Владимир Воронин: «Народ Молдовы за вступление в Таможенный союз. А коммунисты — вместе с народом»

Интервью c председателем ПКРМ Владимиром Ворониным относительно решения ПКРМ созвать заседание парламента для назначения даты референдума о вступлении Республики Молдова в Таможенный союз.

— Владимир Николаевич, 3 сентября Партия коммунистов распространила заявление, в котором ответила положительно на призыв инициативной группы по проведению референдума о вступлении Молдовы в ЕврАзЭС и Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана созвать экстренное заседание парламента для назначения даты референдума. Что это решение означает, с точки зрения позиции Партии коммунистов? ПКРМ, которая первой провозгласила внешнеполитическим приоритетом европейскую интеграцию, отказывается от этой идеи? Вы больше не считаете, что, как и все восточноевропейские страны, Молдова должна двигаться в ЕС?

— Во-первых, для ПКРМ идея вступления ЕС — это не самоцель, а средство. Бесчисленное количество раз мы говорили о том, что наша цель — это построить Европу у себя дома: создать стабильную и функционирующую демократическую систему, укрепить соблюдение прав человека, культивировать те западноевропейские ценности, которые по праву признаются универсальными во всём мире. На этом пути ПКРМ в качестве правящей партии еще в 2003 году добровольно взяла на себя обязательства соблюдать все рекомендации европейских структур, и никто не может нас упрекнуть в том, мы были недостаточно активны. В точно обозначенные сроки мы выполнили весь трехлетний план сотрудничества с Европейским союзом!

Подчеркну, строительство современного, демократического, европейского государства было и остается нашей главной целью.

Что касается политической оценки деятельности ЕС, то ПКРМ действительно несколько пересмотрела свои взгляды. Годы правления, а также нахождения в оппозиции избавили нас от розовых очков. Мы действительно вначале были немного наивными, когда полагали, что европейский арбитр — это везде и всегда абсолютный моральный авторитет. Мы верили в то, что отход от принципов демократии будет одинаково осуждаться европейскими партнерами, независимо от того, кто находится в Молдове у власти. Мы заблуждались. Оказалось, что антикоммунизм и антироссийская риторика — гораздо более существенные «аргументы» в диалоге с политической верхушкой запада, ради которых можно закрывать глаза на абсолютно антиевропейские и антидемократические процессы в Молдове, такие как нарушение Конституции, попрание принципа разделения властей, политическое преследование оппозиции, расправа над NIT, введение цензуры и другие.

Во-вторых, нужно или быть чрезвычайно наивным человеком, или притворяться им, чтобы не понимать или не замечать тех процессов, которые происходят в самом ЕС. Страны, расположенные на европейском юге, — в глубочайшем кризисе. Будущее европейской валюты — под вопросом. Возможности дальнейшего расширения ЕС равны нулю. И даже наша нынешняя так называемая власть, лизоблюдски выполняющая все требования МВФ, ловящая на лету все желания Запада, которую сегодня за это нахваливают так, что становится стыдно, реально не может добиться ровным счетом ничего.

И сколько можно биться лбом в закрытую дверь? В таких условиях у молдавского народа есть право сказать свое слово, и он должен его сказать.

— Как вы можете объяснить, что, несмотря на то, что Молдова не только не получила перспективы вступления в ЕС, но и не добилась либерализации визового режима (сроки каждый год переносятся), власть снова и снова утверждает, что идея европейской интеграции абсолютно безальтернативна?

— Внешнеполитические установки нынешней власти отстают примерно на десятилетие. Может показаться парадоксальным упорное нежелание альянса видеть очевидные вещи: невозможность вступления Молдовы в ЕС, с одной стороны, и крушение надежд на процветание тех государств, которые вступили в ЕС последними, с другой. Ведь ни одна из восточноевропейских экономик после вступления в Европейский союз не оказалась более конкурентоспособной. Наоборот, практически повсеместно ситуация ухудшается. Болгария, к примеру, перенесла на неопределенный срок переход на евро, опасаясь взять на себя бремя дефолта других государств ЕС. В Румынии дошло до того, что более половины граждан полагают, что при Чаушеску жилось лучше. Страны Прибалтики всё больше приходят к выводу, что антироссийская эйфория оказалась бессмысленной и стоит им очень дорого. Обладающая трезвым взглядом на вещи Турция и вовсе отказалась от идеи вступления в ЕС. И в этих условиях Молдова упорно демонстрирует желание запрыгнуть в вагон не только давно ушедшего поезда, но и вообще сесть в такой поезд, который движется в очень опасном направлении.

Но «слепота» нынешней власти — парадокс, лишь на первый взгляд. Многие в альянсе прекрасно понимают, что происходит. Но у них попросту не существует другого выхода. В условиях, когда 70–80 процентов граждан отказывают в поддержке власти, когда более 60 процентов граждан уверены, что президент нелегитимен, когда «история успеха» означает де-факто уничтожение демократии, снижение суверенитета, увеличение налогового бремени, закрытие школ, возведение коррупции в ранг государственной политики и драматическое увеличение госдолга, господам из альянса не остается ничего, кроме как бросаться в ноги тем, кто мыслит категориями холодной войны, и послушно осуждать коммунизм, называть Советскую армию оккупационной, провоцировать националистическую истерию, не без оснований надеясь получить за это одобрение и доступ к новым кредитам и грантам. Конечно, это путь в пропасть. Поэтому, когда Партия коммунистов определяет нынешний режим как преступный, в этом нет никакого преувеличения или мести. Наоборот, мы, безусловно, были бы удовлетворены, если бы у этой власти что-то получалось. Но, как мы и предупреждали избирателей, это совершенно невозможно, и такие действия власти приведут страну и народ Молдовы к непредсказуемым последствиям.

