Ещё одна схема распила государственного бюджета

Пока у нас страхуется, по разным оценкам, от трёх до пяти процентов площадей, естественно, что ожидать серьёзного влияния страховой деятельности на стабильность сельскохозяйственного производства не приходится. А вот в росте благосостояния владельцев страховых компаний и их крышевателей, разумеется, просматриваются «прекрасные» перспективы.

То, что наше сельское хозяйство с каждым годом становится всё менее конкурентоспособным, это уже общепризнанный факт, который пока всячески пытаются закамуфлировать властные структуры. Так, за семь месяцев текущего года Молдова экспортировала пищевых продуктов на 213,7 млн. долларов США, а импортировала на $288,9 млн. или на треть больше экспорта. При этом импорт мяса и мясных продуктов увеличился к соответствующему периоду прошлого года сразу на 34,7% и достиг $22,8 млн., а молочных продуктов и яиц птицы – на 15,7% до $19,9 млн.

Характерным становится и то, что отрицательный торговый баланс по продовольственной группе растёт из года в год. И это при том, что Молдова располагает самыми плодородными почвами в Европе и более половины населения страны проживает в сельской местности!

Если же обратиться к данным официальной статистики, то по результатам обследования домашних хозяйств получается, что в рационе у наших сограждан официально импортированное продовольствие в прошедшем году занимало около 40%. А с учётом его неконтролируемого ввоза физическими лицами, а также посредством банальной контрабанды – уже более половины национального потребления составляли пищевые продукты иностранного происхождения.

Тогда можем ли мы при подобных показателях утверждать, что Молдова сегодня всё ещё аграрная страна?

Разумеется, кое-что делается для оздоровления ситуации. Например, 400 млн. денежных средств, предусмотренных в текущем году в государственном бюджете на поддержку сельхозпроизводителей. Правда, это всего лишь 15 евро на гектар против 250-400 в Евросоюзе. Но хоть эти крохи доходили бы до земледельцев! А то ведь и их перехватывают у самых бедных в стране, буквально, без каких-либо стеснений.

Возьмём, к примеру, так называемое, участие государства в страховании сельскохозяйственных культур и животных. Казалось бы, с разумной целью ещё 8 июля 2004 года был принят Закон РМ №243 о субсидируемом страховании производственных рисков в сельском хозяйстве. Учитывая, что из пяти календарных лет у нас, как правило, только один год бывает действительно урожайный, два-три проблемных и один сильно засушливый, часты разрушительные ливни и градобития, как и другие напасти, подобный законодательный акт даже несколько подзапоздал.

В частности, в нём статьёй 23 был предусмотрен следующий порядок оказания финансовой поддержки:

«(1) Субсидирование страховых взносов распространяется на сельскохозяйственных производителей:

a) зарегистрировавших в примэрии принадлежащие им сельскохозяйственные культуры, животных, птицу, пчелиные семьи и рыбу;

b) выращивающих сельскохозяйственные культуры, животных, птицу, содержащих пчелиные семьи и производящих рыбу в соответствии с апробированными технологиями, принимающих меры по предупреждению болезней и нападения вредителей и ведущих учет выполненных работ.

(2) Размер субсидии страхового взноса составляет:

a) 60 процентов размера взноса – при страховании многолетних насаждений, сахарной свеклы и овощей;

b) 50 процентов размера взноса – при страховании остальных культур и животных».

А в текущем году даже появилось дополнение:

«(21) Размер субсидии взноса при страховании экологических сельскохозяйственных культур увеличивается на 10 процентов по отношению к размерам, установленным в части (2)».

И далее пункт (5): «Перечисление сумм для субсидирования страховых взносов осуществляется Агентством по интервенции и платежам в области сельского хозяйства после утверждения документов, представленных страховщиками территориальным подразделениям Агентства, но не позднее чем в двухмесячный срок со дня представления документов, указанных в части (4)».

Но вот с перечислением указанных сумм зачастую происходят самые разнообразные проволочки. Так, например, в прошедшем году после долгих препирательств, носящих ярко выраженный скандально-ультимативный характер, Минфин за свекловодов отдал необходимые субсидии только в декабре месяце. А это, в свою очередь, явилось следствием явно надуманного отсутствия необходимых средств у страховщиков.

Разумеется, находятся и другие «веские» причины, чтобы попридержать или даже не отдать положенное. И это, несмотря на то, что статьёй 14 достаточно чётко прописан порядок выплаты страхового возмещения:

«(1) Страховщик в течение 10 дней со дня подписания акта констатации ущерба осуществляет расчет и выплачивает страховое возмещение страхователю.

(2) При нарушении сроков выплаты страхового возмещения страховщик выплачивает страхователю пеню за просрочку в размере 0,1 процента суммы возмещения за каждый день просрочки».

Однако в повседневной практике застрахованные месяцами, а то и годами выбивают причитающиеся возмещения, а о пенях, как правило, даже не мечтают.

В названном законе есть и весьма жёсткая статья 9 (3): «В страховые взносы включаются управленческие расходы страховщика, которые не могут составлять более 10 процентов размера взносов». Однако, в реалии, суммы, «отбиваемые» страховыми компаниями, уж очень далеки от данной нормы. И итоги последних шести с половиной лет, более чем красноречиво, указывают на это: с 01.01.2006 по 31.06.2012 страховщики вытащили из застрахованных и государственного бюджета за страхование сельскохозяйственных культур и животных 223 млн. леев, а выплатили лишь 77,5 млн. или при нормативе в 90% – только одну треть! Таким образом, казалась бы, благая субсидия, направленная якобы на поддержку сельхозпроизводителей, за счёт завышенных более чем в два раза тарифов, была, фактически, полностью присвоена страховщиками.

Все прошедшие годы страхованием рисков в сельском хозяйстве у нас реально занимались Moldasig и Moldcargo. За первые шесть месяцев этого года они соответственно собрали 32,6 млн. леев и 10,8 млн. Есть за рассматриваемый период и ярко выраженный тренд к росту этих поступлений. Так, если в 2006 году страховщики аккумулировали страховых премий на 8,5 млн. леев, то в 2007 уже на 31,3 млн. Но пока у нас страхуется, по разным оценкам, от трёх до пяти процентов площадей, естественно, что ожидать серьёзного влияния страховой деятельности на стабильность сельскохозяйственного производства не приходится. А вот в росте благосостояния владельцев страховых компаний и их крышевателей, разумеется, просматриваются «прекрасные» перспективы.

________________

1) В отчётных данных за 2008 год, размещённых на портале Национальной комиссии по финансовому рынку почему-то отсутствуют строки сельскохозяйственные культуры и животные, поэтому пришлось воспользоваться данными по строке имущество сельскохозяйственных предприятий.

Обсудить