Эдуард Багиров: "Ребята, у вас никогда не получится всерьез поссорить российский и молдавский народы"

Интервью Эдуарда Багирова молдавской газете Ziarul de Garda.

Чем вы сейчас занимаетесь? Не скучаете по Р. Молдова, по вашим «друзьям»-прокурорам? Как прокомментирушь награждение майора СИБ, Александра Балан?

Занимаюсь я тем же, чем и раньше: пишу книги и сценарии. Вот, прямо сейчас снимается 9-серийный исторический художественный фильм, который будет показан в следующем году на канале «Россия-1». Снимает его голливудский режиссер Вадим Перельман, известный по трем номинациям на «Оскар» своего фильма «Дом из песка и тумана», работавший до меня со Стивеном Спилбергом и Умой Турман. Снимаются в фильме почти все лучшие российские актеры: Евгений Миронов, Владимир Машков, Чулпан Хаматова, и еще длинный ряд не менее достойных фамилий. Сценарий к этому фильму написал я. Причем, последние серии я корректировал прямо из молдавской тюрьмы, что, конечно же, довольно забавно. Теперь Молдавия косвенно войдёт в историю современного мирового кинематографа. И, конечно же, одноклеточного СИБовца Сашу Балана стоило награждать медалью «За военные заслуги» уже хотя бы за это.

А тот факт, что наградили его до суда, просто выключил вашего президента из легитимного политического поля, и больше никто не будет воспринимать его всерьез. Президенты придерживаются рамок международных правовых норм, или хотя бы этических, и не имеют права на такие жесты. Впрочем, допускаю, что Тимофти кто-то обманул.

У меня нет в друзьях ни одного прокурора. Это не специально, просто так сложилось. Мои «покровители» из молдавской ГП Серджиу Рошу и Андрей Пынтя — милейшие люди. Просто им не повезло с задачами и начальством. Самое приятное впечатление о молдавских спецслужбах оставил директор ЦБЭПК г-н Кетрарь, приславший мне в камеру из своего кабинета превосходное раритетное издание одного из томов с подробным раскладом и стенограммами Нюрнбергского процесса, с каковым трудом я с огромным удовольствием и ознакомился. Тем самым г-н Кетрарь продемонстрировал не только незаурядное остроумие и отличный литературный вкус, но и принес немалую пользу мне лично, ибо до того мне удалось изучить только достаточно лапидарный и тенденциозный «Нюрнбергский эпилог». Искреннее спасибо, г-н Кетрарь.

По Молдавии очень скучаю, конечно, потому что ваша республика успела довольно плотно войти не просто в мою жизнь, но прямиком в мою душу, и я весьма некомфортно переношу невозможность её посетить. Но, знаете ли, в сложившейся ситуации я уж как-нибудь это переживу.

Когда и при каких обстоятельствах вы впервые услышали о Р. Молдова?

Впервые в жизни я всем организмом прочувствовал Молдавию и её вибрации ещё мальчишкой: на одном из московских концертов группы «Здоб ши Здуб», лет пятнадцать назад. Так что, строго говоря, вашу республику мне подарил неповторимый Рома Ягупов, чьим верным и преданным поклонником я остаюсь и по сию пору, и до сих пор в моменты грусти частенько слушаю его «Дойну хайдукулуй» и много, много других песен этих ребят. За последние пару-тройку лет румынско-молдавский репертуар моего плейлиста, конечно, существенно расширился. Я отлично понимаю разницу между хорой и сырбой, плюс в первые же секунды звучания способен отличить румынских лэутарей от молдавских. Ну и, конечно, нельзя не упомянуть волшебное радио «Норок», которое я каждый день на протяжении долгого времени принудительно слушал из соседней камеры 13-го кишиневского централа. Но «Здоб ши Здуб» в моей жизни, как первая женщина, первая любовь — незабываемо и навсегда.

