А где очередь для русских?

Мы продолжаем дискуссию о наболевших проблемах Русского мира, о наших соотечественниках и, конечно же, о проблеме миллионов русских людей – о переселении из-за рубежа, за которым они оказались не по собственной воле, – в Россию. Наш собеседник Денис Башкиров, член Союза писателей Молдовы «Нистру», член Ассоциации русских писателей Молдовы, публикуется в разных странах мира, является автором ряда статей о соотечественниках, опубликованных на многих общественно-политических порталах СНГ и Европы.

Мы будем говорить сегодня о тех вещах, отношение к которым в официальных структурах очень осторожное. И это понятно, и правильно – любое государственное движение затрагивает судьбы миллионов людей и тут главное – не навредить. Но знать неформальное мнение соотечественников тоже необходимо. Иначе как понять, совпадает ли ведомственная теория с практикой реальной жизни? Давайте попробуем поговорить начистоту, для этого и создан наш портал, чтобы облегчить коммуникации между обществом, экспертами и властью.

Денис, вы много пишете о судьбах соотечественников, невольно оказавшихся сегодня в России, на своей исторической Родине, иностранцами. Вы досконально изучили действующее миграционное законодательство, вы сами прошли в течение многих лет все круги ФМС, стали живым свидетелем и участником тех трагедий, которые для многих простых россиян и для многих представителей власти тоже являются лишь статистикой – демографической и миграционной. Расскажите, пожалуйста, подробнее о себе. Как вы стали на путь, ведущий из Молдавии в Россию?

– Вероятно, я отношусь к тому поколению, которое наиболее остро и уязвимо ощутило на себе все процессы, претерпеваемые постсоветским пространством. Мое поколение училось и воспитывалось по советской школьной программе, и буквально со школьной скамьи мы попали в мир совершенно для нас незнакомый. Нас не готовили к выживанию в этом мире. Преподаватели сами удивленно наблюдали за тем, как рушатся идеалы старые и создаются новые общественные схемы и понятия, а родители инстинктивно пытались защитить нас от чересчур агрессивного влияния нового мира. Того мира, в котором понятия: «война», «теракт», «межнациональная вражда», «нацменьшинства» стали частыми, и, к сожалению, привычными. Все вокруг стало платным, за все надо было платить, следовательно, нужно было работать. Только работы не было.

Я вырос в русской семье в Молдове, а русские семьи вне России в настоящее время не являются ячейками общества. Я могу это утверждать со всей ответственностью, да и правительства стран СНГ это буквально декларируют, прописывают законодательно, намеренно создают «антирусское» общественное мнение. Страшно однажды проснуться в родной стране и понять, что ты являешься квартирантом. Т.е. человеком, который живет не в своем доме. На каких основаниях и на какой срок квартирант обживает ставшее неуютным окружающее пространство не столь важно. Важно то, что ему четко дают понять – ты не дома. Помни об этом!

Квартирант возражает: Подождите, но именно мои предки возрождали из пепла эту страну, они вложили в ее развитие свои судьбы, здоровье, жизни. - Твои предки были оккупантами, - отвечает общественное мнение. И ты – потомок оккупантов.

Конечно, с детских лет я четко знал, что есть Россия – далекая Родина, земля моих предков. Меня воспитывали в этом убеждении. Ребенком я слушал рассказы матери о Сибири, дядя присылал красивые открытки из Санкт-Петербурга. Произошло отождествление себя с Россией. Разумеется, именно та земля, что вскормила и вырастила, всегда будет оставаться родным краем, который часто снится по ночам. Но Россия всегда воспринималась как основа существования. – Будет плохо, уедем обратно в Россию, - утешают себя многие люди. Возможно, это связано и с остатками воспоминаний о Советском Союзе, где Москва была центром советской вселенной, но основная причина подобных надежд заключается в четком представлении о России, как об истинной Родине русских людей. Людей, для которых русский язык – родной язык.

