Приднестровье: смена вех?

Но есть и другие следы, свидетельствующее не просто об отдельных фактах – о принципиальной смене ориентации у наших новых властей.

1.

Началась осенне-зимняя сессия Верховного Совета ПМР. Состоялось первое пленарное заседание. Оно было продолжительным и прошло в конфронтационном ключе. Практически ни одно из серьезных предложений правительства не было принято. Обсуждение этих предложений порой превращалось в жаркую схватку, казалось еще чуть-чуть – и грянет гром. До этого, правда, не дошло, однако для профессионального аналитика достаточно информации, чтобы сделать вывод: президент и исполнительная власть поставили на Верховном Совете ПМР крест и показали, как примерно они будут его добивать.

Присутствующий на заседании глава правительства П. Степанов (вобщем-то тихий, незаметный и скромный человек) в несвойственной ему агрессивной и провокационной манере прямо и неоднократно ставил перед Верховным Советом выбор: если наши предложения не принимаются, так поставьте вопрос о недоверии правительству. Его поддержал, как по той формулировке - «и примкнувший к ним», депутат А. Сипченко. Он тоже предложил дилемму о доверии на рассмотрение Верховного Совета. Расчет простой. Если Верховный Совет поддастся на провокации и поставит вопрос о доверии правительству, то президент Е.Шевчук, разумеется, ради сохранения баланса властей, предложит за одним включить в список и вопрос о доверии Верховному Совету. А поскольку в таком случае речь может идти уже о референдуме, то Верховный Совет попытается вынести на референдум и вопрос о доверии президенту Е. Шевчуку.

Ситуация один в один напоминает весеннюю историю 1993 году в России – референдум о доверии властям.

Не мной сказано, что единственный урок истории заключается в том, что нет никаких уроков истории.

2.

Тут приднестровская партия «Родина» выступила с предупреждающим заявлением о возможности повторения в ПМР российского антиконституционного, антигосударственного переворота осени 1993 г., вследствие которого (пусть и формально, но все формальности рано или поздно реализуются) российские власти, в том числе и нынешние, являются нелигитимными, и все их решения за последние 20 лет одномоментно могут быть признаны недействительными.

Ситуация, которая всегда жирно питает все разрушительные антигосударственные силы. Так вот есть все основания полагать, что, как и в России, предшествовать этому перевороту и в ПМР может референдум о доверии властям.

3.

Если Верховный Совет не поддастся на провокацию и не станет инициировать референдум о доверии правительству (а он не пойдет на это, тем более не пойдет на инициирование референдума о доверии президенту Е. Шевчуку, источнику наших сегодняшних проблем, ведь не секрет, что правительство у нас - просто маленькая болонка на поводке), тогда вопрос о доверии Верховному Совету после соответствующей подготовки, очевидно, поставит президент Е. Шевчук.

Возможен и третий вариант, когда путем раскола Верховного Совета (я не буду говорить о способах, они известны - подкуп, угрозы, шантаж и т.д., разумеется, будут убеждать прежде всего себя, что «из идейных соображений», или пошли, мол, за правдой жизни, за велением времени) произойдет перерождение депутатского корпуса, который начнет проштамповывать законы, угодные президенту. Пропрезидентское «лобби» в парламенте быстро увеличивалось в этом году и уже составляет значительную его часть. Человек 15 из 43 депутатов. На мой взгляд, это депутаты Ю. Спориш, В. Зиновенко, О.Леонтьев, А.Сипченко, К. Трескова, А.Юдин, В.Пономаренко, А.Коцюбенко, В.Морару, Ю.Хорин, В. Боднар, Д.Соин, Г. Дьяченко, В. Тобух и , конечно же, конечно же, О. Хоржан. (Прошу прощения, если кого-то незаслуженно обидел, или наоборот – не включил. Я

тоже имею право на свое мнение и на ошибку). У «обновленцев» еще есть незначительное большинство, но уже нет конституционного большинства. Переток идет так стремительно, что еще до первого снега у президента может появиться конституционное большинство в парламенте.

4.

Уже началась обработка общественного мнения против депутатов и Верховного Совета в целом. В качестве доказательства предлагаю познакомиться с подборкой небольших видеофрагментов из выступления президента Е. Шевчука перед народом в канун Дня республики. Прошу обратить внимание на те кадры, где президент показан крупно, обращается прямо к телезрителям – это ключевые мысли, не пропустите их (В одном фрагменте прямо видна режиссура этих главных формулировок: когда формулировка заканчивается, крупный план с одной телекамеры заменяется общим планом с другой телекамеры и Шевчук тут же поворачивает голову в сторону этой общей телекамеры).

http://www.youtube.com/watch?v=djwLgvyAdVg
* * *

Итак, что же вменяет в вину депутатам и Верховному Совету в целом наш президент, который по конституции «обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие всех органов государственной власти»?

