Есть ли у Альянса шанс на развал? (Записки на полях к одному заявлению о языках)

26 сентября 2012 года в СМИ Молдовы попала «шокирующая» весть: Председатель молдавского парламента, уважаемый господин М.Лупу, произнёс доселе крамольную фразу: «С научной точки зрения румынского языка не существует, как мы полагали раньше, есть молдавский».

В молдавских СМИ фраза должна была произвести эффект разорвавшейся бомбы.

Стать исходной точкой в отказе от всеобъемлющего румынизма, пропитавшего Альянс, послужить детонатором его крушения.

Остановить зомбирование общества духом коллаборационизма, самоуничижения, отречения от многовековой истории государства молдавского.

В разваливающейся целостности молдавской государственности –должна была сыграть восстанавливающую роль, поднять с колен падший уровень национального достоинства, укрепить осознание своей самобытности и уникальности. Восстановить в правах понятие МОЛДАВСКОГОв молдавском государстве, попранного румынистамии румынизмом.

По незавуалированному тексту для наивного и простодушного обывателя такое заявление - примиряющий фактор, призыв к единению и самоидентификации народа страны.

Так ли это? Насколько мы можем верить и доверять слову далеко не рядового лица в Молдавском государстве. Ведь если всё так, то в ближайшее время мы все должны стать удивлёнными свидетелями бурного скандала в «бетонных» стенах АЕИ. Это явная предтеча шторма в «альянсовском океане», или вовсе - конец Альянса.

Политическая подоплёка филологического понятия.

- «С научной точки зрения румынского языка не существует, как мы полагали раньше, есть молдавский».

Рано или поздно, из-за стен прорумынского Альянса, должно было прозвучать нечто подобное. Слишком рьяно, оголтело и открыто Альянс ведёт страну к самоуничтожению. К неприкрытому аншлюсу Румынией территорий, никогда ей ранее не принадлежавших. 21 век вносит свои коррективы и претендует на цивилизацию в политике межгосударственных отношений.

Все мало-мальски грамотные политологи, историки, политики понимают, что захват на 22 года бывшей Российской губернии был обусловлен не «изъявлением воли народа к воссоединению» и не «историческим процессом». В 1918 году это было ловким использованием момента ленинской «большевистско-коммунистической революции» в России. Алчные румынские политики того времени были одержимы идеей «Великой», предтечи гитлеровской идеи «Великой Германии».

В начале 90-х, во времена Горбачёво-Ельцинского периода развала, когда, не оглядываясь, можно было делить и «прихватывать в свой карман» зоны влияния и территории СССР, при М.Снегуре, неудачей закончилась попытка отхватить Молдову вместе с Приднестровьем. Тогда, для ещё «не европеизированной» Румынии громогласно было заявлено, что на защиту Тирасполя встанет Россия.

Теперь, ощущая за спиной прикрытие НАТО, Запада, новые потуги адептов «Великой Румынии» не заставили себя долго ждать. Однако, и время настало другое.

Возможно, в далёком захолустье, никто и не обратил внимание на демарши, что были проделаны в Европе столетие тому. Сегодня, в центре континента, где зародились две последние Мировые войны, румынскую аннексию «в открытую» ведущие державыЕвропы, Азии, Востока не приемлют.

Не без помощи России одёрнутая Германией, «Европой», Румыния, а с ней и прорумынский Альянс Молдовы, вынуждены слегка «закусить удила» в своей беззастенчивой и наглой политике относительно Молдовы.

В унисон с румынскими кукловодами, колеблются и воззрения АЕИ последнего времени. Поэтому лидер ЛП М.Гимпу, в не свойственном ему образе, выступил против сноса памятников советским воинам, сказал, что не поддержит проект об осуждении тоталитарных режимов. Премьер-министр В.Филат в интервью радиостанции «EuropaLiberă» заявил, что готов хоть на Луну слетать, если это будет содействовать воссоединению страны.

«Закусить удила», однако- не отказаться от ранее намеченного плана румынизации Молдовы.

Румынизм во всех ипостасях – это единственное, что держит на плаву «бетонный блок» АЕИ. В ряду длинного перечня характерных признаков и особенностей данного определения, язык – это краеугольный камень, на который опирается идеология и обман румынских адептов в стенах молдавского дома.