Вы обещали вернуться. Полагаю, что вы здесь больше не были с тех пор, как сбежали. Когда и чем вызвано должно быть вызвано это возвращение?

Да не вернусь я больше, ребят. Я был бы счастлив вернуться, но давайте смотреть правде в глаза. Нынешний правящий режим назначил меня врагом номер один, со всеми вытекающими. А так как почти вся верхушка этого режима — неадекватная банда совершенно оголтелых, насквозь продажных и беспредельных отморозков, то мне с этими ребятами не по пути. Я хоть и творческий человек, но с заведомыми шулерами в карты не играю.

Мы так полагаем, что с тех пор, как вы уехали из Р. Молдова, вы ни разу не выезжали за пределы России, иначе вас бы арестовали. Так ли это?

Да, в данное время я нахожусь в списках Интерпола, поэтому покинуть Россию не могу. Но это, надеюсь, проблема инерционного характера. Сейчас мы над этим работаем.

Как вы себя чувствуете в России, учитывая то, что Р. Молдова объявила вас в розыск? Кто-нибудь ищет вас?

В Конституции Российской Федерации есть статья, в которой указано, что мы своих граждан всяким оборзевшим пузырям не выдаём. Вот меня и не выдают. И не выдадут, будьте уверены. Потому что Россия — это великая страна, а не полудикий и бесправный бантустан, в который ваши политики превратили мою любимую Молдавию.

С кем из Р. Молдова вы поддерживаете связь?

Ни с кем. Ровно ни с кем. Ни с единым человеком. Для любого гражданина Молдавии это сейчас попросту опасно.

Кто ваши источники? Кто осведомляет вас о том, что происходит в Р. Молдова?

Интернет. Я подписан на ежедневную рассылку ИНФОТАГ, плюс каждый день с полчаса посвящаю изучению основных молдавских сайтов, так что довольно плотно в курсе, что у вас там происходит. Но это уже, скорее, автоматически. Даже не знаю, зачем я это делаю. Это, черт возьми, любовь.

Что вам известно о процессе суда сектора Буюканы, который рассматривает ваше дело? Вы ощущаете страх при мысли о возможном приговоре?

О «процессе» мне не известно ровно ничего; более того — мне глубоко наплевать на этот «суд»: я могу по пальцам перечислить все кабинеты, из которых производится управление этим самым «судом», поэтому на законность и справедливость в любом суде вашей республики не уповаю. А страха точно никакого не испытываю: с какой стати? Какую бы бредятину не вынес в итоге ваш «суд», это никак не повлияет на мою дальнейшую жизнь. Как сидел в центре Москвы и пил виски, так и дальше буду сидеть в центре Москвы и пить виски.

Премьер Р. Молдова, В. Филат, недавно побывал в Москве, где он встречался с В. В. Путиным и Д. А. Медведевым. Как вы рассматриваете эти встречи?

Да, я следил за этим визитом довольно внимательно. Филата жаль, конечно, но, боюсь, Владимир Владимирович Путин отлично представляет, с кем имеет дело, поэтому ваша делегация уехала несолоно хлебавши. Нынешняя Молдавия — не то государство, с которым возможно договариваться. Вам ровно никто не верит. Ваше руководство как базарные цыгане: обманут в любую минуту. А Путин — один из величайших политиков планетарного масштаба, и таких простых вещей не понимать не может. С Путиным можно говорить только открыто. Интриги и обман с ним не пройдут. Путин — великий исторический персонаж. Маленький штрих: во всех без исключения молдавских камерах у меня на стене висел портрет Путина. Я вешал его собственноручно. А можете ли вы представить, чтобы у любого молдавского зэка в любой стране на стене висела фотография Лупу?