В 2005 году меня, по ходатайству известного русского писателя Николая Сергеевича Савостина, пригласили в Санкт-Петербург на семинары, проходящие в «Центре современной литературы и книги». Родственники помогли с жильем и временной работой. Но, «русская творческая идиллия» была разрушена буквально за несколько дней. Как российскими миграционными законами, так и образом города, который представлялся мне несколько иным. Да и сама Россия, что была и остается для меня исторической Родиной, предстала перед глазами в неожиданном свете. В считанные дни произошла этакая «потеря невинности» и моментальное взросление.

Как прошли те семь лет, в течение которых вы добивались права стать гражданином России или хотя бы приобрести надежду на получение российского гражданства, закрепившись здесь по разрешению на временное проживание или по виду на жительство?

- В Россию я ехал не для того чтобы зарабатывать деньги, да и не было четких планов как у Васисуалия Лоханкина: Я к вам пришел навеки поселиться! Цель была другая: в первую очередь я хотел состояться как творческая личность. Пользуясь сокровищницей русской культуры, одним из центров которой всегда был Санкт-Петербург. Но моим планам не суждено было сбыться.

Я не бедствовал в прямом смысле этого слова. Но в сознании произошло глобальное обрушение всех надежд и иллюзий, что я питал ранее. Как и пришло понимание того, что в России существует совершенно иной пласт проблем, нежели в Молдове. Я был ошарашен фактом наличия в России «русского вопроса», почему-то казалось, что именно в этой стране он просто не должен присутствовать.

Русский видит свою страну по-русски. Ранее Россия представлялась огромным краем, страной городов и деревень. Тем краем, где всегда можно найти свое место. Тем более, что едешь к своим, не чужим. И, что самое удивительное, едет не сиротка с котомкой за плечами. Есть родственники, готовые поддержать, прописать(!), найти работу. При встрече сунули пачку денег – живи. Чего еще остается желать? Живи и радуйся! Увы, реальность оказалась гораздо жестче, нежели я предполагал. В 2005 году еще не существовало Госпрограммы по переселению соотечественников, получить разрешение на временное пребывание в РФ было неимоверно тяжело (как и сейчас), большая часть приезжих работала нелегально. В приемных УФМС стояли (как и сейчас) огромные разноплеменные очереди.

Ощущение какого-то кошмара подкреплялось пониманием абсурдности ситуации: вот ты ехал в Россию, ехал-ехал и не приехал, ты стоишь в нерусской очереди, вокруг тебя многонациональный гомон. Все хотят того же, что и ты – легализоваться в России. И все в этом плане равны в своих правах. Поскольку без легализации человек попадает в число маргинальных и преступных элементов, он моментально занимает свое место в нише для людей даже не второго, а третьего сорта. А легализоваться ты не можешь – нет прав. Твои предки жили в России – это не довод. У тебя есть родственники, которые тебя примут, предоставят работу – и это не довод. Ты русский – вообще не довод!

Человек, который вместе со мной приехал в Россию, сказал: «Всё, мы теперь в России. Как приятно слышать русскую речь, читать вывески на русском языке, чувствовать себя в родном мире». Увы, все сложнее было. С молдавским паспортом неимоверно тяжело трудоустроиться. Даже если и работодатель заинтересован в том, чтобы ты у него работал – при виде твоих документов он сразу извиняется и говорит: «Простите, но мы принимает только граждан РФ». При этом работодатель испытывает острую нехватку кадров. Лично у меня такая ситуация была не раз, причем в двух государственных организациях директора очень жалели о том, что не могут взять меня на работу. Вот и работаешь там, где принимают иностранных граждан, соответственно, вместе с иностранными гражданами. Грустно рассуждаешь: Стоило ли уезжать из Молдавии, если вокруг тебя по-прежнему никто не говорит по-русски? Узбеки и таджики в очередях ФМС сочувственно смотрят в твою сторону. Я подробно описал это в статье «Гнев и равнодушие», статью легко можно найти в Интернете.

