Образ России среди молдаван, гуманитарные интересы России в Молдавии и истоки современной русофобии в РМ

После распада СССР российские власти, фактически «бросили Молдову на произвол судьбы», полностью «передоверив» гуманитарную политику в отношении некогда братской республики странам Запада во главе с США, исполнительницей воли которых на территории Молдавии является Румыния.

Ещё в XV веке Россия была одним из важнейших внешнеполитических партнёров Молдовы, а начиная с Прутского похода Петра Великого 1711 года и по настоящее время – основным. Это, наряду с общей для обеих народов православной верой, в значительной степени, предопределило восточную геополитическую ментальность подавляющего большинства молдаван. Попав в середине XVI века под османское иго, молдавский народ стал всё более и более связывать свои надежды на освобождение с великим православным государством, расположенным на востоке Европы. С 1656 г. и до начала XIX столетия молдаване официально обращались около 20 раз к царю с просьбой о принятии их страны под российское покровительство. А во время русско-турецких войн десятки тысяч молдаван воевали в составе русской армии против общего врага, факт зафиксированный не только в многочисленных российских и молдавских документах той эпохи, но и в молдавском фольклоре. Русский солдат представлен в нём как брат и освободитель.

Более того, почти 200 лет совместного проживания в одном государстве наложили неизгладимый культурный отпечаток на молдавский менталитет. В этом смысле, молдавско-русское двуязычье стало неотъемлемой сущностью подавляющего большинства молдаван и молдавской культуры. С 1812 по 1991 годы мы не найдем ни одного примера предательства российских/советских государственных интересов со стороны простых молдаван. Даже предатели молдавского народа из Сфатул Цэрий, призвавшие в 1917 г. румын, в культурном и геополитическом отношениях были русофилами и совершили данный акт предательства не на антироссийской, а на антисоветской, антибольшевистской основе. Публично же они постоянно клялись в верности России и в том, что Молдова должна на веки быть вместе с Российской Республикой и в её составе.

В этом смысле показательно свидетельство одного из тогдашних видных румынских политиков, одного из ключевых министров К. Арджетояну, доказывающее, что и большинство членов данной организации было воспитано на русских традициях и в душе не желало отделения от России. Описывая выступление генерала А. Авереску перед «депутатами» Сфатул Цэрий (самопровозглашённый в конце 1917 г., никем не избранный и никого не представлявший опереточный орган), он отмечает, что слушали они его весьма безразлично. Однако, «когда он заговорил по-русски, весь зал встал и, если до того атмосфера была довольно прохладной, взорвался аплодисментами и одобрительными криками. Буквально на глазах генерал Авереску стал очень популярен в Сфатул Цэрий. У меня же сердце ушло в пятки. Я спросил себя, что было бы, если бы какой-нибудь румынский генерал заговорил по-венгерски на заседании народного собрания где-либо в Клуже или Сибиу...» (Argetoianu C. Memorii. Vol. V. Bucureşti, 1995. P. 55).

Подавляющее большинство молдаван, проживавших в составе российского государства, всегда (до 1991 года) считало Россию/СССР своей «большой Родиной» (Бессарабию/Молдавию – своей «малой Родиной» в составе России/СССР). Это, в первую очередь, проявилось в военные годы: 1877-1878, 1904-1905, 1914-1917 и особенно в период Великой Отечественной войны, когда почти 400 тыс. наших сограждан (население МССР в 1941 году составляло 2,5 млн. чел.) воевали в Красной Армии, более 80 тыс. из которых ушли на войну добровольцами.

Более того, за три года фашисткой оккупации, испытывая колоссальный голод в живой силе, румынские власти смогли мобилизовать в свою армию менее 29 тыс. наших сограждан, половина из которых в 1944 году перешла в Советскую Армию. Это имело место по двум причинам: саботаж со стороны населения мобилизационных предписаний оккупационных властей и недоверие к бессарабцам, которых считали их «русскими» и «большевиками».

Для последнего были все основания, т.к. в 1918-1920 годах более 200 тыс. молдаван (большей частью бессарбцев) воевали в Красной Армии, надеясь на освобождение своего края от румын. Во-вторых, с 1918 по 1940 год, своей политикой (было расстреляно 32 тыс. человек, большинство взрослого мужского населения подверглось избиениям, всё население было полностью бесправно и стало объектом морального унижения) румынские власти, по их собственному признанию, «руссифицировали Бессарабию больше, чем русские за 105 лет». И, естественно, бессарабцы платили румынским властям ненавистью и презрением. В третьих, вследствие вышеизложенного, после 28 июня 1940 г. из румынской армии, дислоцированной в Бессарабии и Северной Буковине, сбежали 62 тыс. солдат, более 61 тыс. из которых были бессарабцами.