Теперь понятнее? Вообще, между нами говоря, если бы Молдавией единолично управлял Филат, то всё было бы куда радужней и спокойней: политик он сильный, опытный, и уже вполне международного масштаба, и за пределами Молдавии мы все его знаем за адекватного и способного на внятный диалог. Жаль только, что в условиях сложившихся внутриполитических конъюнктур он вынужден балансировать между слишком уж многими, и слишком уж параллельными политическими силами, интересами и кланами. А в любой стране, вы уж извините, хозяин может быть только один. Только один, без исключений. Любой альянс — это бардак. И пока у вас будет Альянс — будет бардак. Без вариантов.

Сейчас, когда прошло уже много времени, можете сказать существует ли связь между вашим „побегом” из-под домашнего ареста сразу же после предыдущей встречи Филата с Путиным и нынешней встречи?

Ну, вообще, чего скрывать, ходят устойчивые слухи, что мой перевод из тюрьмы под домашний арест случился сразу же после встречи Путина и Филата. Но я, знаете ли, уже не в том возрасте, когда всерьез обсуждают слухи, тем более такого рода. С Владимиром Владимировичем перед весенними президентскими выборами я встречался не раз: не секрет, что на этих выборах я являлся его доверенным лицом; но мне как-то и в голову не приходило интересоваться у него — правда ли это? В нашей стране перед выборами и без Молдавии дел и забот хватало.

А побег вы зря закавычили: это был самый настоящий побег, я ни с кем об этом заранее не договаривался, и уж точно не ставил в курс ни Посольство РФ, ни какие бы то ни было российские спецслужбы. Это была моя личная инициатива. Не знаю, отслеживали ли это мероприятие ваши спецслужбы, — предполагаю, что скорее да, чем нет, — но в России об этом узнали только постфактум, когда мой одесский борт приземлился в Домодедово.

Что, все-таки, было тогда между вами и журналисткой из „Публики”?

Да ничего не было. Вика Крюкова просто реально очень правильный журналист: везучий, храбрый и упорный. Она просто оказалась в нужное время в нужном месте, а у меня в нужное время оказался её мобильный номер. Чистое совпадение. На ее месте мог бы быть любой журналист.

Все-таки, с депутатом-коммунистом Ткачуком вы познакомились давно, еще до 7 апреля. В каких отношениях вы были раньше, и в каких отношениях вы с ним сейчас?

Мы с Ткачуком не знакомы. Я терпеть не могу коммунистов, и никаких отношений у меня с их представителями быть не может.

В апреле вы заявили о том, что Марк Ткачук заплатил вам за организацию событий апреля 2009 г. Позже вы это опровергли. Какова все-таки правда?

Да я просто поддразнивал через свой блог ваших лоботомированных СИБовцев. Не секрет, что все 4 месяца в заключении из меня выдавливали компромат на Ткачука. У меня он, скрывать не стану, есть, и не только на Ткачука: я два года плотно работал в Молдавии над книгой о 7 апреля, и материала у меня столько, что можно не только роман, а целый академический труд уровня энциклопедии написать. И Генпрокуратуре всё это известно — потому и прессовали. Но я русский писатель, а не подлец. И никогда не позволю использовать свой материал во вред людям. Даже такому лживому, трусливому и вредному дерьму, каким является Марк Ткачук. Поэтому я скорее умер бы в тюрьме, но никогда не подписал бы тех показаний, что от меня требовали.

В каких отношениях вы были и являетесь с Морарь?

Мы с Наташей Морарь несколько лет были близкими людьми, друзьями. Сейчас, благодаря подлейшим интригам некоторых людей это не так, и мне это категорически не нравится.

Почему ее никто не допрашивает? Кто ее защищает?

Её не за что допрашивать: она ни в чём не виновата. А вообще я не готов развивать эту тему: спокойствие и безопасность Натальи для меня очень важны, и эта данность ни при каких условиях, ни при каких конъюнктурах, ни при каких интригах не изменится. Точка. Не задавайте мне больше вопросов про Морарь.

Ходят слухи, что вы агент ФСБ и женились на гражданке Р. Молдова из интереса, после чего развелись с ней через несколько месяцев. Правда ли это? Кто на самом деле Эдуард Багиров?

