Крик души

Руководство кишинёвского благотворительного центра «Хэсэд Иегуда» четыре года морочит голову своей подопечной и всё никак не соберется помочь ей.

Еврейские благотворительные структуры давно снискали добрую славу: помогают не только своим. Однако давно замечено: одно дело – сами доноры, спонсоры и прочие состоятельные люди, которые готовы раскошелиться и поделиться по доброте души, а совсем другое – нанятые на их деньги «распределители» с хорошими окладами. А если они, почему-то никак и никем не сменяемые, сидят по 10 лет на своих местах, к которым прикипели всей душой, то к ним всё чаще возникают претензии. Особенно – от капризных стариков. Казалось бы, все остальные пенсионеры могут только мечтать о продовольственной карточке на несколько сот леев, которую можно отоварить в столичном магазине № 1, о компенсации на ряд лекарств, о патронажной сестре, которая тоже выделяется нуждающемуся за счёт «хэсэда». Не спешите говорить: зажрались…

Руководство кишинёвского благотворительного центра «Хэсэд Иегуда» четыре года морочит голову своей подопечной и всё никак не соберется помочь ей. Вот её письмо в редакцию еврейского портала Молдовы www.dorledor.info

Пожалуйста, выслушайте меня хоть в письменной форме.

Я – подопечная "Хэсэда Иегуда", участник войны, ветеран труда. Мне 93-й год, живу в Страшенах, являюсь почетным гражданином своего города. И еще я волонтер с первых дней создания «хэсэда».

Четыре года назад затопило мою квартиру, приехал директор Александр Филипов вместе с Михаилом Снитковским, заведующим отделом «Мокед» (там инвалиды могут получить напрокат инвентарь). Посмотрели, обещали помочь, но ничего не сделали.

В 2009 году прорвало канализацию, и срочно требовался ремонт. Я живу на третьем этаже. Когда меняли трубы по всему стояку – на первом, втором, четвертом и пятом этажах, я вынуждена была в срочном порядке занять деньги, чтобы и на моем участке водопровода и канализации провели эти ремонтные работы. Послала в «хэсэд» документы на оплату 4018 леев, но так ничего и не получила. А ведь Филипов обещал помочь!

Летние ливни 2012 года повредили мой балкон, вода залила не только его, но и прошла в комнату. Балкон стал такой ветхий, что в любую минуту может рухнуть. Стекла заклеила лейкопластырем. Состояние аварийное. Рядом находится детская площадка, прогуливаются матери с колясками, и просто проходят люди. Если обрушится балкон, не миновать жертв.

Шестого сентября 2012 года приехал Александр Филипов со своими сотрудниками Оксаной Рагульской и Александром Худисом. Они видели, в каком состоянии находится балкон. Он, как и в других квартирах, снизу закрыт, а сверху застеклен. Филипов заявил, что необходимо заключение архитектора. Я ему сказала, что дом находится внутри жилого квартала, не выходит на главную улицу и, что, если ему нужно заключение архитектора, то архитектор видел мой аварийный балкон и даст заключение. Директор «хэсэда» и после этого не успокоился, расхаживал по моей однокомнатной квартире, руки в карманах, зато с задранной кверху головой. Очевидно, выискивал новые причины для того, чтобы ничего не делать.

Я к вам обращаюсь после того, как написала и отправила 24 июля 2012 года заказное письмо в филиал АЕРК "Джойнт" в Молдове, но ответа не получила, а 29 августа дала телеграмму с уведомлением о вручении следующего содержания: "Убедительно прошу, помогите. Положение критическое. Ранее письмо с подробностями. Файбишенко". Получила телеграфный ответ: "Телеграмма вручена 29 сентября секретарю Новик".

Итак, от "Джойнта" – ни ответа ни привета.

«Хэсэду» деньги выделяются не только спонсорские, но, как известно, и Германия платит компенсации за жертв во время войны. У меня в г. Лисичанске расстреляны отец, мать и два брата, поэтому деньги Германии пропитаны кровью и моих родных, а Филипов не стесняется получать эти деньги! Но не помогает мне, а если рухнет мой балкон, то не миновать жертв невинных людей и сейчас. Это будет на его совести!

В Кишиневе ремонтируют квартиры одиноких подопечных. Я –волонтер с первых дней существования в Молдове «хэсэда», ездила из Страшен на поезде первые годы каждый день, потом работала волонтером отдела "Прокат", дежурила по понедельникам. Но когда «хэсэд» переехал в новое здание по улице Диордица, 5, мне, в мои годы, стало трудновато ездить. Но я старалась, как могла, что-то делать. Например, покупала нитки за свой счет и вязала. Передавала их в «хэсэд» с Александром Худисом, когда он привозил мне продукты. Я связала более 50 беретов, более 300 шарфиков – надеюсь, что мой шарфик предохранит кого-то от простуды.

Когда 6 сентября Филипов приезжал со своими работниками, он довел меня до сердечного приступа, оставил в беспомощном состоянии и спокойно уехал. И это руководитель благотворительной еврейской организации? И как дальше жить?

