Кокон для «третьей силы»

Розыгрыш мажоритарной карты

На этот раз украинский парламент выбирают по смешанной системе: 225 депутатов будут избраны по партийным спискам, а еще 225 – по одномандатным округам. Стоит напомнить, что мы уже выбирали Верховную Раду по смешенной системе в 1998 и в 2002 годах. И тогда «мажоритарщики» в парламенте были наиболее подвержены влиянию администрации президента. Но с тех пор внутренняя и внешняя ситуация значительно изменилась. Притом принципиально. Налицо глобальная тенденция демонтажа национальных государств вообще. Вместе с традиционными элитами, обеспечивающими этот суверенитет.

Большинство наблюдателей считает, что мажоритарная часть парламента легко позволит Виктору Януковичу удержать контроль над новой Верховной Радой. И если подсчитывать вероятностные составляющие такого сценария, то этот прогноз действительно выглядит вполне логичным, поскольку бизнесмены (а среди мажоритарных кандидатов они преобладают) по вполне понятным причинам больше склонны к работе во власти, чем в оппозиции. Однако на пути воплощения такого наиболее вероятного сценария в жизнь стоят две серьезные преграды. Во-первых, историческая практика такова, что в переломные моменты истории (а сегодня, судя по всему, именно такой момент) никогда не воплощаются наиболее вероятные сценарии. Всегда выскакивает какой-нибудь черт из табакерки.

А во-вторых, переход бизнеса на сторону власти происходит только в том случае, если этой власти в ближайшем будущем ничто серьезно не угрожает. Ни майданы, ни бунты, ни просто неповиновение. Если же угрозы для власти оцениваются депутатами высоко, то рассчитывать на лояльность бизнеса (и депутатов, стоящих за ним) власти не стоит. Более того, в таком случае власти не стоит быть слишком уверенным и в лояльности депутатов из собственного списка. Ведь в новой информационной реальности старые формы политической и общественной организации уже не работают, а новые формы еще окончательно не сформированы, как конечный общественный продукт. Как только будут окончательно сформированы новые формы организации – сразу произойдет переформатирование мировых и национальных элит.

Исходя из вышеизложенного, власть сможет разыграть в свою пользу «мажоритарную карту» только при условии обязательного выигрыша избирательной кампании по партийным спискам. Хоть мытьем, хоть катаньем. Однако это условие только необходимое, как мы понимаем, но недостаточное. К этому условию необходимо присовокупить внешнюю легитимацию результатов парламентских выборов. И это условие тоже необходимое.

Все же главная опасность для Партии Регионов – это получить непризнание результатов выборов даже при идеально (ну, насколько это возможно) честных выборах. И соответственно получить вариант оранжевого сценария, при максимальной информационной и материальной поддержке евроатлантических демократизаторов. Это им в принципе сегодня крайне необходимо, поскольку сирийское направление пока явно пробуксовывает, и отвлекать внимание от ужесточающегося глобального кризиса больше практически не на что. Тем более что в октябре, ноябре с большой вероятностью ожидаются новые всплески кризиса. Потому избежать «оранжевого» сценария для партии власти будет весьма трудно, практически невозможно. Вопрос только в том, насколько ПР будет готова (и будет в состоянии) защитить результаты выборов. Каковы бы они не были.

Питательный субстрат

Квазидвухпартийная система рассматривает мажоритарщиков, как свой вероятный питательный субстрат (дополнительное питание) однако вполне вероятно и вызревание в мажоритарном субстрате некоего политического кокона, в котором может сформироваться условная «третья сила», способная вести относительно самостоятельную активную игру по завоеванию золотой парламентской акции.

И со своей стороны новая политическая субстанция вполне может рассматривать квазидвухпартийную систему, как свой питательный субстрат. По крайней мере, в новом созыве ВР может открыться окно возможностей для появления новой политической силы. И вероятность этого довольно высока, поскольку существующая «оранжево-белосиняя» система практически исчерпала свои возможности контроля над социумом. Всегда выбирая меньшее из зол, мы неизбежно прихватываем и большое. Такова она квазидвухпартийность. И к тому же система исчерпала поставленные ранее политические цели по демонтажу и приватизации советского наследия. Все, что можно было приватизировать, уже приватизировано тем или иным способом.

Дальше возможен только передел ранее добытого. А это очень суровый процесс. И для этого необходимо будет переформатировать властные институты, заточенные на приватизацию. В нынешних же внешних условиях это никак невозможно. Но при изменениях внешних условий (под напором кризиса) и освобождения от прерогатив умирающей либеральной демократии такое вполне может произойти. Еще одно важное условие появления третьей политической силы состоит в исчерпании либеральной прагматичной повестки дня в глобальном масштабе.

Это неправда, что мы не приняли глобальный либеральный проект – мы его приняли практически на ура. Страна в мгновение чубайсовско-гайдаровского ока превратилась в страну частных собственников. В городах – это, как минимум, собственники квартир. (И без того практически находившихся в их собственности) А в селах – это собственники земельных паев разоренных колхозов и совхозов. И только через двадцать лет до новых собственников (и то не до всех) стало доходить, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Взамен пришлось отдать все остальное: бесплатную медицину, бесплатное образование и прочие социальные гарантии, которые обеспечивала всенародная собственность. А после ликвидации такого понятия, как общественная собственность, обеспечивать социальные гарантии стало некому и не на что.

Большая часть бывшей общенародной собственности была уворована неизвестно кем. И неизвестно кому она на данный момент принадлежит, поскольку собственник скрывает свое истинное лицо под «балаклавкой» западных оффшоров. Но, вполне можно догадаться, кто в итоге окажется конечным собственником. Этим конечным, фактическим и юридическим собственником будет тот, кто во время кризиса держит руку на кнопке глобальной эмиссии. Эмиссии денежной и эмиссии коррупционной.