Есть целый ряд европейских государств, где используется множество региональных, и узаконен статус нескольких официальных языков. Так в Швейцарии - 4 официальных языка: немецкий, французский, итальянский, романшский; в Бельгии - 2: нидерландский, французский; в Финляндии - 2: финский и шведский; в Ирландии - 2: английский, ирландский и т.д. Однако для «демократов» Молдовы, которым Европа якобы служит образцом и путеводной звездой при правлении АЕИ – язык является «камнем преткновения» и «неразменной монетой» всю 21-летнюю историю современного независимого молдавского государства.

Элементарный пример. В Конституции от 29.07.1994г., в Статье 13, пунктом (1) указано: «Государственным языком Республики Молдова является молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики».

Казалось бы, всё ясно: в первую очередь все органы государственной власти, опирающиеся на закон, Конституцию данного государства и существующие в правовом поле государства, абсолютно везде, на всех документах и во всех пояснениях, информациях, сайтах и пр. наравне с "Eng", "Рус" и прочими, должны указывать и государственный язык – молдавский. Тем не менее, везде, от сайта премьер министра Молдовы, до незначительных «цидулек гос. контор» значится только "Rom", (или -"Ro"), но никак не «Молд»!

Следующим по значимости, после языка, для самоидентификации, является национальная принадлежность народа. Но и тут, повсеместно, начиная от приснопамятного и.о.Президента Молдовы М.Гимпу, до сегодняшнего желторотого школяра в прорумынских гимназиях, беспрерывно твердится об отсутствии молдавской нации, как таковой. Постоянно указывается на принадлежность молдавского народа румынской нации, их едином целом.

История 22 летней оккупации Румынией Молдовы, воспоминания редких ныне ещё здравствующих молдавских стариков, говорят о прямо противоположном: румыны никогда не принимали «бессарабцев» за полноправных и равноправных «румын». «Бессарабцы» были вечно «румынами второго сорта».

Вопрос о языке, молдавской идентичности, это то, обо что всегда будут разбиваться порывы государственников, радеющих за суверенность Молдовы, в противостоянии к румынистам, на сегодняшний день - к АЕИ.

Историческая фраза.«Три источника и три составные части» языкового демарша ДПМ.

- «С научной точки зрения румынского языка не существует, как мы полагали раньше, есть молдавский».

В подобных случаях, выстраивается закономерный ряд: Для кого, почему и зачем, был сделан столь радикальный демарш «внутри бетонной» альянсовской коалиции, какова цель заявления М.Лупу?

Попробуем разобраться в хитросплетении вопросов.

1. Для кого это было сказано.

У этой, как у любой политической декларации, есть два «адресата»: внутренний и внешний.

«Внутренний».

Скажем прямо, «внутренний потребитель» на демарш отреагировал вяло.

На высказывание М. Лупу, сразу отреагировали «самые просвещённые и умные» в сегодняшней Молдове - Академия наук. Сделав короткую отповедь, явно политическому заявлению, «самые образованные» очередной раз отметились в своей подобострастной «забугорной» принадлежности, огласив: «Мы же всегда готовы привести дополнительные доказательства в пользу того, что язык, на котором мы говорим, - румынский». Однако, со свойственной в нынешнее время предусмотрительностью, на «всяко будущее», прибавила: «Все это необходимо обсудить не спеша».

Электорат, давно не обращающий внимание на партийные выбросы в СМИ типа «безвизовая Европа», «пенсии в 300 евро» и т.д., даже не подозревая, что это заявление может служить «переориентацией», или «заделом на будущее» в преддверье возможных через 2 года парламентских выборов - принял фразу за очередной пиар.

Некоторые СМИ отписались краткими заметками и интервью.

Вроде и всё, на «внутреннем рынке».

«Внешний».

Похоже, внешний адресат и был главной целью данного посыла.

- Сказано для «Запада» – как некий показатель самостоятельности молдавского руководства сегодняшнего дня, созревшего для, если не равного, то «достойного» собеседника за переговорным столом, в ореоле участившихся визитов высокопоставленных особ Запада в молдавский «Белый дом». Показатель собственной значимости и зрелости на региональном уровне. Осознание местной «масштабности» в разрезе геополитических взаимоотношений «Восток – Запад».

Это абсолютно не вяжется и не имеет под собой никаких оснований на фоне школярских проявлений АЕИ в период приезда в Молдову Джозефа Байдена, Ангелы Меркель, совместных «Молдо-румынских заседаний» и пр.