— Тем временем на востоке уже функционируют ЕврАзЭС и Таможенный союз. Объявлено о перспективах создания еще более высокой степени интеграции — Евразийский союз. Как вы это оцениваете?

— Президенты России, Беларуси и Казахстана выступили со статьями, в которых они описали свое представление о перспективах интеграции. Мы видим, что во главу угла безусловно ставится развитие экономических отношений, снятие всякого рода барьеров, унификация экономических аспектов законодательства, желание сделать объединенные экономические возможности и рынки более конкурентоспособными в рамках мировой экономики. Есть сформулированная позиция, что члены Таможенного союза получат преференциальные цены на энергоносители: нефть и газ.

С государствами Таможенного союза у нас обширная повестка дня. Помимо воссоздания традиционных общих рынков сбыта и производства, во времена функционирования которых Молдавия была на пике своего экономического развития, сегодня стоит фундаментальный вопрос об урегулировании трудовых отношений. Сотни тысяч наших граждан работают в России. Молдавское государство обязано сделать всё для легализации их прав, вести переговоры, цель которых — признать их труд уважаемым, достойным, идущим на благо нашим государствам. Соответственно, наши граждане, работающие на постсоветском пространстве, должны пользоваться защитой и соблюдением своих прав в любом из государств пребывания. А потому вхождение в новые интеграционные проекты на востоке — это блестящая возможность решить эту задачу.

Безусловно, на повестке дня стоит вопрос об инвестициях. Молдова по своему положению, по человеческому потенциалу, по законодательству — это выгодная площадка для инвестирования. В первую очередь, для России, но также и других стран, углубляющих сегодня взаимную интеграцию и обладающих инвестиционными возможностями. В этом смысле Таможенный союз — это реальная альтернатива порочной практике кредитов и грантов, полностью заменивших сегодня инвестирование и реальное экономическое развитие.

Далее, в случае успешной реализации экономической платформы будет рассмотрен и вопрос о политической интеграции — по модели Европейского союза. Подчеркну, что речь идет исключительно о суверенном праве каждого из государств определять для себя возможность участия и степени интеграции, это дело абсолютно добровольное. В основу следует закладывать оценки преимуществ и перспектив. Конечно, не забывая и о рисках.

— Тем не менее многие утверждают, что движение в сторону Таможенного союза означает разрыв всех европейских перспектив Молдовы, что бы под этим ни подразумевалось. Вы согласны с таким тезисом?

— В категориях холодной войны, которую проповедуют нынешние молдавские власти Россия, это нечто противоположное, противостоящее Западу. Я решительно и категорически не воспринимаю такую логику! Россия — безусловно, часть западного мира. И здесь, в Молдове, мы, как никто, знаем, что такие абсолютные, общепризнанные ценности, как знание, образование, модернизация, забота о людях старшего поколения, достойная медицина и прочее, — это то, что в нашей истории неразрывно связано с Россией.

Мало того, такая логика конфронтации давно устарела. Противопоставление Европы и России никому не идет на пользу. Мы видим, как динамично и прагматически развиваются отношения России и Германии, России и Франции, России и Италии. На антироссийских позициях, всегда сопровождающихся национализмом и экстремизмом, долгое время стояли восточноевропейские государства, которые в значительной степени руководствовались не европейской, а евроатлантической логикой. Но и сегодня мы видим, что всё это уходит в прошлое. К примеру, Россия осуществляет ожидаемые и приветствуемые масштабные инвестиционные проекты в Румынии и Болгарии. И только Альянс «За европейскую интеграцию» не понимает этого.

— Как вы оцениваете перспективы вашего требования проголосовать за дату назначения референдума в парламенте? Насколько это реально?

— Практика последних трех лет утвердила меня во мнении, что от этой власти не имеет никакого смысла ожидать чего-то. Мы и не собираемся от нее чего-то ожидать. Наш путь — это политическая борьба.

Во-первых, поведение каждой из фракций и отдельных депутатов по этому вопросу обозначит линию водораздела. Пусть каждый из нас даст ответ обществу, какова его позиция. С либеральной партией всё понятно. А в отношении ЛДПМ и Демпартии, которая всегда хочет усидеть на двух стульях, избирателям будет очень полезно понять, как их реальное поведение соотносится с декларациями.

Во-вторых, мы не собираемся ограничиваться парламентской инициативой о проведении референдума. Всем, в том числе и власти, прекрасно известно, что идея вступления в Таможенный союз сегодня значительно популярнее, чем вступление в ЕС. И я уверен, что в ближайшие месяцы тенденции только усилятся. А у каждой тоталитарной, антидемократичной и антинародной власти есть предел, который определяет народ. В этой ситуации мы, коммунисты, будем вместе с народом.

Обсудить