С Тягныбоком в сердце и Лениным в башке

Скандал в прямом эфире и в перерыве передачи «Шустер Live», спровоцированный комсомольским богом Евгением Царьковым, неожиданно выявил общую платформу партии власти и оппозиции: их общее неприятие коммунистической идеологии.

Нет, при Ющенко такого не было. При Викторе Андреевиче, например, в 2009 году, с размахом, на государственном уровне отмечали 90-летний юбилей украинского комсомола. Верховной Радой было принято соответствующее постановление, за которое дружно голосовали как регионалы, так и бютовцы.

В том документе комсомол был назван «уникальной школой мужества, идейного и морального закала, воспитания на лучших боевых и трудовых традициях нашего народа для десятков миллионов людей, в котором сформировалась плеяда государственных деятелей, политиков, ученых, специалистов по всем областям знаний».

А на торжествах в дворце «Украина» под крики «Ленин, партия, комсомол!» активно тусили не только Симоненко с Мартынюком и Царьковым, но и Литвин с Табачником.

Не то сейчас. Все ведущие политические силы страны поднялись в праведном гневе на борьбу с проклятым коммунистическим наследием. Тут и «Батькивщина», и «Свобода», и «Удар», и Олег Ляшко с вилами, но главное – сама Партия регионов в лице Анны Герман.

Столько лет Компартия верой и правдой служит надежным партнером регионалам – и в горе оппозиционного противостояния «оранжевым», и в счастье вкушения властного пирога, а тут на тебе, оказалась ненужной, да еще и вот-вот попадет под идеологические санкции.
Шутка ли, руководящий работник президентской администрации, советница самого Януковича обещает внести закон о запрете на коммунистическую идеологию.

Конечно, тут должна быть отмечена отдельно заслуга Евгения Царькова, выразившего сожаление, что НКВД недостаточно давил бандеровцев и националистов. Говорил человек от души, искренне, и волну поднял большую. Даже физически немного пострадал.
Странно лишь, что его взгляды на националистическое движение стали откровением для той же Анны Герман, Царьков их никогда не скрывал. На месте оппозиции я бы очень сильно насторожился, внезапно оказавшись по одну сторону баррикад с Анной Николаевной.

Тот факт, что коммунисты уж очень нагло отбирают голоса в традиционных ареалах безраздельного обитания Партии регионов, - слишком простое объяснение ее внезапного антикоммунистического демарша. Есть объяснение и чуть более сложное. Так уж повелось с самого зарождения современной украинской политики, что полюсами противостояния здесь являются националисты и коммунисты.
Лишенные устаревших идеологических традиций проекты, вместо того, чтобы наслаждаться открывающимися возможностями и предложить более актуальные темы, в избирательной кампании норовят самоопределиться в поле, заданном идеологическими оппонентами. В результате «Батькивщина» поневоле правеет и уходит в идеологическую тень «Свободы».

Яценюку ведь никогда не достичь степени «украинскости» Тягныбока, но он зачем-то тянется за своим еще недавним неприятелем. Почему по этому же пути норовит пойти УДАР, изначально позиционировавший себя в качестве альтернативы выбору из «Батькивщины» и Партии регионов – пусть Кличко спросит у Наливайченко и Геращенко, которые, видно, не способны расстаться со своим нашеукраинским прошлым.

Коммунисты же важны прочим политическим силам в качестве своеобразной идеологической стенки, от которой удобно отталкиваться, - как «папередники» для Николая Азарова.

И тут вновь сложно перещеголять антикоммунизм той же «Свободы». В оппозиционной среде очень популярен тезис национал-радикалов, что у нас все беды от того, что страной продолжают править замаскированные и не очень коммунисты. Люстрация и запрет их идеологии, дескать, решительно исправят ситуацию. Просто и доступно.

То, что эта объяснительная схема ничего не объясняет, никого особенно не смущает. Для Партии регионов такой поворот избирательной кампании – большая удача.

Оппозиция ловит чертей, демократическая риторика вытесняется националистической и антикоммунистической, прицел критики сбивается. Почему бы не подыграть запутавшимся беднягам?

О том, что современная Компартия Украины имеет такое же отношение к коммунистической идеологии, как киевская забегаловка, торгующая суши, - к кодексу Бусидо, даже неудобно напоминать.

Если вдруг случится какой-то запрет, он осложнит возможности КПУ пользоваться традиционной символикой, да и все, пожалуй. Но до него, конечно, не дойдет: в пугале самое главное – возможность им пугать.

Зато оцените прелесть ситуации, когда авторитарная власть предлагает своим «демократическим» оппонентам: ребята, давайте что-нибудь вместе запретим! И не находит возражений. Сама мысль о возможности идеологического запрета взята из антидемократического арсенала и замечательно использовалась в практике как раз коммунистических режимов, которые так почему-то пугают украинских оппозиционеров.

Я пишу «почему-то», поскольку Украине грозит что угодно, только не коммунистическая реставрация. И, ей-богу, Царьков с его ностальгией по НКВД – не тот деятель, который определяет будущее страны. Здесь есть кому давить оппонентов. И в кабинетах у них портреты вовсе не Ленина и не Дзержинского.

unian.net

Обсудить

Другие материалы рубрики