Оказывается, (не дословно, но в пересказе) наши депутаты и Верховный Совет в целом:

- трижды (или четырежды) препятствовали принятию законов, которые

позволили бы повысить зарплату бюджетникам;
- не заложили в бюджет даже средства на зарплату людям;
- не принимают предложения правительства, которое вынуждено

исполнять критерии и подходы, заложенные в плохом бюджете;
- народные избранники не заботятся о народе;
- занимаются темными делишками, которые хотят прикрыть

депутатской неприкосновенностью;
- создали в Приднестровье оффшорный рай и хотят создать

контрабандный рай;
- блокируются с прокуратурой и делают разные телодвижения, как

только таможня начинает наводить порядок;
-используют орган власти для формирования льготных, благоприятных

условий для своего бизнеса;
- покрывают расхитителей бюджетных средств (10 000 долларов);
- даже за совершение ДТП избегают наказания;
- участвуют в приватизации, а потом не найдешь, кто собственник,

а их предприятия выбрасывают людей на улицу;

И т.д. и т.п.
Это же прямо монстры какие-то!

5.

Так я вас спрошу: это что – слово президента страны? Это выступление главы государства насчет взаимодействия органов государственной власти? Если бы дело происходило в школе, учитель бы вызвал родителей и

сказал им: «Ваш мальчик распоясался!».

Я ни в коем образе не пишу в защиту Верховного Совета. Невозможно помогать тому, кто сам себе не хочет помочь. Я уже писал, а сегодня это стало очевидным – Верховный Совет не собирается защищать ни себя, ни государство, ни народ Приднестровья от наивных в делах мальчиков и девочек из команды президента (в основном, это касается девочек). Наш народ должен ясно представлять и не заблуждаться: с такими властями ни его, ни государство приднестровское защищать сегодня некому.

6.

Я удивляюсь, почему партия «Родина» адресовала свое заявление о грядущем госперевороте президенту России В. Путину, а не народу Приднестровья. Что, Владимир Владимирович будет за нас разбираться с нашими властями?

Для начала нам всем нужно просто понимать, что происходит в нашем государстве. Для меня ключевыми в этом смысле являются слова президента Е. Шевчука из представленного видеофрагмента о том, что правительство-де ВЫНУЖДЕНО исполнять те критерии и подходы, которые заложены в плохом бюджете. Вы-ну-жде-но. В то время, как, по нашей конституции, исполнительная власть О-БЯ-ЗА-НА исполнять те критерии и подходы, которые прописаны в законе. В ЭТОМ СУТЬ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ.

Теперь нам хотят навязать такой порядок («порядок будет»!), что если законы не удовлетворяют исполнительную власть или президента, то можно, не исполняя их, просто поменять законодателей, предварительно вылив на них море чернухи.

7.

Нет ничего плохого в том, что у разных людей есть разное видение проблем и их преодоления. Однако есть и нормальные законные способы борьбы этих идей, смены одних другими. Если президент и правительство считают , что их идеи спасительны для Приднестровья, так убедите в этом народ, пусть он на следующих выборах изберет законодателей, которые ваши идеи разделяют. Вот и получите Верховный Совет из своих единомышленников.

Так вам не терпится? Ну что ж, и в этом случае есть законные методы. Организуйте референдум о необходимости досрочных выборов Верховного Совета. И буде народ даст добро, проведите такие выборы.

Можно воспользоваться и авторитетом данного слова. Например, заявить, что в случае принятия токого-то вот закона, глава правительства обещает рост зарплаты в бюджетной сфере, условно говоря, до 300 долларов, если этого не произойдет к такому-то сроку, то он, глава правительства, на другой день подаст в отставку. Или другие критерии, но принцип один: не сделаю – уйду, вот сейчас прямо подпишу заявление об уходе с пустой датой, которую потом впишите. А не пустословить по поводу ответственности (чем на первом пленарном заседании отметился П. Степанов), на что депутат Г. Антюфеева резонно заметила: кто это из высших руководителей у нас

когда-нибудь понес хоть какую-нибудь ответственность?

8.

Однако наши реформаторы, как уже явственно видно, избрали другую стратегию. Она очень простая и с большой «бородой»: если нам законы мешают, мы их не исполняем, а пишем указ и работаем по указу.

Удивительно, что проводником этой стратегии является бывшей приднестровский главный законодатель, бывший председатель Верховного Совета ПМР, а ныне президент Е.Шевчук. Удивительно и другое: команда у него молодая, но такое впечатление, что это глубокие старцы, просто даже какие-то воскресшие мертвяки, потому что их практика настолько «бородатая», настолько уже давно и всемирно осуждена в цивилизованных демократическихстранах, что даже затрудняюсь, к какому веку ее отнести – прошлому или позапрошлому.

Нарушение законов стало у нас сегодня уже просто вызывающе наглой повседневностью.

9.

Всем нам хорошо известный приднестровский политолог И. Галинский в отчаянной попытке защитить президента Е. Шевчука от наседающих на него критиков (пока еще не оппозиционеров, а просто критиков, к которым и я себя отношу) как-то заметил, что, мол, критики, в основном, нападают на внешнеполитические инициативы новых властей, а вот про внутреннюю политику им сказать нечего, не во что камень бросить, и они на счет внутренних успехов помалкивают.

Как будто одна половина головы («внешнеполитическая») может мыслить плохо, а другая («внутриполитическая») – хорошо. По такому поводу другой наш известный деятель Г. Маракуца обычно говорил (прямо в ушах стоит): «Но так же не бывает!»

