Может ли государство сбить цены?

Но вот один старый приемчик, который позволит конкуренции заработать и убить сговор и монополию.

Наступила осень. Золотая пора. Но это было раньше. Можно так было думать. И думали. И были на то веские основания. Но мы тогда не задумывались ни о чем таком. Радовались золотистой листве, обилию даров природы. Радовались обычным, нехмурым лицам прохожих, торопясь на любимую работу. Жили обычной жизнью, в общем. Но сегодня наступление осени у каждого из нас, неполитиков и неолигархов, вызывает тоску и глухую озабоченность: а как придется выживать этой осенью? И выживем ли без потерь? Материальных и физических. То и дело читаешь и слышишь от официальных лиц, что, де, цены-то придется повышать. Мол, засуха, неурожай, мировая обстановка. То Россия не выводит свои войска из Приднестровья, то стало намного больше женщин с 36-м размером ноги, то оппозиция в Парламенте совсем развинтилась… И что интересно: сколько бы ни было женщин с 36-м размером ноги, а капуста на рынке по сравнению с началом осени прошлого года подорожала вдвое. То есть на 100 процентов. Если в Евросоюзе подумывают, как с большим скрипом поднять цены процентов на 10, то у нас, не задумываясь, бухают сразу на 100 или двести процентов. И никакого удержу нет на этих свободных “рыночников”. Похоже, что у них имеется своя тайная и довольно сплоченная организация, которая устанавливает цены по своему усмотрению. Это нечто вроде общества свободных каменщиков (масонов), но более современное и крутое. А может, они уже давно являются частью всеобщей масонской мировой ложи… Во всяком случае, цены растут и растут и никакого логического, рыночного объяснения тому нет. Мычат что-то. Но не более того. А мы все, которые должны расплачиваться за все, сидим, как кролики, в большой клетке и со страхом смотрим, озираясь, во все стороны, с какой стороны покажется, наконец, удав. Что этот удав уже нас в себя втягивает, мы чувствуем, но пока его не видим. Слышим лишь его мощное и смрадное дыхание.

Нам все время втолковывают, что капитализм хорош тем, что у него есть такой механизм, называемый конкуренцией, который… Но не доводят до сведения, что кроме механизма, есть еще люди. И если эти люди сговорятся, то механизму (любому) – крышка. Возьмите сегодняшний городской, назовем его базар. Разве там торгуют производители продукции? Конечно, нет. Думаю, что их и до ворот не допускают. Смею предположить, что производителей еще далеко на подходах к базару встречают некие ребята, которые “выкупают” у производителей их товар и начинают уже от своего имени этим товаром торговать. Ну, и цену они же устанавливают. В пределах этого базара и своей “компетенции”. Это – обычный экономический (да и политический) бандитизм. Никакие антимонопольные механизмы тут не помогут. Эти механизмы будут смазаны с потрохами, но за счет этого цена на продукцию станет еще выше. Это мы наблюдаем на всем протяжении царствования в стране демократии и либерализма.

Но вот один старый приемчик, который позволит конкуренции заработать и убить сговор и монополию. Давайте на каком-либо базарчике установим палаточку, которая станет торговать от имени государства, скажем, той же капустой. Некто М от имени такого-то министерства едет в ту же Турцию и закупает там капусту наравне со свободными будущими ее продавцами на рынке. Но надбавку, перед тем как выставить капусту на продажу, этот М устанавливает от имени государства не 150%, например, а сколько положено по расчетам с учетом НДС, плановой прибыли и т.п. Уверен, что надбавка к бедной турецкой капусте будет намного меньше 150%. И базарная госпалаточка станет выступать как реальный конкурент другим капусточникам. Эту палатку уже никакой бандит не заставит торговать по его цене (государство ведь!), никакой бандит не сможет не пустить продавца этой палатки торговать своим заниженным по цене товаром. И т.д. Остается наладить бесперебойное снабжение палатки капустой и другие капустники вынуждены будут свою цену сбавить. А кто потеряет от всего этого? Бандиты. И владелец рынка. И те, кто за счет этого рынка кормится. А люди выиграют. Вот такая малюсенькая палаточка и станет методом проверки на вшивость нашей так называемой народной демократической либеральной экономической системы. Всей системы. От базарного кидалы до самого верхнего депутата и руководителя парламентской партии. И даже до руководителя СМИ, который попытается этот материал не показывать читателю, чтобы не дать возможность видеть результаты его обсуждения и мнения обычных простых людей, чтобы, не дай Бог, не помешать богатеть тем, кто давно греет на этом не только свои белые ручки.

Обсудить