Как маленькую ремарку могу вставить свое недавнее наблюдение: Двор ФМС, пестрая толпа восточного народа, крики, гам, ругань. Мне – взрослому мужику немного не по себе, своими глазами однажды видел, как узбеки своими телами вышибли окованные сталью ворота. Во двор заходит тонкая русская девочка. Почти ребенок. Ошиблась двором девчушка, наверное. Нет, встала в очередь. Хочу сразу заметить: никаких претензий к выходцам из Узбекистана и Таджикистана я не имею, прекрасно понимаю – люди хотят прокормить своих детей. Но когда стоишь за разрешением на работу всю ночь при минусовой температуре в иноязычной массе, когда рядом с УФМС на ул. Капитана Воронина ситуация теряет контроль и в любую минуту может перерасти в поножовщину (и стрельба, говорят, была) – задумываешься.

Задумываешься вот о чем: почему русские, которые приехали в Россию, спасаясь от агрессии молдавского, узбекского, таджикского правительства, должны стоять в общей очереди за разрешением на временное проживание с молдавскими, узбекскими, таджикскими народами? А где очередь для русских? И молдаване, и узбеки, и таджики – достойные люди, но у них есть своя Родина, в РФ они в гостях. А вот русский – болтается между двумя странами, ни на одну из них преимущественных прав не имея…

– Ваши статьи очень ярки, эмоциональны, в них много боли – не за себя только лично, за всех, кто хочет, но не может переехать в Россию в связи с особенностями существующего законодательства. Но давайте не останавливаться в прошлом, понятно, что после «величайшей геополитической катастрофы XX века» обид накопилось и так через край. Давайте смотреть в будущее, ведь если бы у России не было будущего, никто из соотечественников так не стремился бы на Родину. А потому, стоит уточнить, во-первых, кто же это такие «российские соотечественники»? Мы знаем определение, существующее официально, а как вы определяете для себя это понятие?

– Я достаточно категоричен в определении понятия «российский соотечественник». Российский соотечественник – это человек, имеющий историческую и языковую связь с Россией, проживающий на территории другого государства. Ни больше, ни меньше. Т.е. – это человек, чьи предки жили на территории России, и это человек, для которого русский язык является родным языком. Если говорить еще и о культурной и духовной принадлежности к России, то мы расширим понятие «российский соотечественник» до совершенно размытого и безличного образа. Кроме того, мы должны четко понимать - в каких целях мы используем слово «российский соотечественник»? Тут таится главная загадка использования этого понятия, вызывающая столько споров и неточностей. Если речь идет о соотечественниках, которые увлечены и «живут» русским языком и культурой, но в силу особенностей своего происхождения сделали выбор в пользу другой Родины, то это понятие несет один смысл. Если речь идет о потомках исторических народов РФ, которые не имеют иной Родины, кроме как России – понятие приобретает другой смысл и значение. Я давний поклонник Диккенса, наизусть знаю почти тридцать томов его сочинений, о культуре и традициях Англии могу говорить часами, но я не являюсь английским соотечественником, и это не вызывает у меня ни обиды к Англии, ни претензий к ее правительству.

Нельзя забывать и о потомках российских народов, родившихся в смешанных браках в странах СНГ. Если у человека мать узбечка, а отец – русский, как решить вопрос его «соотечественности»? Только он сам может сделать выбор. Поэтому следует четко определиться – как и где использовать понятие «российский соотечественник». Если речь идет о преимущественном праве на приобретение документов РФ, то это понятие остро необходимо сузить до такого определения: « потомки народов, населяющих нынешнюю территорию РФ». И точка. Даже если у человека нет документов, удостоверяющих наличие предков, в любом случае знание языка, русскую культуру нельзя утратить. Пятнадцатиминутное собеседование с чиновником из УФМС (пусть его придется ждать год-два) вполне «удостоверит» его право. Так же, я категорически против упоминания о Российской империи, когда речь идет о «российских соотечественниках». Российская империя существовала не одно столетие, таким образом можно выдать российские паспорта гражданам всех стран СНГ, Прибалтики, Польши, Финляндии. Соотечественник – это принадлежность к территории. Это право на землю отцов. Претендуй на гражданство тех стран, где и лежит в настоящее время земля твоих отцов, которую ты так любишь. И живи на своей земле, береги, возделывай ее. Именно поэтому я сторонник четкого определения: российский соотечественник – это человек, который имеет историческую связь с РФ, для которого русский язык является первым и родным языком. И точка.