Проблемы нашей новой власти, и внешне-, и внутриполитические, проистекают, действительно, из одного источника, и этим источником является во всех смыслах голова. То есть:

1) НИЗКИЙ УРОВЕНЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ новых властей (сначала уменьшим размер репатриации валютной выручки, а потом будем стенать по поводу ушедших в минус золотовалютных резервах государства),

2) ВОЗВЕДЕННЫЙ В СТЕПЕНЬ ГОРДЫНИ И АМБИЦИОЗНОСТИ (да отвалите вы с вашей «Стратегией 2025»),

3) ОСЛОЖНЕННЫЙ ПРЯМО-ТАКИ ДЕТСКОЙ НАИВНОСТЬЮ (мы 100-процентную выручку на молдавские товары сняли, а Молдова почему-то до сих пор свою пошлину на наши товары не снимает).

Если сказать словами президента, то не только экономика, но и вся внутренняя политика новых властей «желает оставлять лучшего». (Есть русское выражение «оставляет желать лучшего», но наш президент говорит иначе. Потакому поводу в Одессе обычно замечают: «Надо же знать русского языка, в конце-то концом!» И пусть Евгений Васильевич на меня не обижается за такую мелкую придирку. Ведь он уже обессмертил свое имя, учредив медаль «Двадцать лет отражения агрессии…» вместо «Двадцать лет со дня отражения агрессии…» или как-то так).

Поговорите насчет успехов внутренней политики хотя бы с мамашами и папашами, все лето протестовавшими против ну совершенно безумного решения новых властей о закрытии объекта внешкольного эстетического образования в Тираспольской школе-комплексе № 12 и против передачи помещения под детский сад, в то время как половина специализированных зданий бывших детских садов в городе занято разными министерствами и ведомствами. Загубили то, что было у нас уникальным даже в масштабах СССР, и чем мы гордились десятки лет, ради решения действительно важной проблемы, но имеющей варианты. Так поступали варвары, захватившие Рим:

разрушали храмы, чтобы понаделать из их обломков разные варварские капища.

О внутриполитических «успехах» обобщенно может свидетельствовать и такая цифра, озвученная на первом пленарном заседании Верховного Совета заместителем председателя С. Чебаном: с января по сентябрь Приднестровье покинуло 17 тысяч человек. Покинуло навсегда, выписались и уехали. А как говорил отец рыночной экономики Адам Смит (более двух веков назад), наиболее общим показателем «правильности» или «неправильности» экономического курса властей является рост (или соответственно – снижение) численности народонаселения страны.

Снова увеличилось количество объявлений о продаже домов, квартир, бизнесов. Люди бегут из Приднестровья. Президент оправдывается, что ему досталось разрушенное наследство, одни долги, и потому его награждать надо уже за то, что зарплаты бюджетникам вовремя выплачиваются. Но ведь предшественники всегда оставляют руины – иначе, кто бы избирал новых вождей. Не довел бы Смирнов страну до ручки, никто Шевчука бы и не выбрал. Так что стартовые трудности всегда входят в кошмарики новой власти и преодолеваются в рабочем порядке, без медалей.

10.

Тем не менее, мы, критики новой приднестровской власти, должны быть признательны И. Галинскому за то, что он обратил наше внимание на некий перекос наших усилий в сторону внешнеполитических инициатив. Мало мы пишем о внутренней политике президента. Ой, мало! А там все нарастает и нарастает!

Так что будем считать эту публикацию началом пристального внимания к тому, что у нас под носом творится. Я не согласен с теми, кто считает, что наши публикации ничего не меняют. Меняют и еще как!

Взять ту же внешнеполитическую тему, где мы на протяжении полугода наращивали и наращивали усилия в желании остановить неблагоприятное развитие событий. Чего мы добились?

1. Президент признал, что существует проблема, как мы ее называем, государственной измены (он, правда, по-другому ее называет – сдача Приднестровья). Что эта проблема волнует большое число наших граждан, а не только Сафонова, Леонова и других (иначе бы он просто «замолчал» ее). Правда, он утверждает, что фактов таких нет. Но опять же, как в Одессе говорят, «фактов таких есть». Деяния, которые «тянут» на госизмену, уже совершены, их уже нельзя стереть, или изменить, или перелицевать, или «замолчать», поэтому рано или поздно они получат и правовую оценку. Я лично не против, чтобы инициатива президента об отмене срока давности за убийство на территории ПМР была расширена и на факты государственной измены.

А пока пусть президент рассказывает кому хочет о том, что А) не является ущемлением суверенитета ПМР допуск на нашу территорию органов власти (таможни) не просто другого, но враждебного нам государства – Молдовы, в свое время развязавшей войну против нашего государства, против нашего суверенитета. И что Б) не является умалением суверенитета ПМР, когда эти органы власти на территории ПМР предъявляют требования к гражданам ПМР и наказывают их, исходя из законов не нашего, а чужого государства.

Пусть президент рассказывает кому хочет о том, что В) не является нарушением итогов всенародного референдума 2006 г., поставившего крест на всяких разговорах о едином государстве с Молдовой, подписание в Вене соглашения о третьей корзине переговоров с Молдовой, предусматривающей, в конечном счете, создание с ней единого государства.

И пусть президент рассказывает кому хочет о том, что сумма А) + Б) + В) не составляет деяния, именуемого «государственной изменой».

Но есть и другие следы, свидетельствующее не просто об отдельных фактах – о принципиальной смене ориентации у наших новых властей. И это гораздо тревожней.

