"Обратный поворот" Шевчука и «европейская жилетка» Филата.

(О встрече Влада Филата и Евгения Шевчука с втекающими в нее и вытекающими из нее обстоятельствами.)

Если человек думает, что в историческом движении общества имеют место случайности, то он полный идиот.

Марк Туллий Цицерон

Движение к последней встрече Влада Филата и Евгения Шевчука с самого начала проходило рывками. Молдавский премьер первым объявил о ней прессе, но оказалось, что у президента непризнанной республики другие планы: масса важных бесед и мероприятий в Российской Федерации. Поэтому новый раунд был перенесен на 26 сентября.

Поскольку позитивом является уже сам факт встреч руководителей правого и левого берегов Днестра, то они как бы по определению выглядят результативными.

Но так ли это?

Когда мы смотрим на бегущую в колесе белку, то видим, что она движется. Но в то же время нам кажется, что животное почему-то всегда остается на месте.

Если первые встречи Филата и Шевчука как-то вдохновляли, то теперь всякий раз, когда они будут вновь встречаться, возникает шанс увидеть "белку в колесе». Обществу уже недостаточно наблюдать их вместе и хочется слушать не слова о прогрессе, а констатировать сами перемены.

К изменениям стремился Евгений Шевчук, когда объявлял свою «тактику малых шагов». Тогда в виде жеста доброй воли были сняты пошлины на ввозимые в регион молдавские товары, предприняты и другие действия.

То, что в Кишиневе также от встреч ждут не символа переговоров, а чего-то большего, косвенно доказывает бурная реакция на прозвучавшую на брифинге оговорку премьера. Депутат Михай Годя даже потребовал, чтобы Филат «ознакомил и других с секретными соглашениями с Тирасполем, если они существуют». Чтобы было понятно, почему уже Приднестровье называется «страной».

Кстати, слово «страна» - это сокращенный вариант другого слова - «сторона». А оно не имеет политического подтекста. Но пусть этим занимаются депутаты, которые ищут повод, чтобы напомнить о себе и покрасоваться в лучах телевизионных прожекторов.

Однако неудачное выражение Филата, которое с шумом разнесли СМИ, также стало странным указателем на то, что в деле сближения сторон что-то не складывается.

И вот после того, как завершилась последняя встреча, на которой было продлено соглашение о железнодорожном движении на приднестровском участке, пришла новость, что Евгений Шевчук неожиданно сделал «обратный поворот». И вновь ввел таможенные пошлины на ряд молдавских товаров. А подписал свой указ именно 26 сентября.

Тот, кто интересуется ситуацией в Приднестровье, понимает, что Евгений Шевчук тянул до последнего момента, ожидая, что Кишинев все-таки сделает более конкретные встречные шаги. То, что терпение на исходе, было понятно из того, что на последней встрече в Вене Нина Штански вдруг потребовала обсудить вопрос "о барьерах в нормальном функционировании банковской системы Приднестровья", хотя эта тема в повестке дня не значилась.

Поскольку «удавка» на экономику Приднестровья была наброшена еще во времена Владимира Воронина, а Игорь Смирнов оставил в наследство пустую казну, то Шевчуку ничего не оставалось делать, как попытаться в открытом диалоге решать проблемы с новой кишиневской властью. Поэтому и последовал «неожиданный» «шаг вперед» по доброй воле. В надежде, что Кишинев ответит тем же.

Однако молдавские власти сделали вид, что ничего не произошло и в свою очередь таможенные пошлины на приднестровские товары не сняли.

На мой взгляд, это было стратегической ошибкой Кишинева. Почему? Нужно понимать, что решения, принятые Евгением Шевчуком, вызвали недовольство внутри самого Приднестровья. Так как разумные действия предполагают отдачу. А поскольку ответного хода не было, на новую приднестровскую власть разные силы стали оказывать «давление». Но кроме этого, росло и «давление здравого смысла». Приднестровскому обществу и самому Евгению Шевчуку нужны были осязаемые результаты. Однако достижения на переговорах с Молдовой по экономическим проблемам оказались «потешными». В итоге Кишинев вместо того, чтобы поддержать позитивные шаги приднестровского лидера, простимулировал в Приднестровье те силы, которые находятся в оппозиции к новой власти и являются сторонниками жесткой линии в отношении самого Кишинева.

Из этого понятно, что Евгений Шевчук иначе действовать уже не мог. Что же ждать от него теперь?«Шаг вперед и два шага назад»?