В этом смысле следует отметить, что и сегодня, в условиях более чем 20-летней оголтелой антироссийской кампании, не менее 3/4 граждан Молдовы (без Приднестровья) настроены пророссийски и выступают за сохранение стратегических партнёрских отношений с Россией, видя в ней главного международного партнёра. Однако, после распада СССР российские власти, фактически «бросили Молдову на произвол судьбы», полностью «передоверив» гуманитарную политику в отношении некогда братской республики странам Запада во главе с США, исполнительницей воли которых на территории Молдавии является Румыния.

Последняя, непосредственно, а также посредством своей агентуры среди молдаван (не признающей молдавского народа и его государственности), осуществляет в Молдове политику румынизации, направленную на ликвидацию независимого Молдавского государства и его присоединение к «Великой Румынии». Россия, в этом контексте, представлена как исчадие ада, как извечный враг, оккупант, колонизатор, принесший на нашу землю одни несчастья.

В этом смысле у нас в Молдавии, в области воспитания учащейся молодёжи в течение последних более 20 лет (1990-2012) происходит процесс, преследующий цель «переменить отечество» и «иметь другую историю», внушить молодым людям ложную им (румынскую) национальную идентичность. Россия на страницах молдавских учебников сатанизируется и представлена как «исчадие ада». Школьникам внушается ксенофобская мысль о том, что «всё зло идёт с Востока»

С этой целью, начиная с 1990 года, наша история интенсивно искажается, мистифицируется и усиленно заменяется румынской, при полном невмешательстве или даже прямом участии официальных молдавских властей. Все эти годы, всеми без исключения молдавскими правительствами (некое относительное исключение составляет в этом ряду руководство во главе с президентом В.Н. Ворониным), гуманитарная политика на территории современной Республики Молдова полностью отдана «на откуп» Румынскому государству. А сторонники молдавской государственности сегодня даже не советские партизаны образца лета-осени 1941 г. (которые поддерживались с «Большой земли»). Они больше похожи на одиночных японских солдат императорской армии, которых после окончания войны «забыли» лет на 25 на отдалённых тихоокеанских островах и они, несчастные, бегают по джунглям и размахивают самурайскими мечами, разрубая листву и постреливая в небо.

В этом смысле не случайно появление русофобии в последние 20 лет в Республике Молдова. Но, среди причин этого явления не только «гуманитарная политика», но и отсутствие каких либо перспектив для молдавской молодёжи, связанных с Россией, и отношение безразличия к молдавским трудовым мигрантам в России со стороны властей, а также произвол полиции к этим людям. Существуют и определённые «исторические» националистические и антисоветские комплексы у определённой части населения, вызывающие русофобию.

Не думаем, что России выгодна данная ситуация в нашей республике. По нашему мнению, российским властям, серьёзному бизнесу и неправительственным организациям, стоящим на позициях защиты российских национально-государственных интересов, следует проявлять несравненно большую активность в гуманитарной сфере в Молдавии. Уже в ближайшее время следует резко усилить издание соответствующей научной и образовательной литературы, помочь финансово молдоязычной пророссийской прессе, открыть различные «независимые» центры по формированию общественного мнения, интенсифицировать проведение ряда совместных научных конференций, студенческих школ, «круглых столов», культурных мероприятий и т.д. А в среднесрочной перспективе – 1-2 года – необходимо открыть молдо-российский двуязычный университет (в котором будут получать образование молодые люди, которые через определённое время станут у государственного управления) и совместный двуязычный молдо-российский телеканал.

Это есть та «программа-минимум», которая способна приостановить с помощью России ликвидацию в среднесрочной перспективе независимого молдавского государства. Открыто или молчаливо де-факто, но данную программу поддержат многие европейские страны: Украина, Венгрия, Болгария, Голландия, Германия, Турция, Сербия, Белоруссия. Те же и США никогда не признавали аннексию Бессарабии Румынией, и даже не признавая де-юре Советское правительство в 1917-1933 гг., считали Пруто-Днестровское междуречье российской/советской территорией.

Будем надеяться, что современное российское руководство, твёрдо отстаивающее на международной арене российские национально-государственные интересы, а также общественность Российской Федерации осознают необходимость «возврата России лицом к Молдове». Это может дать положительный эффект для двух наших народов, но и для большинства других стран нашего региона лишь в том случае, если произойдёт «всерьёз и надолго».

Текст выступления Назарии С.М. на Всероссийской научно-общественной конференции «Российская государственность: исторические традиции и вызовы XXI века», посвящённой 1150-летию образования Русского государства и прошедшей 19 – 21 сентября 2012 г. в Великом Новгороде. В конференции приняли участие учёные, люди культуры и искусства, священнослужители представляющие все традиционные для России религии, общественные и государственные деятели из 12 зарубежных стран и 25 российских регионов.

Обсудить