Инвалиды креатива

Идеальная «акция» от украинской оппозиции – разбить палатку, объявить голодовку и начать собирать подписи на крышке самого большого в стране гроба.

29 августа 2012 года, после объявления решения Высшего спецсуда, оставившего в силе приговор Тимошенко, представители Объединенной оппозиции «Батькивщина» устроили символические «похороны» правосудия. Как сообщает пресс-служба «Батькивщины», народные депутаты принесли в Высший спецсуд гроб, в который положили статуэтку Фемиды. У входа в общественную приемную суда депутаты от оппозиции Виктор Швец, Андрей Павловский, Юрий Ганущак, Александр Черноволенко и Юрий Одарченко выкопали яму, в которую положили символическое украинское правосудие. На этом же месте был поставлен крест с табличкой «Здесь похоронено украинское правосудие» и надписью «24.08.1991 - 29.08.2012». Кроме того, депутаты возложили венок, на котором написано «От оппозиции украинскому правосудию».

Если сосчитать, сколько раз за эпоху Независимости Украины политики от самых разнообразных оппозиций таскали по улицам Киева и других ни в чем не виноватых городов символические гробы, то при виде полученной цифры придумавший очередные похороны «политтехнолог» по зову чести обязан был бы убить себя об стену и лечь в упомянутый ящик лично. Хоронили при Кравчуке, Кучме и Ющенко, хоронят и при Януковиче. Хоронили уже все: и демократию, и независимость, ну а правосудие вообще можно считать рекордсменом в этом нелегком деле – вряд ли найдется партия с более-менее серьезной историей, чьи креативные умы ни разу не додумались до такой всегда свежей и оригинальной идеи, как «гроб с Фемидой» после проваленного судебного разбирательства. При этом единственный случай за всю пиарно-погребальную историю Украины, когда гроб действительно был уместен, – дело рук не политиков, а пьяных английских фанатов в Донецке. Так, если кто забыл, болельщики ответили на знаменитую фразу экс-защитника сборной Англии Сола Кэмпбелла о риске для чернокожих фанов вернуться из Украины в гробу. Во всех остальных клинических случаях несчастный ритуальный предмет был призван символизировать яркую, нестандартную, исполненную гражданского пафоса метафору с налетом трагизма. Единственное, о чем забыли креативные некрофилы, – что уже после третьего повторения любая «острота» неизбежно становится такой же бородатой пошлостью, как и общественная язва, которую она высмеивает.

Непонимание сформулированной выше аксиомы (назовем ее для удобства «Законом Петросяна»), интуитивно понятной всякому, кто хотя бы один анекдот слышал дважды, является одной из самых закоренелых болезней украинского политикума. Бегло просмотрев список оппозиционных акций за любой период, можно без труда выделить основные проверенные временем разновидности пошлости – остальные будут лишь их модификациями!

Начнем с инфернального. Уже упомянутый гроб – не единственный вид креатива, топчущийся по рискованной теме смерти. И если в гробу хотя бы «хоронят» абстрактные понятия (никому ведь не пришло в голову носить по улицам «гроб с Януковичем» или «урну с прахом Тимошенко»), то когда дело доходит до вудуистских забав с чучелом, крышу у технологов сносит в сторону, где обычно должен пастись Уголовный кодекс. В 2001 году, когда Юрий Луценко в рамках акции «Украина без Кучмы» сжигал на Крещатике некое чучело в арестантской робе с намекающей гитарой (действующий тогда президент Леонид Данилович в те времена как раз засветил свое умение играть на данном инструменте как минимум в преферанс), горящую фигуру осторожно называли «Пахан-2001», хоть смысл действа был ясен всем. Прошло несколько лет – и формальности вместе с ложным стыдом были отброшены, обнажив доступ уличных экзекуций к персоналиям. Достаточно взглянуть на новостные заголовки оранжевого периода: В Херсоне сожгли чучело мэра, В Луганске во имя великих идей шовинизма коммуно-вудуисты сожгли куклу министра культуры, Разрекламированный марш русских фашистов в Крыму ограничился сжиганием сине-желтого чучела в узком кругу (сжигали «чучело с изображением председателя Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания Виталия Шевченко»). С приходом Януковича стало еще веселее – казнь несчастных чучел и вовсе перестала ограничиваться безликой кремацией, см., к примеру, На улицах Донецка начали вешать членов Партии регионов. Видимо, слишком уж правящая партия располагает к творческому подходу.