Очень хотелось бы, чтобы это письмо получило огласку.

С уважением, Нина Зиновьевна Файбишенко.

Приложения. Ксерокопии: 1) документа, подтверждающего гибель родных Н.З.Файбишенко 2) красивой прочувствованной благодарности за волонтёрскую деятельность от 3.04.2001 г. за подписями директора филиала «Джойнт» И. Котляра, председателя общественного совета «Хэсэда Иегуда» Я. Копанского, директора «Хэсэда Иегуда» Л. Гинейзора.

КОММЕНТАРИЙ РЕДАКТОРА ИЛЬИ МАРЬЯША. О злоключениях Нины Зиновьевны мы знаем давно. Кажется, наша сотрудница Людмила Зубова – чуть ли не единственный человек, который сочувствует Н. З. Файбишенко, справляется о её здоровье, периодически навещает её.

Как уже известно, и мы не раз об этом писали, за последний год «Хэсэд Иегуда» в квартирах тридцати одиноких своих подопечных сделал почти полный капитальный ремонт. Он был осуществлён благодаря гранту из Лондона – от Международной организации «Всемирная еврейская помощь» (WJR). В заветный список счастливчиков попали и люди, которые на четверть века моложе Нины Зиновьевны. И хотя сами они такой ремонт никогда не потянули бы, но, если б их спросили: «Потерпите ещё годик? Тут у нас есть старушка из Страшен...» – уверен, нашлись бы и те, кто без колебаний ответил бы: «Конечно!» Но их никто, естественно, не спрашивал.

В данном случае директору А. Филипову и не нужно было держать совет с теми, кого он облагодетельствовал. Включил бы Нину Зиновьевну в эту программу– и всё у неё было бы в порядке, нервы не мотала бы, за сердце не хваталась и жалобы не писала.

Я упомянул о «случае Файбишенко» моему коллеге-земляку из Нью-Йорка М. С. Голеру, приехавшему написать материал о жизни нашей общины для «Форума» (бывшего «Форвертса») – «главной» русскоязычной еврейской газеты. Так вот, он, беседуя с директором «Хэсэда Иегуда», упомянул и об этой подопечной. Александр Филипов пояснил, что благотворительному центру не всегда просто решать подобные проблемы: своим строительно-монтажным управлением «хэсэд», естественно, не располагает, а у тех фирм, которым приходится поручать выполнение подобных ремонтных работ, не на все их виды есть разрешение. (Т. е. внутри квартиры – это одно, сравнительно простое, дело, а за её пределами – совсем другое.)

Но обещал помочь! Да, мы перешли к позитиву: заокеанский гость был приятно удивлён как культурными программами КЕДЕМа, так и разносторонней деятельностью столичного благотворительного центра. В разговоре со мной осыпал комплиментами зам. Директора КЕДЕМа Михаила Финкеля, главу «хэсэда» Александра Филипова и руководителя «Дневного центра» для подопечных Элеонору Леошкевич, отметив, что они делают много добрых дел и по службе, и по душе.

Я с ним легко и искренне согласился. Поясню: многие в общине считают Александра Филипова и толковым руководителем, и хорошим парнем. Это не означает, что он (и в особенности его команда) вне критики. И обиженная участница войны имеет право высказать то, что накипело. Например, лично я верю: если директор сказал, что поможет, он действительно поможет. И чем скорее, тем лучше. Даже если очень обидится на открытое письмо Н. З. Файбишенко.

Вы спросите, почему мы не взяли комментарий в «хэсэде»? Полагается ведь выслушать обе стороны... Мы всегда старались поступать именно так, но наталкивались на всё более злобное неприятие. В последний раз, когда в еженедельник «Еврейское местечко» поступила жалоба патронажной сестры Н., директор попросил нас сформулировать все свои вопросы в письменном виде, на которые потом в издевательской форме отказался отвечать. Мол, а что вы нам сделаете?

А редакция и прежде предлагала, и ныне готова к тому, чтобы «Хэсэд Иегуда» имел у нас свою страницу, на которой рассказывал бы о сделанном, о планах и отвечал бы на вопросы и жалобы, если они будут. Тогда мы вообще могли бы устраниться от этой болезненной темы. Хотя исходная позиция руководства благотворительного центра и покровительствующего ему «Джойнта» нас смущает. Она зиждется на трёх китах: 1) полная непрозрачность и закрытость, 2) «мы работаем, а вы нам только мешаете», 3) все жалующиеся на «хэсэд» – неадекватные старики, а пытающиеся писать на эти темы нечто критическое – ангажированы и некомпетентны.

На снимке, сделанном нашей сотрудницей: как видите, и с гуманитаркой подопечной Н.З.Файбишенко не повезло – доставили ей платье и сапоги на 5 размеров больше. Кому 92-летняя женщина будет это продавать или с кем и как меняться? Если якобы нет ничего её размера, то хоть издеваться не надо. Распределяйте себе гуманитарку так, как привыкли, вам же никто и никогда не мешает делить её по принципу Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке».

Обсудить