Тень маршала по-прежнему с нами...

Правительство приняло решение №31/2002 г., имеющее силу закона, о запрещении всех форм пропаганды фашизма и увековечения памяти личностей, виновных в совершении преступлений против человечности в годы Второй мировой. (3 мая 2006 г. Сенат утвердил этот закон.) Кстати, в Молдове такого «ордонанса» нет.

Румынский либерал-демократ и один из руководителей уездного партийного отделения Ботошань профессор истории Джикэ Маноле установил бюст военного преступника Иона Антонеску. Бюст маршала, как сообщает издание Botoseanul.ro, воздвигнут в селе Тэтэрэшень.
На открытии скульптуры Д. Маноле заявил: «Уже два века, как у нас оторвали Бессарабию, и я чувствую необходимость воздвигнуть монумент тому, кто освободил Бессарабию и Северную Буковину… Если у него нет в его стране памятника, то будет лучше, если поставлю я в его честь и всех товарищей его, погибших на фронте, за два века, как напоминание. Не забывайте! Наш долг объединить Румынию (т. е. присоединить Молдову, а также северо-западную и юго-западную Украину.Прим.)", – заявил Джикэ Маноле.
Историк известен тем, что отрицает преступления маршала на расовой почве, а также считает, что Румыния в ходе обеих мировых войн не была чьим-либо союзником, а лишь отстаивала собственные интересы.
"В ХХ веке два миллиона румын пожертвовали собой, чтобы мы воздвигли из Румынии малой Румынию великую и святую, от Днестра до Тисы", – подчеркнул он.
moldnews.mdhttp://ava.md
Комментарий журналиста Ильи МАРЬЯША:
Оставьте в шкафу коричневые скелеты!
Интересно было бы услышать официальную реакцию Бухареста и Совета Европы. Дождёмся?
У памятников маршалу, как и у него самого, своя бесславная история. Видимо, есть повод напомнить некоторые её вехи. Когда в конце 80-х – начале 90-х разваливался СССР, а за ним и соцлагерь, закончилась и власть коммунистов. И всё, что при них запрещалось, вмиг стало очень популярным и конъюнктурным. После социалистического режима взбудораженная публика хотела всего антисоветского.
Новый старый «герой»
Начался и «реабилитанс» Иона Антонеску в расслабленных умах румынского общества. И вот, в начале 90-х, несмотря на возмущение еврейских лидеров во всём мире, в Румынии стали переименовывать улицы в честь «кондукэтора» и устанавливать ему памятники. То, что он – главный архитектор Холокоста на территории Транснистрии, Бессарабии и Буковины, широкая публика просто не знала, а элита и не хотела знать, напрочь отрицая геноцид евреев и ромов. Точно так же не хотят ныне видеть бревно в своём румынском глазу некоторые молдавские историки. Разумеется, они лукавят, когда называют обвинения в адрес Антонеску коммунистической пропагандой: тема уничтожения евреев была при советской власти по разным причинам крайне непопулярной как в СССР, так и в странах Варшавского блока.
Напомним, что маршал был признан таким же военным преступником, как и нацистские бонзы. И произошло всё это на публичных судах, а не на заседании тройки НКВД и не на пленуме ЦК ВКП(б). Если бы послевоенную Европу поделили иначе и Румыния оказалась бы в зоне влияния любого из союзников (или всех вместе), Иона Антонеску всё равно благополучно и заслуженно повесили бы.
Но румыны, растерзавшие чету Чаушеску, в массе своей ценили маршала не как гонителя евреев (про это они практически мало что знали). Его чтили как патриота и собирателя румынских земель. Если следовать этой логике, то в Германии тоже должны сильно уважать Гитлера, который первым делом забрал «взад» исконно немецкие Судеты, дал свободу Словакии, не говоря уже о том, что вселил в народ уверенность, предоставил ему работу, построил автобаны… Однако история почему-то даёт суровую оценку правителям не только по отдельным их делам и благим намерениям, а комплексно.
Первый памятник
Симпатизанты маршала, расплодившиеся в условиях псевдодемократии, не были согласны с итогами Второй мировой, они стали издавать апологетическую литературу, обеляющую Антонеску, и, разумеется, отрицающую клевету о якобы имевшем место Холокосте. В 1997 году в Румынии разразился скандал, связанный с посмертной реабилитацией лидеров фашистской Румынии. Дело дошло до Верховного суда страны, однако было закрыто в связи с протестами Запада. Отдельные сенаторы из США в связи с процессом угрожали лишить Румынию поддержки при вступлении в НАТО и поставили под сомнение «приверженность страны западным ценностям».
