“ДА ХРАНИТ ВАС ГОСПОДЬ!»

Он написал мне эти слова на своем двухтомнике, видимо по собственному состоянию чувствуя зыбкость человеческого бытия.

Он и прежде дарил мне свои книги, но на этот раз – с особым значением, как бы подводя итог своим земным делам. На его измученном страданиями молодом одухотворенном лице проступала неповторимая его трепетная улыбка просветленной доброты и мудрости… Незадолго до этого он в служебной поездке попал в аварию, врачи вернули его к жизни, но лишь на какие-то месяцы.

Я знал его многие годы, помню его директором кишиневского литературного музея, тогда мы с ним довольно часто, отвлекшись от дел, пили чай, толковали о жизни, сложностях политики, о литературе. Тогда я снимал комнатку рядом с его кабинетом в здании СП Молдовы для своей газеты «Литератор». А лет за пять до его кончины впрягся с ним в одну упряжку – вместе работали в команде Президента Петра Лучинского, он советник по культуре, я - по межнациональным отношениям.

Известный кинорежиссер, поэт, авторитетный общественный деятель, он был очень общителен, прост, доступен. Интеллигентный, привлекательный, светлый человек, много переживший, он притягивал к себе людей даже противоположных взглядов.

Думая о нем, я вспоминаю один эпизод 1998 года. Мы попивали чаек в моем кабинете, когда позвонили из Красноярска: Виктор Астафьев нашел меня, чтобы пригласить на проводимую им традиционную конференцию провинциальных писателей. Это было одно из замечательных начинаний Виктора Петровича, моего однокашника по Высшим литературным курсам, бывавшего у меня в Кишиневе, присылавшего мне все выходившие его книги. Ведь как ни кинь, - стоит тебе удалиться из столицы, - всё, ты позабыт, позаброшен. Московская «тусовка» - для «своих». Я перебил его: «Но Россия не кончается ее границами и только русскими по национальности. Молдаване тоже далеко от столицы, почему бы и кого-нибудь из них не пригласить?» Виктор согласился: «Назови фамилию, пригласим». «Вот рядом со мной сидит Яков Бургиу, замечательный кинорежиссер и писатель. Кстати сказать, у него и жена из Красноярска». «Так давай скорее его паспортные данные, закажем авиабилеты!» - воскликнул Астафьев. К счастью, у Якова оказался при себе паспорт…

Но… Ах, это проклятое «но»! Билеты нам прислали, а на другой день объявили дефолт. Я не очень точно знаю, что значит это словечко, однако именно оно перечеркнуло нашу столь заманчивую поездку: допустим, по этим билетам приедем в Красноярск, а как обратно, если финансовая система упала? Вернули билеты…

Несбывшаяся радость…

Листаю книгу моего замечательного молдавского друга Якоба (милого Яши) Бургиу. «Да хранит Вас Господь»,- написал он, словно предчувствуя предстоящие напасти, желая хоть словом поддержать меня.

Вот вспомнилось. Возможно в наше время – некстати. Ведь и музей, которым он ведал, теперь называется музеем румынской литературы… А между тем там имеется множество документов, связанных с писателями Молдавии украинской, русской, гагаузской, еврейской, наверно и других национальностей. Возможно, выброшен и мой портрет, написанной замечательной молдавской художницей Валентиной Руссу-Чобан…

Обсудить