивилизацию.

На основе законов иудаизма функционирует вся современная мировая финансовая система,

что позволяет ей на «законном» основании и в мировом масштабе присваивать чужую собственность

и распоряжаться жизнями и судьбами людей».
О.Н. Четверикова, ученый секретарь Академии геополитических проблем

К началу ХХI века явно проявил себя еще один субъект глобального масштаба, рожденный в недрах Запада, – транснациональное финансовое сообщество (мировой финансовый капитал, финансовый олигархат, еврейская финансовая мафия и т.д.). Этот субъект не имеет единого, территориально привязанного центра управления, встроен в тела государств, использует в качестве инструментов воздействия не только финансовые рычаги, но и мощь союзных и подконтрольных государств, а также политические силы, СМИ, частные военные и специальные корпорации, международно-правовые механизмы и т.п. Координация деятельности этого глобального субъекта осуществляется через сеть клубов масонского типа: Бильдербергский клуб, Совет по международным отношениям, Трехсторонняя комиссия, Королевский институт по международным отношениям (Лондон), Центр стратегических и международных исследований и др.

Цель – установление мировой власти над народами, государствами и цивилизациями через подчинение их всесилию финансов. Формула доктрины выработана еще в начале ХХ столетия: власть – это товар, пусть и самый дорогой, поэтому мировая власть должна принадлежать международным финансистам. Известный итальянский публицист и исследователь, депутат Европарламента Дж. Кьеза утверждает, ссылаясь на публикации в «Нью-Йорк таймс»: «Каждый месяц в каком-нибудь ресторане на Уолл-Стрит собираются руководители 9 мировых банков… Каждый месяц эти 9 человек принимают решения, касающиеся 6 млрд. человек населения планеты. Это респектабельные преступники, но они влиятельнее любого мирового политического лидера».

30 мая 2012 г. в мировых СМИ появились сообщения о том, что два крупнейших финансовых клана – Ротшильдов и Рокфеллеров заключили между собой соглашение о «совместном противодействии новому витку мирового кризиса». Однако, как считает доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем В.Б. Павленко, «на наш взгляд, комментируя появление нового “альянса”, финансовые аналитики, по-видимому, перепутали причину со следствием: сам мировой кризис явился продуктом деятельности Ротшильдов и Рокфеллеров, а не наоборот».

Можно констатировать, что этот глобальный финансовый субъект, сегодня главенствует в мировом сообществе, контролируя движение мировых финансов, более 70 проц. мировых СМИ, принуждая западные страны содержать НАТО, подконтрольное Ротшильдам, запуская механизмы войны и агрессии, и в целом определяя траекторию «развития» человечества. Теория «золотого миллиарда», детище этого субъекта, доктрина всевластия денег, обрекают на деградацию и вымирание миллиарды «лишних» людей и Россия наглядный тому пример. Сегодня мы, возможно, наблюдаем запуск механизма новой мировой войны ради сохранения власти денег, причем запуск изуверским способом: натравить и довести до состояния войны две ветви ислама – шиитов и суннитов. Совладать с этим вселенским злом ни Америка, ни Европа, ни Китай не в состоянии. Необходимо всеобщее переустройство мира объединенными усилиями – интеллекта, прежде всего. Действительный член Академии геополитических проблем, доктор технических наук И.Н. Острецов утверждает: «Только разум, раз возникнув, не может погибнуть в силу того, что он способен совершенствовать формы своего существования… Таким образом, абсолютно необходимым условием развития является увеличение интеллектуальной части человечества».

IV. Промежуточные выводы по теме

«Все сущее имеет идею».
Платон

Итак, в ХХI веке мы имеем три глобальные силы, определяющие характер мировых исторических процессов: цивилизация Запада (Запад), цивилизация Востока (Восток) и транснациональное финансовое сообщество (финансовый интернационал). Восток и Запад имеют четко выраженные центры силы: Китай и США.

Каждый из этих центров исповедует свои глобальные идеи, имеет и реализует свои геополитические доктрины: Китай стремится к реализации древней идеи о китаецентричности мира, что не подразумевает силового покорения всех других народов и цивилизаций. Скорее, это мирное подчинение. Для китайцев достаточно уважения, признания величия Китая, поклонение этому величию. И, конечно, сохранение полной самостоятельности и самобытности развития. Геополитическая доктрина оформляется программой партии и решениями съездов КПК. Однако такой подход не означает отказа от военно-силовых действий (только в качестве вынужденной меры) для достижения поставленных целей.