В 2001 году в Бухаресте всё-таки был открыт первый в Румынии почти официальный памятник Иону Антонеску. В церемонии принимали участие несколько сот энтузиастов, в том числе – два сенатора: лидер партии «Великая Румыния» Корнелиу Вадим Тудор и бывший глава группы «Бужор» наш Илие Илашку.
Трещина в пьедестале
Когда же Румыния засобиралась в Евросоюз, её руководству прямо дали понять, что это невозможно без денацификации. Процитируем хотя бы отрывок одной публикации тех лет – «Пьедестал под Антонеску дал трещину» (Перевел Самуил Черфас, "Chicago Jewish News", http://www.chijewishnews.com/features.jsp#21096, "ЕК")
«В апреле 2001 года был издан указ, запрещающий все фашистские реликвии и прославление военных преступников. Это сделали ровно через четыре месяца после того, как посол США в НАТО заявил, что Румынию не примут в этот союз до тех пор, пока в ней продолжают воздавать почести Антонеску.
Еврейские лидеры считают эти принимаемые в пожарном порядке меры "первым шагом в нужном направлении", но многие обращают внимание на пробелы в указе, которые, возможно, не позволят окончательно отправить Антонеску на свалку истории. Указ требует демонтировать шесть памятников Антонеску, а также переименовать около тридцати улиц и парков, названных его именем, и запрещает фашистские организации, например Фонд Антонеску, заботящийся о сохранении наследия диктатора.
В соответствии со срочно принятым указом было запрещено сооружать или сохранять такие памятники "в общественных местах, кроме музеев ". Но четыре из шести находятся в частных владениях, в том числе один в Бухаресте, который стоит на территории основанной Антонеску православной церкви. Что считать общественным местом?
Раввин Эндрю Бейкер, международный директор Американского еврейского комитета, активно побуждавший румынских лидеров к сносу памятников, сказал, что спор о частном и общественном не имеет значения.
Правительство Румынии "если бы хотело, могло бы воздействовать" на частные группы, чтобы убедить их снести памятники.
Управление делами президента, Министерство культуры и Министерство общественного управления (МОУ) отвечать на вопросы об Антонеску отказались. МОУ, ведающее переименованиями, не смогло представить список улиц, названных в честь Антонеску. По словам Раду Иоанида, румына, руководящего отделом международных архивов американского Музея Катастрофы, и премьер-министр Нэстасе, и президент Румынии Илиеску искренне хотели бы осуществить эту меру, но "их аппарат саботирует такое решение". Другая преграда, по словам Иоанида, – это противодействие со стороны правых экстремистов. Антонеску остается в их глазах национальным героем, потому что в 1941 году присоединился к Германии и объявил войну Советской Армии, которая оккупировала часть восточной Румынии. Его роль в уничтожении евреев остается в Румынии практически неизвестной, потому что для двух поколений пропаганда советского стиля исключала возможность знакомства с исторической правдой». А ещё Раду Иоанид пояснил: многие румыны разочарованы, хотят назад в социализм и мечтают о сильной руке, которая выведет их из кризиса. Вот отсюда, мол, и ностальгия по маршалу. (Напоминаю, это была публикация 2001 года.)
Ломка и трудное дозревание
2003 год. Президент Ион Илиеску вступил в нервную полемику сначала с израильской газетой, затем – с руководством Израиля: дескать, не было никакого уничтожения евреев, нечего на нас всех ваших собак вешать. Дело, как понимаете, не только в моральном факторе: если признать Холокост, то придётся нести и материальную ответственность, как Германии. И всё-таки процесс пошёл: здоровые силы в обществе хотели в Европу и готовы были избавиться от мрачных и позорных теней коричневого прошлого.
Правительство приняло решение №31/2002 г., имеющее силу закона, о запрещении всех форм пропаганды фашизма и увековечения памяти личностей, виновных в совершении преступлений против человечности в годы Второй мировой. (3 мая 2006 г. Сенат утвердил этот закон.) Кстати, в Молдове такого «ордонанса» нет. В феврале 2007-го ксероксы текстов этих законов я, по просьбе одного из влиятельных функционеров, передал в парламент. Могу предположить, что группа красных депутатов решила тогда в очередной раз пощекотать нервы своим оппонентам.