Не исключено. По крайней мере, глава внешнеполитического ведомства непризнанной ПМР четко дала понять, что «медовый месяц» закончился. Комментируя обратный поворот Евгения Шевчука, она сказала: «складывается ситуация, при которой Приднестровье делает односторонние шаги навстречу Молдове. Это не соответствует общественному запросу и, соответственно, построению атмосферы доверия».

Встрече Влада Филата и Евгения Шевчука 26 сентября предшествовали поездки одного и другого в Российскую Федерацию.

Если Евгений Шевчук за время визита улучшил свои взаимоотношения с Москвой, то поездку Влада Филата трудно назвать выигрышной.

Перед отбытием в Москву у молдавского премьера сложился не самый благоприятный фон: конфликты с закрытием русских школ, скороспелые встречи с представителями русскоязычного сообщества, очень похожие на презентации русских «потемкинских деревень» в Молдове и ажиотаж вокруг очередного марша унионистов. Поскольку премьер сам взялся по долгу службы обеспечивать право на безопасные марши и пропаганду идеи ликвидации Молдовы путем ее поглощения Румынией, прямо скажем, такой «подарочный набор» вряд ли мог вдохновить кого-то в Кремле на разговор по существу.

Именно поэтому на встрече с Владимиром Путиным заявленная ранее тема приднестровского урегулирования не прозвучала.

Филату дали понять, что с ним готовы обсуждать проблемы на самом высоком уровне, но пока «корзина для дискуссий» пуста.

Российского президента сегодня интересует реализация Евразийского проекта, а идея референдума по вступлению Молдовы в Таможенный Союз и приднестровская проблема «живут» в одном пакете. Как известно, подчиненный Филату и его партнерам по альянсу, Центризбирком идею проведения референдума о вступлении в Таможенный Союз зарубил.

Что же обсуждать?

Кроме этого, в том же «пакете» находится и проблема поставок в Молдову газа. Без обиняков Москвой было сказано, что скидка предоставляется «избранному клубу» - членам Таможенного Союза.

Владу Филату предложили подумать.

Что сделал Влад Филат и его коллеги?

Все дружно заголосили, что европейский выбор на скидку в 30% никто менять не будет. Отметилась даже похожая на президента «говорящая кукла», от которой в этом вопросе ничего не зависит. И молдавский премьер спешно отправился «поплакать» в «европейскую жилетку» в Брюссель. Там его приголубили и пообещали ежегодно вливать в молдавский бюджет около 100 миллионов евро. Если поделить на всех, то получается где-то чуть более 30 евро на жителя Молдовы.

Много это или мало?

Компенсирует ли это 30% скидку? Разумеется, не компенсирует.

Во-первых, в Молдове никто западную помощь не раздает людям, она всегда исчезает в коррупционных схемах, а во–вторых, Газпром – это Газпром. Газ закачивает в молдавскую трубу не Брюссель. Договариваться с Москвой, приезжая в «европейской жилетке» - не очень дальновидно.

Когда-то могучие «прибалтийские карлики» утверждали, что не дадут Газпрому провести трубу Северного потока в Германию. И что? Газ уже поступает по назначению.

В преданности «европейскому сапогу», а не интересам собственного народа скрывается такой нюанс. Разрабатывая энергетические пакеты и правила, европейцы пекутся о себе.

А о ком должно заботиться молдавское правительство? Тоже о европейцах?

Какая у жителей стран ЕС средняя зарплата? Почему Молдова не присоединяется к европейским стандартам в виде достойных заработков? Почему движение в Европу должно оборачиваться ущербом для жителей страны?

Если дать молдаванам европейские зарплаты, возможно, они и сами, без обработки СМИ, будут смотреть на Газпром через стекла «европейских очков».

Мне кажется, что взгляд на «проблему Газпрома»требует, по необходимости, изменения оптики. Недавно Влад Филат заявил, что у молдавского государства нет долгов перед этой структурой. Долги есть у потребителей и предприятия «Молдова-газ».

В этих словах содержится определенное «лукавство».

Потому что к государственным долгам относятся и долги тех предприятий, где есть доля государства. В «Молдова-газ» разве ее нет? А 35, 3 % акций? А если «Газпром» возьмет и передумает и вернет Приднестровью его 13.44%? А Приднестровье - это Молдова с политической точки зрения, или уже нет?

А молдавские потребители, те, кого лютой зимой согревает российский газ, что тоже будут один на один решать проблемы с «Молдова-газ»?

Снабжение населения голубым топливом и взаимоотношения с Газпромом – серьезная государственная задача. Ее нельзя поручать тому, кто наблюдает за президентским креслом.