Мне уже доводилось писать о том, как на встрече с представительной делегацией из правительства РФ наш премьер П. Степанов, перечисляя главные заботы, высказался о том, что Молдова-де не признает итогов приватизации в ПМР и надо тут ее поправить. Не помню, чтобы приднестровцев 20 лет это сильно волновало.Своим беспокойством П. Степанов выдал тайну: в душе они уже сдали Приднестровье Молдове, иначе бы их не тревожили те проблемы с приватизацией, которые могут встать и встанут только после сдачи и только вследствие сдачи Приднестровья.

Другое подтверждение смены ориентации наших новых властей, сам того не подозревая, высказал на первом пленарном заседании Верховного Совета в своем отчете прокурор ПМР А. Гурецкий. Он говорил о двух разных подходах к вопросам работы прокуратуры в русском мире и в англосаксонском. У нас со времен Петра Первого

прокуратура всегда занимала в системе органов власти особое место, была «государевым оком». У англосаксов роль прокуратуры или принижена или ее вообще нет, как таковой (например, в Англии). Перечисляя страны англосаксонской направленности, А. Гурецкий упомянул и Молдову. Так, может быть, крестовый поход

против прокуратуры ПМР, начатый президентом Е. Шевчуком, направлен не против конкретно А. Гурецкого, а против прокуратуры, как института в целом. Эту мысль подтверждает и новая возня по поводу бесконечного поиска места прокуратуры в системе разделения властей ПМР, которую затеял уже на первом пленарном заседании депутат-шевчуковец А. Сипченко, на что А. Гурецкий резонно заметил, что у нас не относится ни к одной ветви власти не только прокуратура, но и уполномоченный по правам человека, общественная палата, и даже сам президент. Если я прав в догадке, то новые власти явно пытаются гармонизировать наше законодательство не с российским, а с молдавским, подтвердив еще раз о произошедшей у них смене ориентации.

Так что «фактов таких есть».

2. Мы заставили президента оправдываться и фактически добавлять аргументов, подкрепляющих мнение о сознательности указанных внешнеполитических действий, то есть о их виновном характере.

3. Мы заставили президента дать слово, что его администрация не будет нарушать волю народа, высказанную на референдуме 2006 г.

Разумеется, мы знаем, что цена данного слова в наше время почти равна нулю, но в случае со словом, данным президентом, мы получили, как любит выражаться наш инструментальщик-президент, некий инструмент для дальнейших усилий. Дело в том, что должностное лицо, нарушившее данное им слово (проще говоря, обманувший людей), автоматически утрачивает доверие, что может послужить основанием для отрешения от должности с помощью соответствующих процедур.

Вот ведь наш министр иностранных дел Н. Штански не торопится лично заявить, что не имеет никакого отношения к появившемуся в Интернете так называемому «Плану федерализации Молдовы», на котором стоит ее подпись. Хотя прошло уже много времени и ведь лучшие люди, дружески настроенные, просили ее о личном заявлении

(например, руководитель Союза молдаван ПМР В. Тулгара). Видимо, эти люди так же, как и я, считают, что некое бормотание пресс- службы МИДа по поводу «Плана», нельзя идентифицировать с позицией министерства, от имени которого в таких вопросах, конечно же, должно высказаться первое лицо. Но кто знает, какие там козыри спрятаны в рукаве молдавского Джулиана Ассанжа, обнародовавшего в Интернете «План», что еще он может раскрыть в Интернете? Видимо, наше лицо не хочет попадать в ситуацию, грозящую утратой доверия. А значит, что-то во всей этой истории с «Планом» не чисто.

4. В канун сентябрьской встречи в формате «5+2» мы получили от наших переговорщиков письменное публичное заявление о том, что переговоры будут вестись только по проблемам «первой корзины», то есть о насущных трудностях жизни приднестровцев и ни о чем другом. По имеющейся информации, это обещание выполнено.

Разве 1,2,3, 4 – мало?

11.

Разумеется, в короткой статье не охватить всю ширину и глубину внутриполитических вопросов. Коллеги дополнят. Я бы хотел на старте разговора поставить вопрос о главном. Есть факты, проблемы и ошибки, а есть установки, которые порождают эти факты, проблемы и ошибки. Важно также различать, проводятся ли эти установки как доктрина, или же случайно, стихийно. Вот и поговорим об одной такой установке новых властей ПМР – об игнорировании ими правового поля республики, то есть законов, в той части, которая мешает им реализовать их прожекты, причем об игнорировании как о доктрине. И поговорим максимально полно на одном конкретном примере, который я бы назвал «странная любовь к ММЗ».

Первое по времени, по значению, по разрушительности применение этой доктрины произошло в момент заключения соглашения по железной дороге и пресловутым совместным таможенным постам (здесь я рассматриваю внутриполитический аспект этих событий). Соглашения заключались с целью облегчить положение лишь некоторых рыбницких предприятий (Рыбницкий район – родина Е.Шевчука).

Точнее говоря, одного предприятия – Молдавского металлургического завода, и имели целью уменьшить затраты ММЗ на транспортировку сырья и готовой продукции. Ну, еще упоминался немного Рыбницкий цементный комбинат, который, как показало дальнейшее развитие событий, быстро сошел со сцены, скорее всего, он был притянут, чтобы замаскировать главное: новая власть отрабатывала какие-то свои обязательства перед ММЗ.