Осенью 2003-го международная комиссия под руководством Эли Визеля завершила свою работу. Собранные и изученные документы неопровержимо свидетельствовали: правительство Иона Антонеску виновно в смерти примерно 380 тысяч евреев на оккупированных территориях. (Этот отчёт был напечатан в Яссах в 2005-м. Его часть, касающаяся нашего региона, издана на двух языках два года назад при поддержке АЕРК «Джойнт»; опубликована на русском еженедельником «Еврейское местечко» №№ 44 и 46 за 2010 г., №№ 1–7 за 2011 г.).
Лёд тронулся
Осенью 2004-го лёд тронулся: руководство Румынии признало выводы комиссии и согласилось с её рекомендациями. С этого же года отмечается национальный день Холокоста в Румынии. Именно 9 октября начались депортации евреев Буковины, Молдавии и Румынии в концлагеря и гетто Транснистрии. Почему бы и нам не реагировать как-то на эту дату?
В марте 2004-го у нас побывали телевизионщики из Бухареста, снимавшие сюжеты о Холокосте. В том же году еженедельник «Еврейское местечко» опубликовал открытое письмо Ассоциации бывших узников гетто и концлагерей Молдовы и Одессы президенту Румынии. Они требовали прекратить кощунственную ложь, покаяться за своих предшественников и сделать историческую правду общедоступной – прежде всего, включить её в учебники.
В 2005-м постановлением № 902 от 4 августа в Бухаресте создаётся Национальный институт имени Эли Визеля по изучению Холокоста в Румынии. История геноцида уже без прежней ретуши водится в учебные программы.
Контратака радикалов
Но крайне правые без боя не сдаются: 5 декабря 2006-го Апелляционный суд Бухареста принял нашумевшее решение, фактически реабилитирующее военное руководство Румынии во главе с Антонеску. Только в мае 2008-го Верховный суд отменил этот вердикт.
В октябре 2009-го в Бухаресте открылся мемориал жертв Холокоста. В этой церемонии приняли участие и руководители Еврейской общины Молдовы, но не официальные и не общественные деятели РМ. Наша национальная элита этот мемориал в упор не видит. Не только в прямом, но и в переносном смысле слова.
Споры в Кишинёве
Правда о Холокосте у нас открывалась долго и трудно, без какой-либо господдержки. Были статьи в газетах. Аргументированные труды по истории Холокоста на территории нашего края издали лингвист Рубен Удлер и историк Изяслав Левит. Остро выступали в печати Ефим Ткач и Анатолий Коган.
Убедительную полемику с середины 90-х вёл с защитниками Антонеску бывший редактор «Нашего голоса», поэт, переводчик и публицист Александр Бродский. Мне кажется, что постепенно он с горечью обнаружил: его некоторые коллеги по литературному цеху являются демократами лишь частично, на словах. Т. е. они вместе с А. Бродским готовы сколько угодно обличать тоталитаризм советской системы, но их толерантность не простирается так далеко, чтобы выслушивать критику маршала со стороны человека иной национальности. Тогда, напомню, горячо обсуждалось предложение установить памятник Антонеску в Кишинёве!
Цитата: «...Наши протесты вызывают у Вас досаду именно как протесты нерумын (немолдаван). А между тем мы – граждане Молдовы и, как уверяют некоторые, пользуемся теми же правами, что и "титульное" население… Вы по-своему правы: Антонеску – это, в первую очередь, не еврейская, не цыганская, не украинская проблема. Она – ваша, это ваш, румын, горб. Вам его и нести, как уже полвека несут на своей спине новые поколения немцев бункер Гитлера со всей рейхсканцелярией.
Однако новый список кишиневских улиц наводит меня и на другие мысли. Сколько у румынского народа талантливых писателей, ученых, общественных деятелей, гуманистов, героев, просто святых! Но где же памятник Неизвестному Поэту, который предложил возвести Ион Друцэ? Забыли о нем? А вспомните, с каким ликованием была встречена всеми – и интеллигенцией, и крестьянами – эта идея! Счет открыли, гонорары переводили... куда всё утекло?
Мы, евреи, мечтаем поставить памятник жертвам Кишиневского гетто. Почти всё готово, но мэрия не находит денег, чтобы благоустроить маленькую площадку, а наши резервы исчерпаны. Интересно, найдутся ли у нее средства на диктатора? И если мы всё же поставим свой памятник, как они уживутся после смерти рядом – жертвы и их палач?» (А.Бродский «Отсутствие духа, или шаги командора», http://berkovich-zametki.com/Nomer13/Brodsky1.htm и др.)
Тенденция, однако
Местные прорумынские историки не жалуют таких известных специалистов как Сергей Назария и Пётр Шорников: они, мол, политизированы, причём неправильно – просоветски. Это правда: почему-то не перестроились, больше любят говорить о румынской оккупации, чем о советской. Но кому как не объективным, беспристрастным, проевропейским коллегам уличить других историков в неточности и вывести их на чистую воду? Однако опровержений по сути, по фактам так пока и не читал.