Последнее обращение Филата к ЕС с просьбой отсрочить введение европейского соглашения по энергетике показало, что молдавский премьер отдает себе отчет в том, чем могут обернуться «шутки с Газпромом». У всех еще на памяти российско-украинский газовый конфликт.

Для многих очевидно, что «газпромовская удавка» мертво легла на молдавскую шею. От приднестровского газового долга Молдова может избавиться, только если откажется от самого Приднестровья.

Поэтому вывернуться из «медвежьего захвата» Москвы Кишиневу будет нелегко. Если не невозможно.

Но кроме огромного для маленькой страны долга невидимые итоги последней встречи Филата и Шевчука обусловливал и конфликт вокруг идеи референдума о вступлении в Таможенный Союз.

После того, как новая приднестровская власть объявила своей целью Евразийскую интеграцию, а в Концепции внешней политики региона четко был обозначен вектор на независимость, стало понятно, что «оттепель» в отношениях Кишинева и Тирасполя могут поддержать только «новые ветра».

И теперь согревающий атмосферу «фронт» может прийти только из Кишинева.

Как бы не били себя в грудь молдавские политики, как бы не клялись в верности Европейским чиновникам, они все равно по-прежнему находятся на перепутье, то есть перед выбором.

После отказа Парламента проводить референдум о присоединении к Таможенному Союзу, молдавская власть может столкнуться с «бунтом регионов». Уже многие города и населенные пункты страны высказали свое требование о проведении референдума. Все громче об этом будет говорить Гагаузия. О своих намерениях заявил Тирасполь.

Конечно, можно Молдову превратить в полицейское государство, где всех обяжут давать клятву на верность ЕС, можно заводить на политических оппонентов уголовные дела, но все это будет только усугублять общественный конфликт.

Марши унионистов многим напомнили атмосферу начала 90-х годов прошлого века. Именно тогда Приднестровье откололось от Молдовы.

Но если в те годы разваливалась «больная империя» - СССР, то сейчас процесс разложения охватил Европейский Союз. Миллионные демонстрации в Греции и Испании – серьезные знаки того, что европейская идея «затрещала по швам».

В отличие от проекта ЕС идея Евразийского Союза только набирает обороты и поэтому выглядит более обнадеживающей. Для Молдовы движение в сторону нового Евразийского пространства означает и объединение страны, решение приднестровской проблемы. Именно это напомнил со всей очевидностью тревожный звоночек в виде указа приднестровского лидера о введении таможенных пошлин на молдавские товары.

Символично, что это произошло в тот же день, когда состоялась встреча Влада Филата и Евгения Шевчука.

Уловили ли подтекст в Кишиневе? То, что это понял Влад Филат – однозначно.

Молдавские власти назвали действия Приднестровья «контрпродуктивными».

Но по сути контрпродуктивным является бездействие самого Кишинева.

В истории отношений Кишинева и Тирасполя был период, когда удавалось решать многие проблемы. Тогда люди передвигались в обе стороны без всяких препятствий, на границе не было таможен, подписывались серьезные документы. Среди них и так называемый Московский меморандум 1997 года. Многие молдавские политики сегодня считают, что этот документ был ошибкой, а верной следует признать тактику давления на Приднестровье, ограничение экономической самостоятельности региона, запугивание, блокирование въезда в страны ЕС и Запада приднестровских чиновников и т.д. Не слишком ли увлекся Кишинев такого рода действиями? Принесли ли они хоть какой-то результат?

Да, принесли. Теперь нужно восстанавливать телефонную связь, обеспечить свободное передвижения людей и товаров, то есть заняться теми проблемами, которые в свое время уже были решены. И еще – очень много говорить о «необходимости вернуть доверие». Сегодня тема «доверия» звучит так часто, что приобрела свойство надоедливой песни. Наверное, потому что доверие рождают не слова, а дела.

Так что ожидать от Евгения Шевчука? Не один, а два или даже несколько шагов назад?

Безусловно, это зависит от того, какие настроения победят на правом берегу.

Пока что ясно одно: Евгению Шевчуку превращаться в белку, которая бежит в колесе, не очень хочется.

Приднестровский вопрос, поставки голубого топлива в Молдову Газпромом, интеграция в Таможенный Союз, а затем и Евразийское пространство – это не разные проблемы, а самые заметные грани существующих сегодня российско-молдавских отношений.

После обращения Влада Филата в Брюссель с просьбой приостановить энергетическое соглашение, ранее одобренное Молдовой, стало понятно, что премьер способен брать на себя ответственность и принимать непростые решения. И, возможно, даже готов «наступить на горло» собственной «европейской песне».

Но как далеко он способен в этом зайти?

Обсудить