Сегодня ясно всем: это не была широкая задача по комплексному разблокированию железной дороги, это была узкая задача в интересах ММЗ. Например, вопросы восстановления пассажирского движения по дороге были перенесены на второй план, и о них власти заговорили только сейчас, сетуя на то (и вызывающе смело критикуя Молдову), что вот-де пассажирские поезда так и не пошли по дороге.

А почему только сейчас это заколебало наши новые власти? Потому что уже в средине лета выяснилось, и гендиректор ММЗ А. Юдин подтвердил это публично, что железнодорожная акция не дала того эффекта, на которое рассчитывал ММЗ (а ведь ради ММЗ пошли даже на ущемление суверенитета республики!). И Юдин потребовал других преференций - уменьшить налог на доходы ММЗ, что и было тут же исполнено новыми властями (но об этом чуть ниже).

Подняв сегодня, после удовлетворения нового требования ММЗ, тему пассажирских поездов, новые власти фактически готовят аргументы, чтобы с видом оскорбленных отказаться от железнодорожных договоренностей (тем более, что они заключались как временные, всего на полгода, и срок этот истекает). Для ММЗ тема уже не

актуальная, да и общественность перестает талдычить о госизмене. Спрашивается, отчего такое исключительное внимание и заботу о прибылях капиталистов ММЗ проявили и проявляют наши новые власти?

Ответ я нашел у Ли Куан Ю, автора «Сингапурского чуда» - колоссального рывка этого города-государства вперед из третьего мира сразу в первый (кстати, Приднестровье одно время хотело взять сингапурский опыт за образец).

Ли Куан Ю писал в своей книге о порочной избирательной практике, когда кандидаты создают свои избирательные фонды с помощью пожертвований частных лиц и корпораций на определенных не афишируемых договорных условиях, а потом, придя к власти, начинают отрабатывать эти авансы. Некоторым не хватало для погашения долгов даже всего избирательного срока. В Сингапуре решили сломать и сломали эту практику, которая не только приводила к подкупу избирателей и другим перекосам, искажающим истинную картину пристрастий избирателей, но и к различным, во многом вынужденным, иногда преступным деяниям избранного лица во время исполнения им своих обязанностей после выборов.

Возможно, в случае с ММЗ мы являемся свидетелями реализации той же самой порочной схемы. Во всяком случае, любой практикант ОБЭП не задумываясь скажет, что столь избирательное и предупредительное внимание новых властей к ММЗ без учета чьего-то конкретного денежного интереса трудно объяснить. Как говорил Маракуца: «Так же не бывает!»

Действительно, и чего это наши новые власти столь озабочены прибылями ММЗ? Он что, бюджетообразующий у нас налогоплательщик? Да нет. В этом деле главный у нас – «Шериф», он один дает в бюджет столько же, сколько все остальные налогоплательщики вместе взятые (95 млн. рублей из 180 млн. рублей в первом квартале 2012 г.). Тем не менее, о «Шерифе» не слышно от новых властей ни одного слова, хотя в предвыборные президентские дни многое о нем было сказано наперед и даже с угрозами.

Ну, обанкротится ММЗ в результате плохой конъюнктуры рынка или плохого менеджмента или еще по какой-то причине (не важно по какой!). И что? Скупят его по дешевке другие капиталисты, более умелые или ловкие, и будет завод работать, платить налоги. Мы же в рыночной экономике находимся, или как? А она саморегулируется, должна саморегулироваться. А задача властей – создать условия, чтобы саморегулировалась. Не понятно, почему государство (то есть за счет нас, граждан, из кармана налогоплательщиков) вместо этого бросается на выручку нынешних капиталистов- владельцев ММЗ.Кто объяснит приднестровцам эту странную коллизию без «денежного интереса»?

12.

Но я немного отвлекся от главного. Впервые серьезно заговорил о нарушении законов ПМР президентом В. Шевчуком при заключении железнодорожной сделки С. Мозер в своей статье, опубликованной в российском журнале «Таможня и наука». Но нам более интересен в этой связи депутатский запрос президенту Е. Шевчуку, в котором президента просили разъяснить, чем он руководствовался в своих действиях по железной дороге. Запрос подписали несколько депутатов, однако он может рассматриваться как запрос от имени всего Верховного Совета, поскольку на заседании 13 июня 2012 г. к депутатам присоединился весь Верховный Совет. Запрос интересен потому, что сами авторы законов не знали таких нормативных актов, которые бы разрешали президенту Е.Шевчуку совершить то, что он сделал.

Напомним некоторые вопросы, которые были заданы президенту. Вопрос 2. «На каком основании, без принятия соответствующих нормативных актов, на территории нашей республики реализовываются соглашения, достигнутые членами экспертной группы и закрепленные в протоколе «О совместном таможенном контроле на железнодорожных станциях «Бендеры-2» и «Рыбница» от 14 апреля 2012 года?»

Вопрос 6. «Каким нормативным актом Приднестровской Молдавской Республики регулируются правоотношения по нахождению на территории ПМР таможенных органов Республики Молдова?»

Всего было задано восемь вопросов, в некоторых депутаты просили сообщить, что предпринимает исполнительная власть по оказанию помощи приднестровским экономическим агентам, которым после заключения железнодорожной сделки молдавскими таможенниками и налоговыми органами были выданы разные предписания, а у других стали задерживаться грузы. Некоторые вопросы касались более мелких тем, например, почему наших таможенников стали направлять на учебу в Молдову, а не как ранее в Россию, или просьба представить документы исполнительной власти по железнодорожной сделке и т.п.