...Обратил внимание на такую тенденцию: за последние 15 лет несколько здешних известных отрицателей Холокоста, получив кое-какие европейские гранты «в тему», как-то помягчели и стали уклончивее, гламурнее. Дескать, если и было что-то, то, во-первых, евреи сами немножко виноваты; во-вторых, румыны не хотели – это немцы их заставляли; в-третьих, хочется поспорить о цифрах – они, мол, не только разнятся, но и преувеличены; в-четвёртых, была война со всеми вытекающими последствиями; в-пятых, давайте лучше поговорим о сталинских депортациях… И так до бесконечности: бла, бла, бла… Но какой-никакой прогресс: раньше буквально порвать были готовы за маршала.
Все эти знатоки легко защищают диссертации и заведуют кафедрами, пишут учебники, проводят на зарубежные гранты семинары и конференции по Холокосту, куда инакомыслящих приглашают неохотно. Фигурально выражаясь, на смену «петренкам» приходят «ставилы».
Румынские политики тоже очень гибкие. Например, Корнелиу Вадим Тудор, сенатор-националист и участник президентской гонки 2000 года, в 90-е публиковал антисемитские статьи, в 2001-м заявил "Ассошиэйтед пресс", что он "любит Антонеску", а несколько лет назад, перед очередными выборами, вдруг проникся симпатией к евреям. Кажется, даже предложил назвать улицу в честь израильского президента!
Не вилла, так башня!
Ну а у нас библией интеллектуалов остаётся мифологическая антисемитская «Кровавая неделя» Паула Гомы. Прошлым летом во всех киосках столицы красовался румынский исторический журнал с дюжиной портретов «кондукэтора». Какие-то тупые провокаторы из пос. Кодру предлагали переименовать часть улицы Гренобля в «Виллу Антонеску». На церковном сайте были выложены фото о триумфальном визите маршала в Кишинёв. В центре города на электронном панно мелькал «креативный» вопрос: «Чине есте ероул тэу: Ион Антонеску сау Ион Солтыс?» Инициативная группа «унири» уже требует восстановить «Башню освобождения» маршала Иона Антонеску, возведенную возле поселка Гидигич в 1941 году, буквально за месяц, усилиями 500 рабочих. На открытие 30-метровой башни, обрамленной каменными плитами с надписями имен погибших солдат, колоннадой и гербами румынских провинций, тогда прибыл и ныне здравствующий король Михай. (MoldNews) Примэрия должна срочно освободить землю: 1 ноября 2012 исполняется 70 лет с момента возведения «Башни освобождения», взорванной Красной армией в 1944 году. Есть ощущение, что можем не успеть…
Продолжение следует?
Недавно мы комментировали смелое открытие доктора исторических наук Вячеслава Ставилэ: «На Антонеску нет ни одной капли еврейской крови. Румыны не убивали евреев». Очевидно, учёный муж имеет в виду, что лично маршал до еврейского кровопускания не унижался? Ну а все остальные следовали его примеру? Не худо бы обоим профессорам (и кишинёвскому, и запрутскому, установившему бюст маршалу) всё же почитать Paport final, подготовленный комиссией Эли Визеля. Кстати, там они найдут и те данные, которые любят: о депортациях бессарабцев в Сибирь ещё до первой волны, в 1940-м. Любопытно, что по наиболее крупным населённым пунктам репрессированные евреи составляют до 35% от общего количества высланных в тот период.
Тень маршала по-прежнему с нами. Впереди – обещанная либерал-демократами парламентская инициатива об осуждении всех форм фашизма. Неужели АЕИ осмелится (пусть даже не в полном составе) поднять руку на самого Антонеску? Или видимость запоздавшей на 20 лет дискуссии сведётся к тому, что коммунизм хуже фашизма, Антонеску лучше Сталина, поэтому надо запретить ПКРМ, а маршала наградить орденом?
Убедить власти перестать заниматься старыми и новыми памятниками и названиями улиц, переписыванием истории и лингвистическими проблемами, кажется, невозможно: именно в этом наши политики особо сильны и продвинуты. Всё остальное у них хуже получается. А ведь как было бы хорошо объявить хотя бы пятилетний мораторий на обсуждение подобных «мемориальных» вопросов. Общественную атмосферу они совсем не озонируют. Люди устали от этого коричневого нафталина.
dorledor.info
Обсудить