Нельзя рассчитывать на моральность политиков

Говорят, что умные учатся на чужих ошибках. В этом смысле, пример того, как не должно быть, нам показала Румыния со своей неудачной попыткой добиться отставки президента Траяна Басэску через всенародный референдум.

87% от сделавших волеизъявление высказались за процедуру импичмента, однако этого оказалось недостаточно. Как так получилось? Власть, которая проводила все организационные приготовления по народному референдуму, потрудилась, чтобы численность избирателей в списках оказалась намного больше их реального количества. Вплоть до того, что в число избирателей попали люди, эмигрировавшие из страны ещё в 70-е годы прошлого столетия. В чём смысл такой манипуляции? Сейчас объясню. На участки приходит восемь с половиной миллионов граждан Румынии – это больше, чем половина от реальной численности избирателей, но меньше, чем половина по спискам. А по закону, если проголосовало меньше 50%, то референдум признается недействительным.

Я ни в коем случае не хочу, чтобы начали говорить, мол, украинский политик вмешивается во внутренние дела Румынии. Это действительно не наши проблемы. Пусть румыны сами разбираются со своей властью и со своим президентом. Для меня этот пример интересен только в том плане, что одной из целей инициированного мной общественного движения «Украинский выбор» является создание нового качества управления государством через механизм референдумов по народной инициативе. И нам нужно избежать повторения ошибок соседей. Если суть референдума сводится, в конечном итоге, к контролю над деятельностью чиновников и органов госуправления, то не власть должна организовывать и следить за процедурой. Эти функции нужно передавать инициативным группам из народа, а не чиновникам от власти.

Нельзя рассчитывать исключительно на моральность политиков, хоть именно об этом все они говорят на каждых выборах. Выбор между властью и честью слишком сложный, чтобы оставить его на личное усмотрение чиновника или государственного деятеля. Пример Румынии интересен именно потому, что в данном случае идея такого выбора низведена до фарса. После сфальсифицированного, фактически, референдума президент выходит к гражданам и благодарит за то, что они не пошли на избирательные участи, и тем самым предотвратили государственный переворот.

Я по себе знаю, как легко почувствовать себя непогрешимым и как сложно заставить подчинятся объективным требованиям общества, если ты имеешь возможность уклониться от их выполнения. Мне приходилось принимать подобные решения. Будучи первым вице-спикером Верховной Рады, я сам поставил на голосование вопрос о своей отставке. Хотя можно было выждать время и удержаться в кресле. После поражения на парламентских выборах я добровольно отказался от руководства СДПУ(о). Да, в человеке должен быть внутренний контроль, но нужен и контроль внешний. Я бы хотел, чтобы меня поняли именно так, а не искали в моих словах какой-то скрытый смысл.

О своей моральности вам будет говорить каждый, но мне, как юристу, намного легче представить, что политик будет честно служить народу только в том случае, если он вынужден неукоснительно соблюдать закон. Именно закон должен лежать в основе всего – в том числе и в основе народного контроля. Даже если требования закона кажутся формальными и несущественными. Например, народная инициатива в соседней Молдавии, направленная на то, чтобы организовать референдум по присоединению к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана оказалась загубленной из-за невнимания к мелочам – способ заполнения подписных листов оказалась не соответствующим формальным требованиям закона. Работу, которую инициативные группы делали почти полтора года, ЦИК просто выбросил в корзину. Хотя до этого к ним подходили, спрашивали: «В такой форме будет нормально?» Отвечали, что нормально. А потом выбросили. Это тяжелый урок, но нашим соседям придётся его усвоить.

С подобными «уроками» в своё время пришлось столкнуться и нам. Когда при оранжевой власти мы проводили сбор подписей в поддержку референдума по вопросу членства в НАТО или в Едином экономическом пространстве с Россией, Белоруссией и Казахстаном, я в прокуратуру ходил так же часто, как на работу. Мы выиграли несколько десятков судов у тогдашнего президента Ющенко. И, в конце концов, мы отстояли законность. По сути, теперь референдум может быть инициирован в любую минуту – срока давности у подписей нет. Я надеюсь, что наш опыт будет полезен для организаторов подобных инициатив как в Украине, так и за её пределами. А мы, в свою очередь, эту тему с участием Украины в ЕЭП ещё доведём до логического завершения. Я в этом нисколько не сомневаюсь, потому что мы действуем исключительно в рамках закона и при поддержке большинства украинского народа.blogs.korrespondent.net/

Обсудить