Вы меня, кажется, уже довольно неплохо знаете, чтоб подозревать, что я способен жениться из какого бы то ни было интереса. Моя бывшая жена и правда родилась в Кишиневе, выросла на Рышкановке, но гражданкой Молдавии была только до окончания средней школы. Потом их семья переехала в Москву, и уже навсегда. Так что женился я на москвичке, на любимой тогда мною женщине, и не надо оскорблять меня такими низменными подозрениями. Я всё-таки не животное. Если бы я даже был агентом ФСБ и передо мной стояла бы какая-либо задача в Молдавии, то я, поверьте, разруливал бы её какими-нибудь более человечными способами. Любовь и семья для меня не пустой звук, и я никогда не разменяю это на какие-то пятаки. Так что давайте закроем эту тему раз и навсегда.

Другие говорят, что вы всего лишь оппортунист...

В таких домыслах нет ровно никакого смысла: политиком я не являюсь, поэтому мне нет нужды корчить из себя черт-те что; оппортунизм — это когда как минимум не ясна позиция, в моем же случае всем интересующимся известно, что я с ног до головы россиянин, и любые мои интересы никогда не шли вразрез с интересами России. Это настолько открытая информация обо мне, что её даже нет нужды анализировать. Так что никаким оппортунизмом рядом со мной никогда даже не пахло.

Когда выйдет в свет книга „Дежурный по апрелю”, над которой, как нам известно, вы сейчас работаете? Это вымысел, как кто-то говорил, или это описание реальных событий апреля 2009 г.?

Нет, это не вымысел. У меня, как я уже говорил, документального материала очень много. Да и вообще ни в одной из моих книг нет ни одной вымышленной ситуации. Причина задержки в написании этого романа досадно проста: у меня нет времени. Я занят в длинном ряду разнообразнейших литературных и кинодраматургических проектов, поэтому книга продвигается очень медленно. Но продвигается: я отлично понимаю, сколько людей в Молдавии ждут этого романа. Я ни на минуту не забываю о своих молдавских читателях. Допишу, как только смогу.

Возможно ли новое „7 апреля” в Р. Молдова?

В любую минуту! Если такое первобытное бесправие и беззаконие продлится еще пару лет, то есть немалый шанс, что вся нынешняя верхушка Молдавии разделит участь Чаушеску. Я пишу исторические романы, а это подразумевает глубокое и беспристрастное знание истории, в том числе и новейшей. И если продажный румынофашистский паяц Гимпу завтра будет висеть на кишиневском фонаре, то я не удивлюсь. Во всяком случае, он этого заслуживает уже сейчас.

Как вы считаете, когда объединятся Молдова и Румыния? Почему россияне не могут принять тот факт, что молдаване являются также и румынами?

Молдаване не являются никакими румынами. Молдаване являются молдаванами! Когда Штефан чел Маре имел во все места турков, венгров, поляков и вообще всех без разбора, никакой Румынии даже в природе не существовало: как относительно независимое государство Румыния возникла всего лишь в 1877 году, а до этого и национальности-то такой не было — румыны. Попробовал бы кто-нибудь сказать Штефану, что тот румын! Да он голову такому горе-этнологу оторвал бы.

Глубина и мощь молдавской собственной истории, собственный серьезнейший культурный пласт и полная, давно сложившаяся аутентичность как нации, свидетельствуют обо всём вышесказанном даже лучше любого референдума на эту тему. Которые, кстати, в свою очередь показывают, что молдаване мою точку зрения вполне разделяют. И Румыния с Молдавией, конечно, не объединятся никогда. К этому попросту нет серьезных предпосылок. Румынские паспорта — это, конечно, действенная спекуляция для вынужденных выживать молдаван, но если остро встанет вопрос обменять эти книжонки на собственную страну, то молдаване возьмутся за вилы, и мигом покажут, кто в доме хозяин. Никто не хочет быть рабом. А вообще со стороны прорумынских политиков это, конечно, подлость высшей категории: сначала сознательно довести свой народ до ужасающей нищеты, а потом махать перед носом румынскими паспортами.