– Единственный, пожалуй, на сегодня действующий инструмент организованного переезда в Россию – это Госпрограмма по добровольному переселению соотечественников. Программу не критикует только ленивый, между тем, благодаря Госпрограмме накоплен очень важный государственный опыт, созданы разветвленные структуры, участвующие в переселении и приеме соотечественников, отработаны межведомственные связи, налаживается система информирования и коммуникации, выявлены проблемы и нащупываются пути их решения. Сейчас главное, наверное, не зачеркнуть этот опыт, а поставить его на службу решения новых задач. Все чаще мы слышим сегодня, когда говорим о переселении соотечественников, слово «репатриация». Что это такое на ваш взгляд, и каким должен быть круг репатриантов? И какие вообще шаги могут предпринять государство и общество для осуществления давней мечты миллионов соотечественников о том, чтобы Родина позвала домой не по оргнабору трудовых кадров, а по велению души, позвала бы всех «своих»? И можно ли в таком деле говорить о том, что у нас есть «свои», а есть и «чужие»?

– Я не отрицаю несомненные заслуги Государственной программы, хотя являюсь ее идейным противником. Разумеется, накоплен большой опыт. Но Госпрограмма изначально преследовала совершенно другие задачи, нежели задачу возвращения соотечественника на Родину. И об этом следовало говорить открыто, без излишнего пафоса. Госпрограмма не состоялась, может быть, в плане возвращения российских соотечественников на историческую Родину, но она состоялась как опыт переселения людей в Россию. Это совершенно разные вещи – возвращение и переселение. Честное объяснение решило бы многие спорные моменты Госпрограммы. Канада регулярно открывает границы по определенным программам, восполняя недостаток населения. Но это не декларируется как переселение соотечественников. Сами понятия переселения или возвращения в Россию, в настоящее время - сложные и размытые понятия. Если быть до конца честным - не все участники Госпрограммы окончательно решили связать свои судьбы с РФ. Шесть лет существования Госпрограммы – не такой уж огромный опыт. Кто знает - как сложится судьба переселенцев еще через шесть лет? Миграция. Именно в этом понятии заключена вся суть проблем переселения в РФ.

Лично я различаю в современном российском мире только четыре вида миграции: временную, безвозвратную, внутреннюю и внешнюю. Хотя существуют и другие виды. Давайте поговорим о первых двух видах. Точнее, поговорим о разделении миграционных потоков в Российской Федерации. Если человек приехал в Россию на работу или на учебу, в его задачи входит прожить в РФ краткий срок и уехать обратно домой, то я считаю существующее законодательство РФ вполне состоявшимся. Там, где действительно остро нужны специалисты, работодатели помогают с жильем и оформлением документов. Так же обстоит дело и с учебой. Поступай в ВУЗ и живи на законных основаниях в РФ, причем учеба в России дает определенные преимущества в получении документов. Но если человек приехал, к примеру, к родственникам, которые предлагают ему свою помощь в легализации и покупке жилья, в трудоустройстве – о какой Госпрограмме вообще может идти речь? Тут речь идет о прямом воссоединении семей, потому как семья – это не только мать или отец.