- Сказано для «Востока». Безусловно, и в первую очередь, высказывание предназначалось в качестве посыла России, в свете реинтеграции политики взаимоотношений и «бурных контактов» с новым российским руководством (вернее, «новым старым» Президентом Путиным, Премьером Медведевым и др.).

Прослеживается явное желание ДПМ словами М.И.Лупу, поспеть за сближением В.Филата с кремлёвским руководством. Тем более, накануне председатель Госдумы РФ Сергей Нарышкин при встрече с лидером ЛДПМ, премьером В.Филатом заявил, что Россия заинтересована в сохранении использования в Молдове русского языка.

Признание молдавского языка в Молдове (невероятно, но приходится констатировать и такое) – это прямой путь к закреплению положения русского языка.

Запрет Альянсом, единственного русскоязычного телеканала «NIT», штрафы за русскоязычную рекламу, урезание русскоязычных групп в учебных заведениях, многое другое, не могло незаметно пройти мимо русскоязычного зарубежья, понимающего, что в стране, где не уважается прописанный конституцией государственный язык - молдавский – «особого почтения» к другим (и русскому в частности), ожидать не приходится. Тут ситуация с языком, как нельзя к месту вписывается в позицию проводника российских интересов, кем и пытается выступить ДПМ.

Приходится отметить, что со временем, «домашние заготовки» Демократической партии Молдовы в области имиджмейкерства совершенно растерялись, обмельчали и не блещут новизной.

Подобные «посылы» Россия получала. Аналогичное поведение лидеров ДПМ мы наблюдали в конце 2010 года, перед созданием АЕИ №2. (Ряд аспектов, отмечены автором ещё 27 декабря 2010 г., в статье «Что день грядущий нам готовит?»). Как ни печально, такие пассажи: «шаг вперёд, два шага назад» - до сих пор являются актуальными для молдавской политической жизни.

Два года тому, были подобные высказывания, обещания, кивки. «Важные» консультации, поездки «на Запад», «на Восток». И что? Всё «сдулось», как лопнувший шар. Решительным «аккордом» в последние часы якобы колебания руководства ДПМ, стало так называемое «подчинение воле партии», и отворотом от фасада российских ожиданий.

Обжёгшись единожды, маловероятно, что новая Россия вторично поверит в многозначительные намёки ДПМ.

2.Почему было сказано.

Во-первых, - «аховая» экономическая ситуация в стране.

Что бы с экранов, страниц и трибун нам ни говорили министры, лидеры партий АЕИ, консультанты и зарубежные восторженные вояжёры, «цифры – упрямая вещь». При всех сказочных, планируемых и прогнозируемых уровнях роста ВВП «от АЕИ» в 7%, 6%, 5%, 4% даже 3%, реальная цифра сегодня «пристроилась» возле 1% и упрямо стремится к 0%.

Об этом, после публикации Национальным бюро статистики данных о росте в 0,8% ВВП Молдовы в I полугодии 2012г., во всеуслышание был вынужден заявить министр экономики от Альянса, Валерий Лазэр.

Попытка хоть чем-то отвлечь наш народ от бездны насущных, всё прибывающих житейских проблем, куда АЕИ вместе ДПМ вгоняет население – одна из причин столь радикального и решительного высказывания.

Во-вторых, - желание попасть «в струю взаимоотношений Запад – Восток».

Взаимопонимание «Меркель – Путин» не оставляет никаких шансов, ввиду мизерности государства, на проявление «особого» молдавского мнения, противоречащего хоть одному из приведённых фигурантов. Не воспользоваться моментом, не подтвердить «на международном уровне» своё политическое кредо (как выразился Полесов в «12 стульях»:«Всегда!»), - со стороны ДПМ было бы непростительной оплошностью.

В-третьих, - контакты Кишинёв – Тирасполь.

Осуществляемые В.Филатом общения, хоть и без ощутимого результата, значительно поднимают престиж ЛДПМ и отодвигают остальные партии от доминирующих позиций на данном фланге. Для Тирасполя, словосочетание «государственный язык в Молдове – румынский» – красный сигнал светофора, останавливающий всякое движение навстречу. Здесь высказывание лидера ДПМ о молдавском языке – единственное, попадающее в унисон интересов Тирасполя и возможность «приобщиться к теме».

В-четвёртых,-«жвачка румынского языка», муссируемая в Молдове, идёт на пользу в первую очередь ЛП и радикальным движениям. Подобные «выходки» приветствуются румынистами, но те никак не являются формирующим электоральным пластом и потенциалом для рядов ДПМ. При неразрывных узах АЕИ показать некоторую «самостийность» ДПМ во вновь сложившейся ситуации – допустимая вольность.