Возвращение живой политики

В рамках пропорциональной партийной системы парламент перестал играть роль площадки для разрешения каких-то значимых обществу вопросов. И это понятно, поскольку практически все проблемы решались (хорошо или плохо) на уровне глав фракций. При таких обстоятельствах авторитет у политических партий, претендующих на пребывание в парламенте, предельно низкий. И они вынуждены были на постоянную мимикрию. Парламент стал вообще не очень нужен. Он мог подолгу не работать, а премьер Юлия Тимошенко вообще длительное время обходилась без парламентского большинства. И без принятия самых необходимых, казалось бы, законодательных актов. Потому-то, не в последнюю очередь, страна и вошла (вопреки видимой стабильности) в зону политической и социальной неустойчивости. Хотя и все остальные 20 лет распада постсоветского пространства никак нельзя назвать временем стабильности. Теперь ситуация в Верховной Раде несомненно изменится от парламента кнопкодавов в сторону живой политики. Хорошо ли это? Да хуже уже не будет.

В сторону живой политики будет двигать Верховную Раду (и страну) и закон «Об основах государственной языковой политики, который несомненно, повлияет и на ход выборов. Вернее сказать, повлияет на ход выборов не сам закон непосредственно, а те процессы и эксцессы, которые уже происходят вокруг этого закона. И может оказаться, что для урегулирования этих процессов власти потребуется все напряжение сил.

Например, как справедливо отмечает Михаил Шишлянников: «С момента вступления в силу Закона Украины «О принципах государственной языковой политики» можно утверждать, что абсолютно все граждане Украины позиционируются представителями русской нации. И этому есть документальные доказательства, которые можно получить при ознакомлении с одним из положений данного закона»…(«По паспорту все украинцы русские» // «2000», №34 (618) 24 – 30 августа 2012 г.) И как будет в дальнейшем разрешаться эта, казалось бы, сугубо попутная проблема – это в принципе мало предсказуемо. Но в совокупности все компоненты живой политики будут, несомненно, способствовать появлению третьей силы, очертания которой до сих пор еще неразличимы.

Неидеологические (мало идеологические) партии

Субстратом для гипотетической «третьей силы» в новом составе ВР могут также стать и так называемые неидеологические партии, такие как УДАР и партия Королевской. В случае прохождения их в парламент. Банковая, вероятнее всего, рассчитывает на сотрудничество с ними, но с другой стороны, именно они представляют проблему для Виктора Януковича в перспективе, поскольку потенциальные риски для системы в целом таковы, что ситуация в ВР вполне может развернуться против него.

Ведь не только масштабная и дорогостоящая кампания, как утверждают некоторые наблюдатели, стремительно превратила Наталью Королевскую в политическую принцессу, которая вплотную подобралась к проходному барьеру. По данным Центра Разумкова, в апреле рейтинг УВ составлял 1,2%, а уже к началу июня вырос в три раза – до 3,8%, что позволило партии занять пятое место в избирательной гонке. И мало кто сомневается, что она этот барьер таки преодолеет. Поскольку резерв прироста электоральных симпатий Королевской еще далеко не исчерпан. Как, например, он практически исчерпан у «УДАРа». Ведь основные предвыборные баталии у нас еще впереди. Можно сказать, что они по-настоящему еще и не начинались.

И в этих сражениях будет, несомненно, образовываться и расти некоторое число избирателей, разочаровавшихся в своем предварительном «двухнулевом» (ОО) оппозиционном выборе. «Двухнулевая» оппозиция без Юлиного гламура не соберет и половины ее почитателей. И деваться таким любителям лубочного гламура практически будет некуда, как только в нейтральную, как бы, но вполне привлекательную телекартинку. Ни к свободовцам, ни к ударникам они ведь не пойдут.

Потому совершенно очевидно, что деньги здесь решают не все. Вложите в политическую рекламу любого квазилидера «ОО» (от Турчинова с Кожемякиным до Гриценко с Яценюком) и никакого синергетического эффекта у вас не получится.

Все эти красавцы-мужчины беззастенчиво используют слабеющую гламурную политическую тягу Воны. Аналогичным образом и футболист Андрей Шевченко и актер Остап Ступка могут принести УВ какую-то электоральную пользу только как дополнение, как антураж новой политической принцессы. А получив свое собственное электоральное поле, Королевская может и забыть о каких-то своих обязательствах. И игра ее с мажоритарным коконом будет вполне естественной. И может оказаться вполне результативной. А в случае вполне вероятных в таких обстоятельствах досрочных выборов в ВР, ее влияние только возрастет.

Уже сегодня можно легко предположить, что для прояснения ситуации с гипотетической работоспособностью ВР после завершения процедуры выборов, может потребоваться не один месяц. И еще не факт, что она будет обязательно легитимна и работоспособна. Но это выяснение соотношения сил в ВР (и в стране) с высокой вероятностью может прийтись на обострение продолжающегося глобального кризиса.

К тому же, и результаты выборов в США могут оказать на украинскую политику гораздо большее влияние, чем собственно результаты выборов в Верховную Раду. Хотя сегодня настоящим хозяином мира являются уже не США, как государственная бюрократия, а транснациональное финансовое сообщество, которое тоже находится в критической ситуации. Ведь банкиры (вопреки общему заблуждению) продают отнюдь не деньги – банкиры продают долги. И они уже давно продали долгов всему миру много больше, чем мир их в состоянии возвратить. Потому грядущие события могут опрокинуть не только все наши рассуждения, но смести прогнившие политические конструкции не только в Украине, но и в Росси. Но немного времени на игры в либеральную демократию у нас, все же, есть. Хотя нужно понимать, что она уже не жилец.

2000.net.ua
Обсудить