И тут вполне уместно говорить о репатриации – процессе возвращения исторической Родины. Но современные законы РФ не позволяют таким семьям воссоединиться. Есть большое количество людей, которые не имеют родственников в РФ, но, тем не менее, являются российскими соотечественниками. Исходя из того, что они утратили прямую связующую нить с Россией, я вижу два пути для возвращения соотечественника на Родину: собственными силами и при помощи государства. И в первом и во втором случае РФ просто обязана помощь соотечественнику хотя бы в вопросах облегченного получения документов. Если постоять в российских очередях ночь на морозе, то не только жить в России не захочешь, но и российские фильмы смотреть перестанешь. Я уверен в том, что Госпрограмма переселения соотечественников может стать фундаментальной программой репатриации, позволяющей охватить максимальное количество мигрантов, если она учтет в себе все потоки въезжающих в Россию людей. И только тогда, когда будут устранены привязки по месту жительства в регионах или людей не будут отбирать, исходя из возраста или профессии. Если существует регион с проблемной экономикой и демографией, то не стоит решать проблемы данного региона только за счет соотечественников. Решайте проблемы региона исходя из государственных возможностей. Если у вас появляется дыра в потолке, и вы замазываете ее известкой, то вы в любом случае понимаете – это временное решение проблем. Так же и с соотечественниками. Сама репатриация, как процесс возвращения на историческую Родину, никогда не присутствовала в миграционных законах современной РФ. О ней говорили многие, все знают, что она жизненно необходима России, потому как Россия претерпевает острейший демографический кризис. А кто наиболее правильно решит вопрос восполнения народонаселения, как не соотечественники? Так позвольте сделать им это максимально быстро за счет нормального и объективного оформления и получения документов.

Как должна выглядеть репатриация? В первую очередь, Россия должна поставить вопрос восполнения населения на своей территории именно соотечественниками, как вопрос первостепенной важности. Я говорю не только о демографии, но и о патриотизме. Мы потому и выжили, что наши предки смотрели в будущее не на десять лет вперед, а гораздо дальше. Поэтому мы и говорим с восхищением об эпохе Петра I, до сих пор пользуемся творениями его современников. Нужно, просто жизненно необходимо научиться расставлять приоритеты, и на этих основаниях формировать миграционные законы. И тут, раз и навсегда, убрать противоборство понятий «возвращение» и «переселение». Каким образом? Россия должна выбрать четкий курс на восполнение своего населения потомками российских коренных жителей. Ты считаешь, что ты нужен России, ты мечтаешь о возвращении на историческую Родину? Вот три идеальных варианта возвращения соотечественников, которые я вижу:

1. Пожалуйста, приезжай, регистрируйся (прописывайся) у родственников или покупай жилплощадь, принеси документы о легальном нахождении в РФ, напиши отказ от имеющегося гражданства, получи вид на жительство, трудоустройся с этим документом, а через год (исправно платя налоги) приходи за паспортом. В России появится еще один работающий, не бездомный, законопослушный гражданин.

2. Нет родственников и денег на жилплощадь? Нет возможности быстро найти работу? Хорошо, тогда есть Программа репатриации. Выбери регион, нуждающийся в восполнении населения. Регион предоставит тебе оплату проезда, поможет с жильем и питанием на первых порах, выдаст вид на жительство. Но и ты, будь любезен, поработай некоторое количество лет на благо региона, благодаря которому ты вернулся на Родину.

3. Ты не уверен, что хочешь жить и работать в России? Тогда пройди поэтапно путь от иностранного гражданина до гражданина РФ. Оформи вид на жительство, проживи с ним пять лет, также исправно платя налоги, потом, если уж решился, подавай документы на гражданство и пиши заявление об окончательном решении остаться в РФ. Либо возвращайся обратно или работай по-прежнему как иностранный гражданин, но с видом на жительство. Институт разрешений на временное пребывание должен быть устранен, хотя бы исходя из того, что разрешение на работу для иностранного гражданина уже предполагает легальное годовое пребывание в РФ иностранца. И первый, и второй, и третий пункт должны касаться только соотечественников, а вид на жительство должен выдаваться вне квоты, исходя из законов о соотечественниках. Что же делать с «несоотечественниками»? То же, что в настоящее время проходят ежедневно тысячи русских из СНГ в России – есть общие основания. Как подтвердить то, что ты являешься соотечественником? В свидетельстве о рождении есть записи о происхождении и национальности родителей, можно найти справки о предках, проживавших в России, также можно обязать УФМС (и именно УФМС, а не какой-либо другой орган) решать трудные вопросы о подтверждении соотечественности к России. В моем понимании это и есть наиболее оптимальный и целесообразный путь к репатриации соотечественников в Россию.

