Олонешты – момент истины для молдавской демократии

К сожалению, складывается впечатление, что оптимизацию спутали с ассимиляцией и борются не с сокращением расходов на образование (!?), а с системой обучения на русском, украинском и других языках национальных меньшинств.

Специалисты и представители многих партий и национальных общественных организаций давно предупреждали молдавские власти, что процесс оптимизации расходов на образование за счёт закрытия школ с русским языком обучения не будет способствовать консолидации молдавского гражданского общества. В закрываемых школах, в большинстве учатся представители национальных меньшинств: украинцы, русские, болгары, гагаузы и др. А ведь им Коституцией страны, действующим Законом об образовании гарантировано особое право на выбор языка обучения своих детей. Да, это очень сложный вопрос, денег в бюджете на всё и всех не хватает.

Действительно проблема малокомплектных школ существует. Но в тоже время, решение таких сложных вопросов как закрытие школы где учатся представители национального меньшинства не должно превращаться в насилие « правильных» граждан над «неправильными». В таких случаях лучше, как говорится, «семь раз отмерять и один раз отрезать». И вот, то что должно было случиться – случилось.

В результате бездумного, пренебрежительного отношения чиновиков района Штефан Водэ и министерства просвещения к мнению местного населения, в молдавском селе Олонешты вспыхнул межнациональный конфликт. Здесь, 3 сентября, не смотря на запрет властей, начала работу гимназия с русским языком обучения. Родители отказались возить своих детей за 25 километров на обучение в русский лицей районного центра Штефан Водэ, а учителя отказались покинуть рабочие места в родной школе.

Давайте проанализируем, можно было ли избежать этого конфликта, раскалывающего село по национальному (и не только) признаку? Почему властями района и министерством просвещения не был найден другой приемлемый для всех вариант? Есть ли во всей этой истории факт дискриминации национальных меньшинств, или нет? И до каких пор руководство страны будет разлагольствовать об европейских ценностях, и в тоже время, жить по пещерным законом тоталитарного мышления?

1.Оптимизация расходов на образование по молдавски.

К сожалению, складывается впечатление, что оптимизацию спутали с ассимиляцией и борются не с сокращением расходов на образование (!?), а с системой обучения на русском, украинском и других языках национальных меньшинств.

Структурная реформа образовательной системы началась с подачи европейских советников ёщё в 2005 году, и ее целью провозглашены улучшение качества образования, повышение эффективности публичных расходов и рост ответственности в процессе управления ресурсами. С 2005 года до сих пор закрыты 73 школы и реорганизованы около 200 учебных заведений. По данным Министерства просвещения Молдовы в целом предлагается закрыть 45 учебных заведений в 23 районах республики. Пока одобрены решения местных советов в 25 случаях. Кроме того, определены и учебные заведения, в которых с сентября продолжат учебу 1518 детей из закрытых школ. Еще 92 учебных заведения в 26 районах Молдовы предлагается реорганизовать. В 47 случаях уже было принято решение об изменении их статуса с 1 сентября. 2740 учащихся из этих учебных заведений будут продолжать получать образование в, так называемых, окружных школах. В 2012-2013 учебном году для перевозки детей в окружные школы Министерство просвещения предоставило местным публичным властям 109 школьных автобусов. Кроме того, местные власти арендуют дополнительно 80 автобусов.

Итак, вопреки обещаниям реформаторов, для перевозки детей в эти окружные школы не хватает чуть меньше половины необходимых автобусов. И местные власти должны арендовать подвернувшийся под руку транспорт, чтобы выполнить обещаное. Начало, как говорится, «обнадёживающее». Реформу проводят, а про школьные автобусы забыли, или дяди-советчики из Всемирного банка денег не дали? Центральные власти от процессов оптимизации всеми силами открещиваются, мол это проблема местных бюджетов и властей. На то же обращение учителей и родителей Олонештской гимназии из администрации Президента ответ был лаконичным: «решение - в компетенции местной власти». Естественно, что и обращения в Парламент и Министерство образования также остались безрезультатными. Ну а местные чиновники ничего лучшего не придумали, как натравить одних сельчан на других. Преподавательский коллектив олонештского лицея с румынским языком обучения наотрез отказался брать под своё крыло детей сельчан, которые хотят учиться на русском языке. Или переходите на румынский язык обучения (вот вам оптимизация- ассимиляция), или ездите за 25 километров в Штефан Водэ.