3.Зачем было сказано.

Во-первых, - выборы не за горами. Необходимо обратить на себя внимание. Обозначить присутствие на политической арене Молдовы. Если не расширять электорат, что в нынешней ситуации весьма проблематично (выкристаллизовываются новые партии И.Додона, В.Мишина, набирает силу ЛДПМ), то уже весомым успехом для ДПМ будет - не растерять своих сторонников.

Во-вторых, - несмотря на предыдущие огрехи ДПМ при «общении с Россией», попытаться заскочить в «последний вагон» уходящего поезда с фигурантами молдо-российских отношений, где в последнее время довольно чётко выявилось, кого от Молдовы предпочитают видеть в Кремле:

- обозначился явный приоритет ЛДПМ, его лидера, г-на Филата;

- коммунистов Молдовы, после демарша в свою бытность с «планом Козака», блокады Приднестровья, прочих «сюрпризов», не взирая на некоторую «про народность и про российскость», Москва «не очень» жалует;

- ЛП с ярыми антироссийскими выпадами – просто не принимают;

- Президента Молдовы, персону официальную, легитимную, примут согласно этикета, но не более того.

Николай Тимофти допускает далеко не дружеские заявления по отношению к России. Чего стоит заезженная мантра: «Чужие войска должны быть выведены с нашей земли».

Тема сама по себе весьма любопытная и позволяет провести забавный анализ: «Наша земля» - подразумевается территория ПМР, территория, не подвластная ни Президенту, ни властям Молдовы. «Забота о земле» недвусмысленно сопровождается многозначительными кивками Президента в сторону Румынии: мол, мы Ваши и по языку, и «вообще». Учитывая, что там теперь полновластный хозяин - НАТО, очередной кивок ясно обозначает, что после освобождения приднестровской земли от «чужих», российских войск, в левобережье и правобережье Молдовы, немедленно появятся «свои», румынские войска, базы и представители НАТО.

При этом предполагается, что сегодняшний нейтралитет Молдовы – «не проблема». Полным ходом идёт подготовка к внесениям в Конституцию изменений «от АЕИ». Нет сомнения, что первые изменения будут касаться государственного языка (им станет не молдавский, а румынский) и статьи, касающейся нейтралитета. (Сегодня, согласно Конституции: «Статья11, Республика Молдова - нейтральное государство; п.1. Республика Молдова провозглашает свой постоянный нейтралитет»).

* * *

Три года правления в Молдове АЕИ, со всеми склоками, дрязгами, скандалами, взаимными обвинениями и угрозами о скором «разводе» происходят в единой канве. Канве удержания власти в Молдове. (Подробно автором были описаны незыблемость единства и целостности блока АЕИ ради удержания власти - в статье «Предстоящие выборы – последний рубеж суверенной Молдовы», 18 мая 2011 г.)

Историческая фраза о языке, поднявшая вопрос: «Есть ли у Альянса шанс на развал?», в свете последних политических событий вокруг АЕИ, приводит к констатации: громкие заявления, другие аналогичные декларации, мы можем ожидать и в дальнейшем. Развала – никогда.

Шанса на развал и существование составляющих партий, как самостоятельных игроков на политической арене Молдовы, в политической жизни страны, у Альянса, конечно же, нет.

Цель Альянса – власть, с помощью которой осуществляется задуманное.

Без румынизма нет «Альянса за Европейскую Интеграцию», а без него у партий, составляющих этот блок, нет никаких шансов на власть в Молдове.

Заключение. Хотелось бы верить фразе…

«С научной точки зрения румынского языка не существует, как мы полагали раньше, есть молдавский».

Казалось бы, произнесённое г-ном М.Лупу, должно кардинально изменить расстановку сил и приоритетов на политическом поле Молдовы. Столь остро дискутируемая тема, выводит на первый план государственников, приверженцев молдавского языка, молдавской идентичности и сиречь с ним - всего МОЛДАВСКОГО. С этим в одной связке, находится и «русский вопрос» в Молдове.

Хотелось бы верить фразе, которая могла бы стать первой, в направлении реальных подвижек, стабилизирующих обстановку в Молдове, утверждающих многовековую самобытность и незыблемость молдавского государства.

Хотелось бы.

Но верится - с трудом.

Обсудить