Для США стержнем геополитической доктрины является мировое господство над всей планетой и недопущение возрождения центра силы, способного поставить под сомнение монополию на мировое владычество (доктрина Монро в глобальном измерении). Нормативное и концептуальное оформление геополитической доктрины закреплено «Стратегией национальной безопасности США в ХХI столетии», утвержденной конгрессом в 2000 году. Существует различие в сущности стратегий реализации геополитической доктрины между демократами и республиканцами, но целевые установки остаются неизменными. Республиканцы (англосаксы) действуют, как правило, с позиций силы (геополитическое блюдо Г. Киссинджера – «четвертый Рим», когда в завоеванных провинциях мира размещаются американские «легионы» для поддержания вассального миропорядка). Демократы исповедуют «блюдо З. Бжезинского» – контроль через организованный и управляемый хаос. Но, когда мы говорим о мировом господстве США, это отнюдь не означает господство американского народа над всеми остальными странами мира. «Борьба за передел мира в условиях скорого достижения последнего предела потребления ресурсов выступает ключевым геополитическим феноменом современности. Основной коллективный актор этой борьбы – глобальные экономические корпорации, государства же их базирования являются для них вспомогательной силой… Именно поэтому на данный момент такие понятия, как “национальные интересы США” или “внешняя политика США”, весьма условны, так как на самом деле имеют место лишь “интересы” и “политика” транснациональной олигархии, использующей в своих узкокорыстных целях мощь Соединенных штатов», – пишет Н.А. Комлева, доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем. Так что американские президенты и высшие чиновники суть представители глобальных корпораций и финансовой олигархии и, как правило, сами вовлечены в эту бизнес-сферу.

Сильным центром силы в западном ареале является Европа. Она (без Великобритании) пытается освободиться от вассальной зависимости со стороны США и фининтерна, продвигать свои геополитические интересы, но пока эти попытки безуспешны. Объединенный потенциал США и финансовой олигархии всегда ставит евроаппетиты в подчиненное состояние. Что мы и наблюдаем сегодня в Греции, Испании, Италии, да и во всей Европе. В то же время прочитываются устремления Великобритании в союзе с империей Ротшильдов и государством Израиль возродить теневое влияние на мировые процессы, равное некогда влиянию Британской империи.

Глобальные центры силы (США, Европа, Китай) ведут между собой острую конкурентную борьбу за стратегические пространства, важнейшие коммуникации и природные ресурсы. В начале ХХI века зонами острейшей конкуренции и противостояния глобальных игроков остаются Ближний Восток, Азиатско-Тихоокеанский регион, Кавказско-Каспийское пространство, Африканский континент (страны, обладающие природными богатствами) и, конечно, Евразия, как главный приз победителю в глобальной схватке. Новым объектом геополитического противоборства становится Арктика с ее богатейшими углеводородными и другими ресурсами, с резко возрастающей ролью Северного морского пути.

Общими факторами, характеризующими состояние человеческой цивилизации, являются:


- депрессия как основная тенденция настроений мирового сообщества;
- страх перед неопределённостью будущего как вторая парадигма общественного сознания;
- утрата значительной частью населения планеты (прежде всего, западной цивилизацией) целевых жизненных установок и искаженное понимание смысла жизни на Земле;
- проявленное столкновение природы и характера человеческой деятельности.

Наиболее остро эти факторы проявляются в США и Европе.

Развитие современной человеческой цивилизации определяется тремя глобальными силами:

- транснациональным сообществом, имеющим все признаки антицивилизационной системы (антицивилизации0;
- западной цивилизацией;
- совокупностью традиционных духовных цивилизаций (цивилизаций Востока).

Жёсткая конкуренция, разновекторность их целеполагания и действий проявляет противостояния по осям биполярности:

- Запад – Восток (у С. Хантигтона: Запад и остальные);
- транснациональные сообщества (антицивилизации) – цивилизации.