Из сути вопросов вытекало, что депутатам Верховного Совета было ясно, что законов, которые бы разрешали президенту Е. Шевчуку сделать то, что он сделал, не существует, иначе бы эти нормативные акты были им(творцам законов) известны. Поэтому заранее можно было предсказать, что ответ президента будет уклончивой отпиской типа того, что «а зеленые тапочки закончились». Или как у А. Райкина: они нам про насосы, а мы им - про колеса. В его миниатюре это называлось «дурочку гонять». Именно по такой схеме и был составлен ответ президента.

Во-первых, депутатский запрос был переквалифицирован в запрос о мерах, предпринимаемых исполнительной властью для защиты предпринимателей Приднестровья. Во-вторых, половину ответа составляет изложение нормативных актов в подтверждение той мысли, что депутатский запрос направлен не по адресу. Получается так, что сделку в нарушение своих конституционных полномочий совершал и подписывал документы президент Е. Шевчук, присвоивший себе функции правительства (напомним, что со стороны Молдовы в сделке участвовал именно глава исполнительной власти В.Филат, там верно отнесли сделку к обязанностям правительства), а нести ответственность за последствия и отвечать на неудобные вопросы предлагается премьеру П. Степанову. В-третьих, о сути запроса было сказано, что в нем нет конкретных фактов, «позволяющих уяснить суть данного депутатского запроса», и нет конкретных фактов, «которые бы свидетельствовали о

нарушении, а равно о неисполнении законодательства ПМР» И все! Его спросили, каким законом руководствовался, а он отвечает – а какой закон я нарушил?

Вот тут бы Верховному Совету и разъяснить дополнительно своему бывшему предводителю, что есть первая статья нашей конституции, говорящая о том, что ПМР – суверенное, независимое государство, и что все действия, умаляющие суверенитет и независимость ПМР, являются нарушением этой статьи. А правильнее, если бы это разъяснение сделал конституционный суд ПМР по запросу Верховного Совета, в результате чего соглашения по железной дороге были бы признаны неконституционными. Ничего не было сделано, хотя прошло уже более двух месяцев после ответа президента.

Параллельно этому «мягкому» продолжению спора можно было бы создать условия по уголовному разбирательству. Как это предлагала депутат Г. Антюфеева в своей законодательной инициативе еще в мае. Сегодня ведь невозможно запустить процесс по уголовному преследованию президента за государственную измену (не обязательно действующего президента), хотя бы потому, что у нас в Уголовном кодексе нет такого составапреступления и нет механизма привлечения неприкасаемого президента к ответственности за измену. Не удосужились за 20 лет ПМР, в голову не могло придти, что президент у нас тоже может быть изменником¸ а не только рядовые граждане.

Ничего не было сделано. Верховный Совет как будто отказался от дальнейших, вполне законных и необходимых шагов по защите народа и государства.Все это провоцировало на новые благодеяния для любимого ММЗ, которые и не замедлили последовать.

13.

10 июля президент Е. Шевчук «запустил дурочку» по депутатскому запросу, а менее чем через 10 дней (со стороны ВС ПМР никакой реакции – так вперед!), 19 июля подписал указ, предоставляющий право правительству заключать меморандум с отдельно взятым предприятием и устанавливать для него льготные условия налогообложения. А уже на следующий день, 20 июля такой меморандум был заключен - с кем бы вы думали? Конечно, с ММЗ. И предприятию более чем в 4 раза была понижена ставка налога на доходы.

Замечу, что с начала года новые власти неоднократно предлагали Верховному Совету в законодательном порядке разрешить правительству устанавливать индивидуальные налоги для предприятий. Концепция у них такая, она до сих пор и является причиной очень сложных прохождений налоговых законов в Верховном Совете, что было заметно и на первом пленарном заседанием осенне-зимней сессии.

Но Верховный Совет также неоднократно правительству отказывал. У законодателей другая концепция. Она формулируется просто: все налогоплательщики должны находиться в равных условиях, нести равные обязанности. Льготы по налогу могут быть представлены, но не отдельным предприятиям, а отдельным отраслям, и это должно

быть установлено соответствующим законом. То есть даже если отрасли у нас представлены одним предприятием, закон не предусматривает заключение с этим предприятием отдельного соглашения по ставкам налога. Все это прописано в соответствующих законах. Предприятие может попасть в форс-мажорные условия, стать

убыточным и к нему может быть проявлен индивидуальный подход по налогам, но только в плане санации, реструктуризации налоговых долгов (так, кстати, у нас в ПМР неоднократно и делалось для ряда предприятий), но правила игры должны быть для всех одинаковы.

Это аксиома рыночной экономики. И не только потому, что индивидуальные налоги (а имеется ввиду, конечно, их уменьшение) являются исключительно благоприятной средой для коррупции или средством давления на слишком строптивых («а вам льготу не дадим»), но еще и концептуально несправедливы. Получается так,

что успешные предприятия должны уплачивать бОольшие налоги, а неумехам мы еще и льготы по налогам предоставляем. И вот столкнулись две концепции – правительства и Верховного Совета. Что происходит в таком случае в правовом государстве, если законодатели не уступают?