Разумеется, в предлагаемых вариантах есть «дырки», не все может охватить мой истощенный размышлениями разум, но есть ведомства и специалисты, способные «довести до ума» окончательное решение наболевших вопросов. Я также не упомянул о репатриации соотечественников, достигших нетрудоспособного возраста. Эту проблему, как и проблему ветеранов ВОВ в странах СНГ, правительство РФ обязано решить как вопрос совести и чести современной демократической России. Вне миграционных законов. У совести есть только один закон – следует воздавать должное, как бы тяжело не было.

Слегка коснусь темы: «свои» и «чужие». К сожалению, данная тема неотвратимо присутствует в миграционной действительности Российской Федерации, несмотря на попытки максимально «демократизировать» легализацию мигрантов в России. Возможность получить вид на жительство в РФ максимально упрощает вопрос пребывания в России. Именно поэтому подавляющее большинство мигрантов стремится обладать вожделенным документом. И российские соотечественники тут в явном проигрыше – они не конкурентные добытчики документов, они менее организованы, не могут столь агрессивно держать очередь, отстаивать свои маленькие миграционные права. Они не способны в общей массе терпеть унижения и мытарства так, как терпят и добиваются желаемого результата выходцы из стран Средней Азии. Именно поэтому правительственным органам придется (быть может) столкнуться с проблемой «своих» и «чужих», хотя бы из опасения утратить часть культурного и исторического облика России.

Наивно думать о том, что приезжие иноязычные мигранты ассимилируются в России. Я писал об этом в своих статьях. Никогда узбекский или таджикский мигрант не откажется от своей национальной идентичности и традиций в угоду неупорядоченно культурной российской действительности. Именно поэтому некоторые московские и петербургские дворики зачастую похожи на пригороды Ташкента или Душанбе. Участившиеся случаи криминальных разборок между мигрантами, сложные отношения «понаехавших» с россиянами – активно обсуждаются в блогах, социальных сетях. Это не может не вызывать у местного населения приступов ксенофобии, но это, замечу, отдельная тема для разговора.

– Мы с вами, как и все соотечественники, вовсе не простодушные идеалисты. Мы понимаем, что все стоит денег, мы понимаем, что помимо благородных устремлений и громких слов всегда должен присутствовать четкий государственный расчет. Чем программа репатриации соотечественников может быть выгоднее Госпрограммы переселения? И нужно ли отказываться от одного в пользу другого?

–В настоящее время существует только Госпрограмма переселения. Программы репатриации не существует, хотя она просто обязана существовать. Более того, я считаю, что правительство РФ должно в кратчайшие сроки принять закон о подобной программе. Это жизненно необходимо для России. Многое, не только способствует, буквально заставляет реально мыслящих патриотов России впрямую говорить о подобной программе. И о том, что какое-то время уже упущено. Горько осознавать это. Какие же факты говорят о необходимости принятия подобной программы?

Учащение конфликтов на национальной почве, острый демографический кризис, уменьшение количества российских соотечественников в мире, миграция русских из России – факты тревожные, факты, не требующие доказательства. Нужно не переселять, а репатриировать – именно таким образом Россия сделает вклад в свое будущее, вклад в будущее своих детей. Думаю, на ближайшее время у России есть только один «миграционный вектор» - возвращение потомков коренного населения РФ, т.е. носителей своих исторических и культурных традиций. И тут дело не в «своих» и «чужих». Когда звучит вопрос-утверждение: «… Я узбек, гражданин Узбекистана, но хочу быть гражданином России», я думаю о том, что сам, лично мог бы хотеть быть гражданином Маврикия. И еще я думаю о том, что громадная армия российских соотечественников стоит у ворот России и не может достучаться.

Мне жаль, разумеется, голодающих узбеков, но, господа, наведите порядок в своей стране. И живите счастливо! Если же вы сделали осознанный выбор в сторону РФ, то приходите и стойте в очередях в УФМС хотя бы с минимальным запасом русского языка. Что же касается российских соотечественников – чиновникам пора принять законы, расставляющие приоритеты и преимущества. Российская земля была освоена, окультурена, удобрена телами наших предков не для общего пользования. Есть же элементарные законы о наследовании? Законы о сохранении традиций? Давайте хранить традиции!

