Владимира Воронина могут исключить из партии за нарушение Устава ПКРМ

В Уставе ПКРМ, зарегистрированном Министерством юстиции Республики Молдова 27 апреля 1994 года (Регистрационное удостоверение № 31), последние изменения и дополнения в который были приняты Шестым (XXIII) съездом Партии коммунистов Республики Молдова 15 марта 2008 года, сказано: «ПКРМ – это политическая партия европейского типа… ПКРМ выступает за евроинтеграцию...

С удивлением прочитал в СМИ фактически анонимное (поскольку никем не подписанное) «Заявление Партии коммунистов Республики Молдова» о том, что она «требует созыва внеочередного заседания Парламента РМ на 13 сентября с.г. с одним единственным вопросом: об организации и дате проведения Референдума о вступлении Республики Молдова в ЕврАзЭс и Таможенный Союз».

С ещё большим удивлением (вернее сказать, даже недоумением) узнал из этого заявления, что «Партия коммунистов на своем Седьмом (XXIV) съезде твердо определила свою позицию о необходимости скорейшего вступления Республики Молдова в Таможенный Союз».

С одной стороны, конечно, очень хорошо, что ПКРМ, наконец, услышала обращенный к ней призыв «руководителей районных и городских штабов Инициативной группы по организации Республиканского законодательного Референдума о вступлении Молдовы в Таможенный Союз».

Действительно, Инициативная группа от имени 232 тысяч граждан, подписавшихся в поддержку проведения Референдума, давно уже призывает ПКРМ созвать заседание парламента для назначения даты Референдума о вступлении Молдовы в ЕврАзЭс и Таможенный Союз.

Но, с другой стороны, как же быть с тем, что в Уставе ПКРМ, зарегистрированном Министерством юстиции Республики Молдова 27 апреля 1994 года (Регистрационное удостоверение № 31), последние изменения и дополнения в который были приняты Шестым (XXIII) съездом Партии коммунистов Республики Молдова 15 марта 2008 года, сказано совсем иное, а именно: «ПКРМ – это политическая партия европейского типа… ПКРМ выступает за евроинтеграцию, за преобразование страны и общества в соответствии с демократическими правовыми, экономическими и социальными стандартами»!?

Как быть и с тем, что после своего Седьмого (XXIV) Съезда ПКРМ, на котором партия якобы (если верить заявлению) «твердо определила свою позицию о необходимости скорейшего вступления Республики Молдова в Таможенный Союз», никаких изменений в её Устав не было внесено?

И, наконец, как быть с тем, что в Уставе ПКРМ, часть II, «Организационные принципы деятельности партии», пункт 10, сказано, что «по вопросам стратегии и тактики действий ПКРМ, носящих общепартийный или общегосударственный характер, выносить решения имеет право только съезд или Центральный Комитет. Местные партийные организации могут вносить в ЦК свои предложения, но не вправе принимать решения»!?

Выходит, что решение по важнейшему вопросу о вступлении Республики Молдова в Таможенный Союз и ЕврАзЭС, носящему не только общепартийный, но и общегосударственный характер, было принято без вынесения его на обсуждение съезда или Центрального Комитета ПКРМ? По крайней мере, о том, что это было сделано, в заявлении нет ни единого слова.

А куда же тогда, спрашивается, смотрел и чем же занимался в это время бессменный председатель ПКРМ товарищ Владимир Воронин?

Почему он лично не проверил, внесено ли соответствующее изменение в Устав ПКРМ после Седьмого (XXIV) съезда возглавляемой им Партии коммунистов?

Почему он допустил, что такое важное заявление от имени партии, лидером которой он является, было сделано без его предварительного рассмотрения и одобрения на съезде или Пленуме ЦК ПКРМ?

Все эти вопросы носят отнюдь не праздный характер, так как давно и общеизвестно, что ни одно сколько-нибудь важное решение в ПКРМ не принималось и не принимается без ведома и одобрения со стороны председателя партии Владимира Воронина.

Но, если это так, то не следует ли ожидать, что Партия коммунистов строго спросит теперь со своего лидера Владимира Воронина за то, что он допустил столь явное нарушение Устава теми лицами в её руководстве, которые сделали это заявление от имени всей ПКРМ? Или, по крайней мере, внесёт, наконец соответствующие изменения в свой Устав?

А сделать это ПКРМ непременно должна. Должна, прежде всего, потому, что в настоящий момент нет никакой уверенности в том, что уже завтра руководство ПКРМ не откажется от этого заявления, сославшись на то, что оно сделано некими «самозванцами», вопреки соответствующим положениям и требованиям Устава, а потому не имеет никакой юридической и политической силы.

Как, впрочем, это уже не раз бывало в её истории после февраля 2001 года, когда, придя к власти, она отказалась от всего того, что провозглашала накануне.

Обсудить