В правовом государстве исполнительная власть делает под козырек и без нервов, в рабочем порядке исполняет то, что предписано законом, и изо всех сил стремиться исполнить как можно лучше. При новых властях в ПМР мы наблюдаем другое. Президент принимает указ, противоречащий законам, и правительство начинает действовать по этому указу, а не по закону.

14.

Разумеется, в упомянутом указе президента № 453 от 19 июля 2012 г. имеются ссылки на нормативные акты, которыми президент руководствовался, предоставляя правительству право заключать договора с отдельными предприятиями о налоговых льготах этим предприятиям.

Интересно, что все эти нормативные акты против него: они либо прямо запрещают подобные действия, либо предписывают совершенно другой порядок действий по поддержке государством конкретных отдельных предприятий. Чтобы не быть голословным, рассмотрю все нормативные акты, на которые ссылается президент .Ключевой является ст. 98 конституции ПМР. Она гласит: «Введение новых и изменение существующих налогов может производиться ТОЛЬКО НА ОСНОВАНИИ ЗАКОНА ИЛИ ПРИ СОБЛЮДЕНИИ УСЛОВИЙ, ПРЕДПИСАННЫХ

ЗАКОНОМ. Правом предоставления налоговых льгот и иных финансовых освобождений В УСТАНОВЛЕННЫХ ЗАКОНОМ пределах и ОГОВОРЕННЫХ ЗАКОНОМ случаях наделяется Правительство Приднестровской Молдавской Республики, а В ИНЫХ СЛУЧАЯХ это может быть сделано ТОЛЬКО ПОСРЕДСТВОМ ПРИНЯТИЯ ВЕРХОВНЫМ СОВЕТОМ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО ЗАКОНА.

Президент ссылается на эту статью, хотя она прямо говорит, что никакие нормативные акты, кроме уже принятых ЗАКОНОВ, не могут ничего регулировать в налоговой системе, а значит и указы президента по изменению чего либо в налоговой системе не могут применяться. Важно, что эта статья конституции не допускает никаких исключений, охватывает все возможные случаи вторжения в налоговую сферу, в том числе и ИНЫЕ СЛУЧАИ, которые, как указано, также могут регулироваться только посредством принятия соответствующего ЗАКОНА.

Другими словами, ну загорелось вам что-то изменить в налоговой сфере, не предусмотренное стандартными формулировками, вы должны дождаться, пока Верховный Совет примет ЗАКОН по вашей проблеме и только потом что-то делать. Вторым по значимости является базовый закон «Об основах налоговой системы ПМР», на который также дается ссылка в указе. И этот закон также бьет президента по рукам. Кроме, естественно, требования, чтобы все действия в налоговой сфере, том числе и льготирование, осуществлялись на основании только ЗАКОНА, здесь конкретно оговаривается порядок предоставления льгот (ст. 8-1). И указывается, что льготы предоставляются только для отдельных ОТРАСЛЕЙ экономики, а не для отдельных предприятий (иначе упоминаемая выше налоговая концепция одинаковых правил игры трещит по швам). Если отрасль представлена одним предприятием, как в случае с ММЗ, то закон требует относиться к этому предприятию не как к отдельному предприятию, а как к единственному представителю отрасли, что исключает какие-либо договорные отношения с ним как с конкретным отдельным предприятием. Итогом рассмотрения проблем предприятия ММЗ как единственного представителя отрасли (фактически рассмотрения проблем отрасли), является принятие ЗАКОНА о предоставлении ОТРАСЛИ налоговых льгот. Это означает, что если в ПМР появится новый ММЗ, то он автоматически подпадает под налоговые льготы для отрасли и никаких отдельных меморандумов с ним заключать не потребуется. Указ президента нарушил и конституцию ПМР и базовый закон. Остальные ссылки указа касаются более мелких, скорее технических аспектов президентского нормотворчеста. Но и здесь (как всегда в случае совершения неправого дела) президент получил полный набор оплеух. И не случайно. Право – это как бухгалтерский баланс, в котором невозможно «схимичить» ни с одним числом без того, чтобы баланс не развалился, а результаты «химии» не вылезли, как шило из мешка, в другой части баланса.

Так, президент пишет, что руководствовался ст. 59 конституции ПМР. Но эта статья утверждает, что президент «является гарантом Конституции и законов Приднестровской Молдавской Республики, прав и свобод человека и гражданина, ОБЕСПЕЧИВАЕТ ТОЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ И ЗАКОНОВ». Ну, какой же гарант г-н Шевчук, если он в своем указе нарушает и конституцию, и базовый налоговый закон? Руководствовался г-н Шевчук и статьей 65 конституции ПМР. Да, в соответствии с этой статьей, президент «издает указы и распоряжения». Но ни какие попало указы и не о чем угодно. Та же статья предписывает: «Указы и распоряжения Президента

Приднестровской Молдавской Республики не должны противоречить Конституции и законам Приднестровской Молдавской Республики». Так ведь противоречат! И конституции, и закону.