И, конечно, встает естественный вопрос о месте и геополитической роли России в миропостроении ХХI века. К сожалению, следует констатировать, что РФ не имеет собственного геополитического проекта и геополитической доктрины, закрепляющей этот проект. Ее «элита» участвует, порой даже активно, в реализации проектов Запада и Глобального финансового капитала. Но на подчиненных ролях и против собственных геополитических интересов, интересов народа, что в российской истории случилось впервые. Возможно, мы уже в силу нашей общей слабости ни на что не способны, и властно-олигархические структуры вынуждены «заискивать» перед сильными мира сего?

Утверждаю, это не так. Россия, несмотря на двадцатилетний грабеж и разрушительные процессы, сохранила потенциал возрождения, способна не только влиять на мировые процессы, но и возглавить переустройство мира на спасительных для него началах. Просто мы бредем в бушующем мире, не имея собственного маршрута, без определенной высокой цели (идеи), без смысла, без доктрины. И на этом фоне нарастают процессы дезинтеграции не только на евразийском пространстве, но и в самой России: регионы не желают кормить Америку, Запад в целом и олигархическую Москву – сателлита мирового финансового капитала.

V. Геополитическая доктрина России как основа Евразийского проекта.

«…нынче Евразия представляет собой такое геополитическое хозяйственное единство,

какого ранее она не имела.

Поэтому теперь налицо такие условия для всеевразийского государственного единства, каких раньше быть не могло».
Г.В. Вернадский
.

Геополитическая доктрина России должна учитывать не только нынешнее состояние страны, но и ее геополитический потенциал.

Геополитический потенциал России – это:

- славная историческая судьба, культура мирового уровня, духовное богатство, религиозная чистота; совесть, в сочетании с долгом и справедливостью как культурно-цивилизационный код;
- самая масштабная территория мира, выгодное пространственное положение, выход к морям и океанам, великая русская равнина;
- уникальный культурно-национальный потенциал, соединивший в едином социальном организме почти 200 народов и этнических групп;
- фантастические природные богатства, разнообразные климатические условия, богатейшая фауна и флора;
- масштабные военные победы и жертвенный подвиг во имя спасения других народов и всего человечества;
- великие научные и научно-технические достижения, успешный опыт создания сверхсложных технических и социальных систем;
- опыт переустройства мировой социально-экономической системы и практика подлинного лидера человечества в лице СССР.

Так что Россия вполне может и должна предложить свою геополитическую «матрешку», суть которой в следующем: выстраивается собственный проект возрождения на основе евразийства как идеологии и концепции развития. Параллельно выстраивается Евразийский союз, основу которого на первом этапе «отрабатывают» Россия, Беларусь, Казахстан в алгоритме движения от союза государств к союзу народов с едиными культурным, экономическим, научно-образовательным и оборонным пространствами. К такому проекту, уверен, присоединятся другие страны Содружества и, надеюсь, Монголия. Опять же, параллельно с этими процессами, получает развитие Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), трансформируясь в Евро-Азиатский союз (ЕАС), с приглашением в качестве полноправных членов Индии, Ирана, Афганистана и Пакистана. В дальнейшем состав союза может расширяться, но на данном этапе ключевую роль буду играть Евразийский союз во главе с Россией, Китай и Индия. Т.е. формируется альянс континентальных держав (цивилизаций) как альтернатива Западу и Транснациональному сообществу. Причем альтернатива будет заключаться не в силовом варианте, а, прежде всего, в ином проекте бескризисного развития всего человечества: иных смысле жизни, построении финансово-экономической модели, характере международных отношений и международных институтов, системе коллективной безопасности. Ученые и практики ЕАС разработают совместно соответствующие теории, концепции и стратегии, в этом у меня сомнений нет. Тем более что на неформальном научном уровне со многими иностранными коллегами нашей Академии эти идеи обсуждались и находили поддержку. Но и это не все. Нужна политическая стратегия обновления мира. И здесь у нас уже есть зачатки движения в лице БРИКС, АСЕАН и т.д. Но

Россия обязана предъявить мировому сообществу контуры глобального проекта в виде своей геополитической доктрины. Проект таковой разработан для обсуждения Академией геополитических проблем совместно с Московским государственным лингвистическим университетом.