Задумываются ли оппозиционные деятели над тем, что подобные акции вызывают у избирателей не столько желание шумною толпой ринуться и продолжить линчевание на Банковой и прилегающих улицах, сколько неловкость за странные пещерные слабости своих лидеров? Вряд ли. А посему наверняка стоит ожидать в скором будущем новых, еще более изощренных находок – четвертования чучела Бориса Колесникова четырьмя «хюндаями», утопления чучела Януковича в золотом унитазе или отрубания руки чучелу Чечетову, извините, чучелу Чечетова.

Если в рамках истязания кукол у отечественных массовиков-затейников есть простор для творческого маневра, то установка палаток предполагает разногласия только в одном – в сроке, когда это идиотское занятие надоест его организаторам. Сам по себе оранжевый Майдан – классический пример технологии, срабатывающей только один раз, да и то, если очень-очень повезет и сойдется множество как внутренних, так и внешних факторов, в том числе и звезды на небе, и курс монгольского тугрика к гондурасской лемпире. Если установка палаток на Крещатике была гениальным озарением каких-то штабных технологов, то это значит лишь, что в тот далекий момент они с этими палатками угадали, но совершенно не означает, что следует 8 лет платить деньги людям, у которых на любое действие оппонентов один ответ: разбить очередной цыганский лагерь на асфальте и без малейшего результата ждать истощения терпения местных жителей и ручейка финансирования. Казалось бы, тема «эффективности» палаток была раз и навсегда закрыта привозными синими «майданами» Партии регионов 2005 (за Колесникова) и 2007 (против разгона Рады) годов и позорным оранжевым 2006 года (против абсолютно законного, хоть и подлого, формирования коалиции). Но голос разума технологам недоступен. Есть бюджет – значит, будет и способ его освоить. А зачем долго искать, если безотказный метод растратить бабло давно найден? Вот в «Батьківщине» и не ищут: агитационный загончик «Free Julia» напротив Печерского суда вот уже больше года киевлянам ходить мешает…

Самая неприятная черта палаточных трущоб – их острая чувствительность ко времени. Сопутствующая их установке клятва «стоять до победного конца» (а иначе - зачем разбивали?) ставит жителей палаток в очень неприятное положение. «Победный конец» в истории Украины случился всего-то один, Майданом зовется, а вот в остальных случаях либо честь палаточников спасал разгонявший их «Беркут», либо приходилось искать хоть какой-то пошлый предлог, чтобы объявить себя моральным победителем и свернуть свое позорище. Вот в процессе расправы над Тимошенко режим Януковича не дал терпилам ни единого повода даже заикнуться хоть о малейшей победе, и унылый брезентовый результат видели все гости Евро-2012 сразу на выходе из официальной фан-зоны.

Однако проживание в палатках (тем более халтурное, дневное-показушное) хотя бы не несет в себе такой опасности, как еще более древняя креативная пошлость – голодовка. Вот неужели хоть кто-то в оппозиционных штабах верил, что, при всех новых килограммах жизненного опыта на лице и теле уважаемый народный депутат Вячеслав Кириленко за пару десятков лет так и не растерял талант голодного студента вызывать жалость у руководства государства? Неужели правда верили, что Партия регионов бросится приговаривать «Скушай, Славик, ложечку, а мы за это свою украинофобскую подлость отменим»? И если не верили, то зачем было устраивать весь этот быстро закончившийся цирк под Украинским домом? Только чтоб Кличко на камеры порыдал – и то от газа, а не от сострадания? Еще пара таких «голодовок», да еще и сдобренных историями о том, как нардеп Волынец голодал с завтрака до обеда, и Лилия Григорович вспомнит, что как-то давно у нас никто не практиковал самосожжения…