Не ожидали, что родители и учителя принципиально пойдут до конца? Ведь знали же, что сельчане в отчаянии на своём сходе даже письмо-обращение о помощи написали Президенту Российской Федерации В. Путину (ну а к кому им обращаться, если свои правители разобраться и помочь отказались?). В частности в обращении говорится: «Законы Молдовы предписывают, что язык обучения ребенка выбирают родители. Большинство из нас, будучи этническими молдаванами, такой выбор сделали в пользу русского языка. Ибо понимаем, что с ним у наших детей появляются хорошие перспективы для достойной самостоятельной жизни.

И вот теперь под надуманным предлогом экономии средств нашу гимназию хотят разорить. Начальные классы переводят в молдавский лицей, где они в течение 2-3 лет рассосутся в молдавской языковой среде. А дети 5-9 классов должны будут ездить в другой лицей, находящийся от нашего села на расстоянии 25 км. Понятно, что не многие родители рискнут каждый день отпускать свои чада в столь дальнее путешествие. И боязнь за безопасность детей в дороге вынудит нас отдать их на обучение в молдавский лицей». Естественно, что и местные власти, и руководство Молдовы знали обо всём хорошо, но вместо поиска компромисса, по привычке решили «переломать ситуацию через колено».

Настораживает то, что это не единственный факт неуважительного отношения к своим гражданам, который получил широкую огласку. Такая же ситуация сложилась в Паскауцкой гимназии Рышканского района. Здесь 62 ребёнка учились на русском языке и изучали родной язык – украинский. Родителям предложили возить детей в молдавский лицей в Костешты, где дети-украинцы не смогут учить свой родной язык, а русских классов нет в половине параллелей. Соответственно, силовым методом детей из русско-украинской гимназии перевели на обучение на румынском языке. О конституционных правах на выбор языка обучения никто даже и не задумывался. Родители и учителя обратились за помощью к Послу Украины в Молдове С. Пирожкову. А сколько таких трагедий, не получивших огласки, разыгралось за это лето в других районах республики?

2. Дискриминация и ассимиляция не значатся в числе европейских ценностей и принципов.

Итак, реакцию родителей и учителей можно было элементарно просчитать. И власть, уважающая своих граждан должна была найти цивилизованный выход из сложного положения. Если бы следовала действующим законам и международным обязательствам. Никто не сомневается, что национальные меньшинства должны знать государственный язык. Представители национальных меньшинств, живущие в стране, должны знать язык, историю, культуру, традиции молдавского народа. Но они хотят, чтобы соблюдались и их элементарные, продекларированные государством права. Ведь они такие же равноправные граждане Молдовы, как и представители титульной нации.

Демократия предполагает свободу выбора, в частности выбора языка обучения. И когда детей лишают права обучения на родном языке, то это уже не интеграция в молдавское общество, а ассимиляция, причём насильственная. И это не только моё личное мнение, или мнение наших русскоязычных граждан из Олонешт и Паскауц, а точка зрения международного сообщества закреплённая в большом количестве документов о правах национальных меньшинств. К сожалению, по признанию ООН, дискриминация, ущемляющая политические, социальные, культурные или экономические права меньшинств, по-прежнему существует и является основным источником напряжённости во многих районах мира.

Выражение «дискриминация» понимается ООН «как означающее любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, которое основано на признаках расы, цвета кожи…языка, религии… национального или социального происхождения… рождения или иного обстоятельства и которое имеет целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления всеми лицами, на равных началах, всех прав и свобод». Дискриминация запрещается целым рядом международных договоров, охватывающих если не все, то, по крайней мере, большинство ситуаций, в которых группам меньшинств и их отдельным членам может быть отказано в праве на равное общение. Запрещение дискриминации охватывает, в частности, дискриминацию по признаку расы, языка, религии, национального или социального происхождения и др. К тому же общепризнано, что меньшинства обладают особыми правами. Особые права – это не привилегия, а средство, позволяющее меньшинствам сохранять свою самобытность, особенности и традиции.