Считаете ли вы, что формируется новый СССР, и первым шагом в этом направлении будет Таможенный союз?

Боже, да при чём здесь давно протухшие жупелы типа СССР? Таможенный союз — это вообще единственное, что может спасти Молдавию, и вытащить её из экономической изоляции и коллапса, в которых республика пребывает уже годы. Ребята, ну, это же арифметика начального уровня! Ну, кому, ответьте, вы нужны в Европе? Чего вы такого производите, чего бы не было в Европе? Европе не хватает французских, итальянских и испанских вин? Полноте! В Европе дефицит брынзы? Оставьте! Другой агропромышленной продукции? Релакс! Пива «Кишинэу Блондэ»? Тьфу! Кому в пребывающей в глубоком кризисе Европе нужны конкуренты? Кто допустит на европейские рынки вашу продукцию? Там своей-то выше головы, девать некуда, не знают кому бы сплавить. А 140-миллионный рынок России поглотит буквально всю вашу продукцию, до последнего литра и килограмма, и даже не поперхнется. Не надо слушать давно продавшихся Румынии беспринципных сволочей, типа Гимпу и Киртоакэ. Не обязательно слушать даже и меня. Просто возьмите калькулятор и сложите дважды два. И всё! Любой противник Таможенного союза — смертельный враг Молдавии. Таких надо прибивать за яйца к забору, и чтоб все прохожие в них плевали. Это даже не политика, это, повторюсь, чистая арифметика.

Что вы думаете о приднестровской таможне, о приднестровской проблеме? Как, по-вашему, можно решить приднестровский конфликт?

Я не очень компетентен в этом вопросе. Но сейчас спецпредставителем президента России в Приднестровье является Дмитрий Олегович Рогозин, он открыт для любых вопросов, он ведет страницу на Фейсбуке, пишет в Твиттере, и вообще интерактивен. Уверен, что он ответит на этот вопрос куда компетентнее меня.

В каких отношениях вы с Григорием Карамалак? (Молдавский вор в законе, получивший от президента Медведева российское гражданство)

А в каких вы отношениях с Кирой Найтли? Я никогда в жизни не видел г-на Карамалака даже в глаза. Я могу быть не в курсе, но мне кажется, что если литература и кинодраматургия и пролегают на периферии интересов этого господина, то на весьма отдалённой. И, надо отметить, слава Богу.

Если бы вам предложили важную должность в Молдове, какая должность бы вас заинтересовала?

Президент. И уже максимум через полгода ни одному молдаванину не захотелось бы уезжать из родной страны, да у него и не было бы такой необходимости. Потому что я отлично знаю, как это сделать. Ну, или, исходя из более реалистичных вариантов — советник президента. Но именно президента — способного принимать решения и нести за них ответственность мужика, а не ручной соломенной куклы Влада Плахотнюка.

Впрочем, с моей гипотетической должностью есть проблема: Плахотнюк был бы первым, кто вместе с Гимпу, Лупу и Киртоакэ пошел бы у меня под суд, и до конца жизни пилил бы камни на криковских карьерах. Именно поэтому в обозримом будущем мне и не стать советником президента Молдавии. А жаль.

Какое послание вы бы хотели передать правительству Р. Молдова?

Ребята, у вас никогда не получится всерьез поссорить российский и молдавский народы. Совсем недавно в соседней Украине был один такой парень, по фамилии Ющенко. Он вел себя приблизительно так же, как и вы, и проводил похожую политику. И где сейчас г-н Ющенко? А, учитывая разницу между темпераментами украинцев и молдаван, могу прогнозировать, что вы все там кончите гораздо хуже. Тимишоара, 1989 год. И вас даже никто и никогда не пожалеет. Спасибо за внимание. Привет.

litprom.ru
Обсудить