В поиске национальной идеи

А пока что две Молдовы должны заключить перемирие, сесть за стол переговоров и найти общую национальную идею.

Фантом евроскептицизма ходит по Молдове. Парадоксально, что после трех лет нахождения у власти Альянса за европейскую интеграцию, количество адептов евроинтеграции упало. Об этом говорят опросы. И насколько бы оптимистичными мы ни были, надо признать тот факт, что нынешнее правительство пытается сделать невозможное: интегрировать в Евросоюз разрозненную Молдову.

Существует две Молдовы. Одна – ностальгическая, прокоммунистическая, состоящая в своей основе из русскоязычного национального меньшинства и горстки молдаван. Такая Молдова была против распада СССР, против провозглашения независимости, против переориентирования Молдовы на Запад.

Вторая Молдова – проевропейская, антикоммунистическая, состоящая в основе из молдован, некоторые из которых считают себя румынами, и часть из последних хочет объединиться с Румынией. Эта Молдова была за независимость и сейчас за евроинтеграцию.

И Кишинев – не столица, а генштаб, где локализуются два штаба-противника.

На вопрос, кто хоронит Молдову, есть два ответа. Еврофилы говорят, что Молдова гибнет из-за адептов Востока, а русофилы твердят, что из-за адептов Запада. И у тех, и у других есть свои аргументы и два десятка лет и те и другие бьются лбами, иногда давая слабинку то в одну, то в другую сторону. И в той, и в другой Молдове есть хорошие люди, и в той, и в другой Молдове есть дураки. Эти две Молдовы не вмещаются в одну страну. Сегодняшняя ситуация такова: проевропейская часть Молдовы находится у власти, остальная часть – в оппозиции, причем это оппозиция не столько по отношению к правительству, сколько ко всей проевропейской части.

Если завтра будут парламентские выборы, ничего не изменится, обе стороны останутся враждующими. Происходит чередование власти, которое началось с провозглашения независимости и продолжается до сих пор: то проевропейская Молдова у власти, то ностальгическая. Кто выиграет следующие выборы? Если учитывать принцип чередования, то получается, в следующий раз к власти придет русофильская Молдова. И так далее.

Существуют ли практические пути выхода из этой ситуации? Могут ли эти две Молдовы объединиться под одним флагом? Нужно ли еще два десятилетия, чтобы понять, что пока существуют эти две Молдовы, в стране творится хаос, бедность и беззаконие?!
Жизнь похожа на войну, но за войной следует мир, какой никакой и он лучше войны. Так думают оптимисты. Один «какой никакой» мир у нас уже был, когда практически отдали Приднестровье России. Закончилась война? Не понятно. И еще такой вопрос: есть ли в истории какие-то примеры, которые помогут объединиться этим двум Молдовам?

Я думаю, что пример существует и он рядом с нами – пример Европейского союза. Мы стремимся вроде бы в Евросоюз, но не знаем точно, на чем держится и как функционирует этот союз. Как возможно, что враждующие еще недавно страны создают проект, которого еще не существовало в истории? Основатели ЕС говорят, что в один момент они поняли, что только объединенная Европа может дать шанс на мирное и свободное сосуществование. То есть идея, которая лежала в основе проекта, была: мир и свобода. Жизнеспособная система может строиться только на жизнеспособных идеях. Так какова же национальная идея у нас, которая поможет объединить две Молдовы? Наши политологи и аналитики могут часами рассуждать с экранов телевизоров, что первично: яйцо, или курица, но так и не искать решения объединения этих двух Молдов.

На протяжении двадцати лет политики виляли то в одну, то в другую сторону, то за евроинтеграцию, то за интеграцию в Россию, Восток, Таможенный союз и так далее. При этом людей постоянно обманывали, а страна продолжала погрязать в коррупции. Итог: в евроинтеграцию уже мало кто верит, она перестала быть национальной идеей, которая могла бы сплотить две Молдовы.
Когда Гельмунта Колля спросили, какие приемущества несет объединенность Европы, он ответил, что злой дух прошлого не изгнан, он может вернуться в любое время. И если на следующих выборах выиграет снова этот «дух прошлого», что будет со второй Молдовой?

И еще такая деталь: инициатива создания Европейского Союза принадлежала пораженному агрессору, который стал архитектором новой Европы. Какой будет идея новой Молдовы, объединенной , демократической и кто должен стать ее архитектором?

А пока что две Молдовы должны заключить перемирие, сесть за стол переговоров и найти общую национальную идею.

Timpul

Обсудить