Но если у палаток и голодовок есть хоть некая романтика самопожертвования и категоричность ультиматума, то в чем смысл и суконная привлекательность сбора подписей, «Обком» понять в упор не может. Особенно это касается «сбора подписей за импичмент Януковичу». По всей стране зачем-то бродят активисты, стоят палатки, у честных граждан выпрашивают автографы, затем эти автографы подсчитываются и выбрасываются в корзину. Или, может, не выбрасываются, а складируются в подвалах штаба на Туровской, и вечерами Турчинов спускается туда и складывает из подписных листов тысячи бумажных журавликов, надеясь, что хоть это вызволит Юлию Владимировну из Качановской колонии, раз уж замызганный хлев на Крещатике до сих пор не помог. Иных объяснений затее с подписями не видно. В стране нет ни законодательства об импичменте, ни даже простого антипрезидентского парламентского большинства, способного запустить описанную Конституцией процедуру, не говоря уж о 338 депутатах, способных отстранить Януковича. Или эти депутаты должны у нашей мечтательной оппозиции после выборов появиться? Щас, появятся. Как в 2002 году, когда по той же, что и сейчас, Конституции 1996 года, по смешанной система, партии власти еле наскребли на двоих 18 процентов, но мажоритарное болото тут же создало им комфортное большинство, оставив пропорционально победившую оппозицию мечтать дальше. Тогда, кстати, Турчинов ведь тоже перед выборами подписи за импичмент Кучме собирал! И в компании не с каким-то Яценюком, а со свежевыпущенной на свободу Тимошенко…

В чем-то похожий на сбор подписей механизм у своеобразного поджанра оппозиционных митингов – так называемое «вече». «Вече», это, в общем-то, обычный митинг, только по его окончании собравшийся электорат просят одобрительным гудением «принять» какую-то зачитанную выступающим резолюцию. Зачем политическому митингу незнакомых людей (это ведь не собрание стачкома какого-нибудь) нужна какая-то «резолюция», не имеющая никакой силы, влияния и значения, непонятно. Но выглядит всякий раз до ужаса пошло и отвратительно – интересно, самим ораторам не противно подобное зачитывать? Подобные мелкие пошлости хоть и не так масштабны, как голодовка или палатки, но способны вызвать тошноту даже у бывалых наблюдателей. Вот как руке не потянуться к парабеллуму, когда очередной «остряк» пытается подарить оппоненту лапти или вручить «гарбуз»? Ну и фишка последних нескольких лет, безумно раздражающая всю редакцию «Обкома»: зачем оппозиции, да и кому-либо другому, «разворачивать самый большой в Украине флаг» и «фиксировать рекорд Украины»?!! Какая Украине польза от того, что очередное сборище жертв швейного ПТУ опять перевело на какую-то глупость тонны материи дорогих многим украинцам цветов? Вот интересно: дальше этот флаг будет храниться в партийном музее или его разрежут и пустят на шторы? Пользы ведь от него никакой – второй раз уже не развернешь, потому как не рекорд, смысла нет. Или к нему каждый год собираются пришивать по метровой полосе, чтобы он опять становился «самым большим в Украине»?

На фоне этого буйства штампованного «креатива» начинаешь понимать, почему в интернете самые обсуждаемые политики – Олег Ляшко и кот бабули из Днепродзержинска. Конечно, человеку, утомленному Борей, гораздо легче озвучить любую развеселую пургу, бред и эпатаж – хуже уже не будет. Конечно, кот гораздо симпатичнее Азарова и Симоненко, а уверенный взгляд глазищ заставляет верить, что на него и в самом деле только что переписали хату. Но таких оторванных персонажей хватало всегда, на любых выборах. Просто еще никогда разница между нудным, заскорузлым, пыльным «креативом» лидеров избирательной гонки и случайными вкраплениями живого творчества не была столь разительной и неизлечимой.
obkom.net.ua

Обсудить