Основой для разработки геополитической доктрины России являются:

- геополитический анализ мировых процессов, выявление основных тенденций развития стратегической ситуации;
- геополитический прогноз развития мировой ситуации и формирование угроз безопасности РФ;
- геополитическое планирование миропорядка ХХI века в интересах России и большей части человечества.

Геополитическая доктрина России предстает как кодекс государственной политики, определяющий цель и стратегию действий России в современном мире. Она обобщает многовековой опыт взаимоотношений Российского государства с другими государствами мира и мировыми цивилизациями, основывается на традициях русской геополитической школы, законах и закономерностях геополитики, геополитических реалиях современного мира.
Россия как геополитический субъект является основой Евразии, которая географически, ландшафтно, лингвистически, климатически, культурно и религиозно-идеологически объединяет евразийский Запад и евразийский Восток. Именно это определяет место России как географического связующего звена и геополитического евразийского центра. Россия как мировой центр является ядром консолидации «традиционных цивилизаций» на пути строительства многополярного мира.

Под геополитическими интересами России понимаются:

- необходимые для ее развития и безопасности международные условия;
- высокий геополитический статус Российского государства.

Ведущим геополитическим интересом России Геополитическая доктрина определяет сохранение и безопасное развитие всех мировых цивилизаций, народов и государств.

Желаемые для России ее роль и место в геополитической конфигурации мира, а также степень ее влияния на направленность мировых процессов определяется следующими положениями:

- Россия заинтересована сохранить и развивать себя в духовном, экономическом, территориальном и военном отношении как Евразийский геополитический центр;
- Россия заинтересована и будет стремиться к формированию Евразийского союза, объединяющего братские народы, исторически проживающие, осваивавшие и совместно защищавшие евразийское геополитическое пространство;
- Россия предлагает формирование Евро-Азиатского (цивилизационного) союза, на основе развития Шанхайской Организации Сотрудничества как баланса и альтернативы Западу и транснациональному сообществу, как новой формы международных отношений, нового качества развития Мирового сообщества;
- Россия готова развивать отношения со странами БРИКС, будет стремиться к выстраиванию справедливых и взаимовыгодных отношений со всеми странами, мировыми цивилизациями, регионально-цивилизационными объединениями и международными организациями с целью гармоничного развития Мирового сообщества, устранения глобальных угроз, совместного поиска в решении глобальных проблем.

В качестве геополитического субъекта Россия должна позиционировать себя как мировой центр силы, консолидирующий народы евразийского и цивилизации евро-азиатского пространства с целью безопасного, динамичного и равноправного (гармоничного) развития всего человечества. Такова наша историческая судьба – нести человечеству новые идеи мироустройства, справедливости, гармонии, идею спасения. И это предполагает Геополитическая доктрина. Но, предлагая миру свои идеи, Россия обязана перестраивать себя, восстанавливать свою цивилизационную сущность. А это означает восстановление православно-славянского и евразийского (русско-тюркского) духовного (культурно-цивилизационного) пространств, с вовлечением в них всех народов бывшего СССР (кроме прибалтийских стран), православных славян восточной Европы и Балкан, соотечественников во всем многообразии мира.

Таково, вкратце, видение российского геополитического проекта. Естественно, возражений по его сути будет немало, как со стороны либералов – западников, так и среди российских националистов. Но ситуация в мире такова, что, не изменив траекторию его движения, не отказавшись от западного проекта, человечество рискует стать жертвой глобальной катастрофы. И Россия в том числе. Кроме того, Россия в одиночку не вылезет из состояния системного кризиса, тем более, следуя в русле чужих догм и планов.

Огромные пустеющие территории и прирастающие Арктикой природные богатства она освоить не в состоянии, и Запад здесь не помощник: он отнимет их силой или покупкой властвующей «элиты», как делает это с богатыми ресурсами, но одинокими странами. Только обновляя мир на основе законов, закономерностей геополитики и русской традиции, положив в основу цивилизационный подход к анализу настоящего и прогнозу грядущего, можно вытащить себя из трясины кризиса и построить новый неоцивилизационный миропорядок. А евразийская идея будет путеводной звездой русского возрождения.

Обсудить