Еще он ссылался на ст. 14 закона о правительстве. Читаем: правительство «обеспечивает проведение единой экономической политики» (никаких любимчиков ММЗ!). В части налогового регулирования внешнеэкономической деятельности, под которую подпадает и деятельность экспортно ориентированного ММЗ, предписано: «на основании закона (а не указа президента – Л.Л.) отменяет, вводит новые, а также увеличивает, уменьшает в

пределах, установленных действующими законодательными актами Приднестровской Молдавской Республики (а не актов президента – Л.Л.), налоги и сборы, связанные с внешнеэкономической деятельностью». И по этой ссылке президент у нас со своим указом остался в минусе.

На что там еще ссылался г-н Шевчук? А все. Больше ссылок нет. Прошло два месяца. Депутаты и Верховный Совет проглотили и эту пилюлю. С их стороны не последовало никакой реакции. Тенденция, однако.

15.

Каков же сухой остаток? Я не думаю, что Евгений Васильевич, в отличие от его министра иностранных дел не понимает, что подписывает. Особенно в нормотворческих документах. Я думаю, нарушение закона происходит сознательно. Но ведь чем-то это надо оправдать. Оправдывается самыми разными аргументами. В прошлом видеофрагменте, наш президент, ссылался на «веление времени». Наверное, у него в резиденции есть сундук, на котором написано «Веление времени». Президент иногда его открывает, достает очередное «веление» и говорит: «Ну вот же!» Или предлагаю на ту же тему посмотреть еще один видеофрагмент из того же выступления президента в канун Дня республики.

Речь тут идет о заводе «Электромаш». Большое число работников этого предприятия оказались в ситуации, когда они продали принадлежавшие им акции «Электромаша», то есть перестали быть собственниками предприятия, но проживали в его, ведомственном, общежитии. Сегодня их выгоняют буквально на улицу. Что предлагает наш президент? Он предлагает не ссылаться на закон, не прикрываться законом, а поступать по справедливости. Прямо подстрекает не считаться с законом. Если собственники «Электромаша» не примут такие условия, то, как говорится, одно из двух. Г-н Шевчук кое-какую угрозу высказал (вплоть до национализации, мол).
Противоречия законности и справедливости – старая юридическая проблема. В правовом государстве она всегда решается в пользу законности. Свежее доказательство – на днях В. Путин сказал В. Филату, что Молдове все-таки придется заплатить 3 млрд. долларов Приднестровского долга за газ. Несправедливо, но законно. Разумеется, всегда лучше добиться справедливости, не нарушая законности. В конце концов, кто нам мешает сделать закон справедливым?

16.

И последний пример в подтверждении того, что речь идет о пренебрежении законностью как о доктрине - история с переходом Бендерского комбината хлебопродуктов в госсобственность. Скажу сразу, я сторонник левых взглядов и приветствую всякое усиление роли государства не только в экономике, но и во всех других сферах жизни. Однако не могу одобрить того, как это было проведено в Бендерах.

Мне не известно ни одного документа, объясняющего каким законным способом БКХП был изъят у его собственника (в затронутом аспекте не важно, что им был «нехороший» «смирновский» Газпромбанк или кто-то еще) и передан государству. Ни в официальных сообщениях, ни в многочисленных обсуждениях на «форумах». Что это была за акция? Национализация? Реприватизация? В погашение долгов? Судебное решение? Что?

Характерно, что сами акторы (как любит повторять очередное неизвестное ей слово наш министр иностранных дел) скромно уклоняются от классификации своего деяния. А назначенный ими директор БКХП сказал мне в телефонном разговоре, что никаких особых долгов у предприятия не было ни перед кем, в том числе, и перед государством, так, текущие задолженности (а он дело знал, работая у старых хозяев коммерческим директором). Дело их хлебное не шаталось, с рынка их никто не вытеснил (все-таки крупнейший в масштабах даже бывшего СССР элеватор). Тогда на каком же основании у собственника забрали его имущество?

У коммунистов в 1917 году под такие действия была железная научная база подведена. Марксизм утверждал, что даже если собственник в начале пути вкладывал личные средства в свое предприятие, то со временем его доля в собственности становилась ничтожно мала, собственность росла за счет эксплуатации трудящихся путем присвоения прибавочной собственности, которую они создавали. Грабеж народа доказывался даже математически. (Прудон: «Собственность – это кража»). Отсюда и «грабь награбленное».

А у нас-то что? Очень сомневаюсь, что эта сделка соответствовала нашим законам. При всей выгодности, которую она, возможно, принесла государству, если она не законна, то остается глубоко порочной, поскольку развращает власть, и толкает ее на новое и новое попрание закона. Да, законы иногда надо менять. И особенно сейчас, когда у нас заговорили наконец-то о возврате к выдающимся достижениям нашего прошлого. (Депутат О. Василатий на первом пленарном заседании Верховного Совета высказался о необходимости введения плановости вместо неких фантастических, ни к чему не обязывающих «прогнозов», то есть вернуться от стихийности, полностью себя

обанкротившей, к управляемости - и надо ему сказать: «Браво!»). На этом пути непременно, объективно и во все большем масштабе власти будут вступать в противоречие с законом, хотя бы потому, что этот закон писался под другую социально-экономическую ориентацию, проще говоря, под частника, который должен был нас спасти, но не спас, а оставил вообще без штанов.

Но как бы мы не спешили на этом пути, и как бы ни ссылались на веление времени, на несправедливость законов, мы обязаны действующие законы чтить. А те из них, которые мешают движению вперед, надо не игнорировать, а просто менять.

Обсудить