– Бытует мнение, что Русский мир очень велик, вот и Россия стремится охватить своих соотечественников буквально во всех уголках планеты. Дело благое! Но не следует ли, всё же, определить в работе с российскими соотечественниками некие приоритеты? Что первостепенно, а что может и подождать, чтобы ограниченные силы и средства сконцентрировать на первоочередных проблемах?

– Разумеется, Русский мир велик, он простирается практически по всей планете. В этом великая заслуга наших предков. Сохранить его и уберечь – важнейшая задача России. Газеты и журналы на русском языке, регулярно выходящие в странах СНГ и Европы – вот кратчайший и необходимый путь. Если ты живешь за пределами России, но в любой момент можешь купить местную газету и журнал на русском языке, ты понимаешь – Родина рядом. Русским соотечественникам жизненно необходимы местные печатные СМИ, в которых они могут прочесть все новости, касающееся русскоязычной диаспоры. Газеты и журналы должны быть как информационными, так и литературными. Сколько прекрасных писателей я знаю в той же Молдове! А публиковаться им негде. А ведь именно писатели в первую очередь насыщают и обогащают сокровищницу русского языка и культуры.

Должны существовать и активно работать порталы, подобные порталам «Русские в Казахстане», «Русские в Киргизии». И более активное участие в жизни соотечественников должны принимать российские посольства. Не просто проводить какие-либо акции, приуроченные к важной дате и выступать с поздравлениями, а принимать реальное участие в культурной и повседневной жизни российских соотечественников. Российские посольства обязаны с особым вниманием следить за ущемлением прав русскоязычного населения, информировать о подобных случаях соответствующие инстанции и принимать ответные меры по искоренению таких ситуаций.

Если Россия желает сохранить Русский мир, то она должна охранять и защищать русские школы в странах СНГ, русские группы в ВУЗах стран СНГ. В настоящее время есть устойчивая тенденция сокращения учебных заведений с русским языком преподавания. К каким последствиям это приведет, не трудно предугадать. Если правительство данной страны не считает нужным содержать русскую школу, то во имя сохранения Русского мира РФ может на свои средства открыть среднее учебное заведение, выпускники которого впоследствии будут обладать правом на учебу в российских ВУЗах. Поверьте, это принесет только полезные дивиденды РФ. Также, особо важным представляется открытие в каждой из столиц стран СНГ органа УФМС, который бы работал с местным населением, разъяснял миграционную политику России, способствовал возращению соотечественников в Россию. Повторю вышеизложенное: газеты и журналы, порталы для русскоязычных жителей, активная работа посольств, русские школы, органы УФМС РФ. Это не только приоритетно, но и жизненно важно!

– Вы опубликовали много статей на тему переселения соотечественников, наверняка, у вас накопилось много читательских откликов. Если обобщить все это, какое пожелание выделили бы лично вы в результате общения с вашими читателями? Что, как вам кажется, сказали бы люди, которые не попадут на Всемирный конгресс соотечественников, какой передали бы наказ делегатам съезда?

– Отклики есть. Получаю много писем, в основном доброжелательные. Но с тревогой констатирую огромную степень усталости и недоверия, испытываемые соотечественниками. Наступает полоса равнодушия. Это самое страшное, что могло произойти. Равнодушие – один из тягчайших грехов, и именно этот грех сейчас сотрясает наше общество. Соотечественники устали от бесконечных обещаний со стороны России облегчить миграционные законы, они все более и более убеждаются в том, что они никому не нужны. Они не верят в помощь чиновников РФ, потому как в СНГ ежедневно закрываются русские школы. Можно в российских новостных лентах прочесть о внешней политике РФ в отношении Сирии или Ливии, а вот факт того, что в Молдове буквально под корень сносится Русский мир, волнует только русскоязычное население самой Молдовы. От России ожидается более решительное отношение к проблемам Русского мира. Российские соотечественники желают одного: оставаться детьми России. А мать не дает в обиду своих детей. Мне кажется, что это не трудно понять.

Беседовал Валерий Мошев

russkie.org
Обсудить