Особые права также важны для обеспечения равного обращения, как и нормы о недискриминации. Процесс обретения меньшинствами статуса, который большинство рассматривает как естественный, может начаться лишь тогда, когда они будут иметь возможность пользоваться родным языком, извлечь пользу их других организованных им служб, а также принимать участие в политической и экономической жизни государств. Наиболее общепризнанным и обязательным с юридической точки зрения положением по меньшинствам является текст статьи 27 Международного пакта о гражданских и политических правах: «В тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять её обряды, а также пользоваться родным языком».

Согласно Декларации о правах лиц принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (не буду загружать перечислением, остановлюсь всего на нескольких пунктах) государства обязаны охранять и поощрять права лиц, принадлежащих к меньшинствам, принимая меры, позволяющие: создавать благоприятные условия для того, чтобы они могли выражать свои особенности и развивать свою культуру, язык, религию, традиции и обычаи (ст.4.2); создать для них надлежащие возможности для изучения своего родного языка или обучения на своём родном языке (ст. 4.3); стимулировать изучение истории, традиций, языка и культуры меньшинств, проживающих на их территории, и обеспечить, чтобы члены таких меньшинств имели надлежащие возможности для получения знаний, необходимых для жизни в обществе в целом (ст.4.4). Рамочная Конвенция Совета Европы о защите национальных меньшинств, ратифицированная Республикой Молдова в 1996 году, предусматривает в числе прочего следующие обязательства для властей ратифицировавших её государств: статья 14(2): «В районах традиционного проживания, а также там, где лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, составляют значительное число, Стороны, в случае достаточной потребности в этом, стремятся обеспечить, насколько это возможно и в рамках своих образовательных систем, чтобы лица принадлежащие к этим меньшинствам, имели надлежащие возможности изучать язык своего меньшинства или получать образование на этом языке». Хочу обратить внимание на одну особенность всех документов международных и европейских структур, касающихся прав меньшинств, они не просто предоставляют меньшинствам определённые права, они и обязывают государства конкретно реализовать эти права. Не случайно Совет Европы так трепетно подходит к контролю за соблюдением прав человека в государствах, претендентах на вступление в Европейский Союз. Демократия начинается именно с соблюдения прав гражданина.

3.Что будет дальше?

Здесь, всё зависит от того насколько наши руководители всех уровней понимают суть происходящего, насколько они действительно стали на путь европейской интеграции и правильно понимают принципы демократического общества. Возможны три варианта решения данной некрасивой ситуации.

Вариант первый.

Власть честно признаёт, что « перегнула палку» в ситуации с оптимизацией конкретных школ и идёт навстречу пожеланиям граждан. Решение принимается с максимальным учётом пожеланий родителей и педагогов. Делаются серьёзные выводы из произошедшего и вносятся соответствующие коррективы в деятельность Министерства просвещения и местных органов власти. Толерантность, уважение к своим гражданам и их законным правам побеждают.

Вариант второй.

Президент Н. Тимофти вспоминает, что буквально на днях заявлял: "У нас имеются законы, которые позволяют каждому гражданину говорить и заниматься на своем родном языке... Немного таких стран, где национальные меньшинства пользовались бы такими правами, как в Республике Молдова". Премьер В. Филат задумывается о том, что ему могут сказать по этому поводу во время предстоящего визита 10-11 мая в Москву. Председатель парламента М. Лупу наконец вспоминает, что его партия очень хочет заполучить голоса русскоязычных избирателей. Короче ситуация временно замораживается до удобного случая.

Вариант третий.

Власть по прежнему на словах настойчиво продолжает доказывать свой «европейский выбор», приверженность к «демократическим ценностям» и жёстко подавляет недовольство граждан, борющихся за своё право обучать детей на родном языке. В качестве примера для других несогласных и недовольных, олонештскую гимназию закрывают, педагогов разгоняют. Наступает новый виток национализма, генерируемого тоталитарной властью Альянса за европейскую интеграцию. Действительно, наступил момент истины….Зачем говорить красивые речи о демократии и соблюдении прав человека? Достаточно просто принять решение… Борис Шаповалов, доктор философии, директор Фонда «Содружество»

Обсудить