Неужели Михай Гимпу «работает на Москву», изображая из себя униониста?

Молдавские либералы укрепляют влияние России в Молдове, разваливают правящий альянс и дискредитируют евроинтеграцию

.Мысль, что молдавский политик Михай Гимпу может быть «перчаткой», которую надела на себя «рука Москвы», может показаться парадоксальной только на первый взгляд. Да, большая часть многочисленных заявлений, вылетающих из уст главного либерала и его сподвижников, направлена именно против России. «Кремль» для молдавских либералов – это та «амбразура», на которую они готовы броситься в любое время, не жалея себя, с целью покончить навсегда с имперским духом северного медведя.

Но, анализируя факты из политической жизни Молдовы, вдруг обнаруживаешь, что антироссийские действия либеральных политиков приводят, как правило, к обратному результату.

На прошедшей недавно сессии ПАСЕ депутаты от либеральной партии предложили надеть на Газпром «ценовой намордник» и запретить гиганту «оказывать давление» на своих соседей по Европе.

Что это? Способ сбить цену на газ? Трибуна ПАСЕ существует именно для этого? То, что предложение будет отклонено, предсказать было не так уж сложно.

Но если депутаты-либералы отважились поднять ценовой вопрос, то почему они не предъявили аналогичные требования, скажем, к румынским нефтяным операторам, работающие в Молдове? Разве те не взвинчивают цены для молдавских потребителей? Разве не говорят на заседании правительства о «бензиновом сговоре»? Почему же парламентарии не захотели надеть «ценовую смирительную рубашку» и на других участников рынка углеводородов? Почему повели атаку исключительно на Москву?

Также депутат Анна Гуцу ( как и некоторые другие ее коллеги) поддержала румынскую инициативу о возврате Румынии золотого запаса, вывезенного в Россию в 1916 году. Поскольку ПАСЕ и эти идеи не поддержала, а весь депутатский пар ушел в свисток, то возникает вопрос: в чем был смысл подобных демаршей со стороны Молдовы?

Зачем мы ввязываемся в историю с золотым запасом столетней давности? Потому что Бессарабия тогда входила в состав Российской империи и, следовательно, мы сами также являемся ответчиками по жалобе соседей? И смысл в том, чтобы нынешние молдаване начали выплачивать деньги Румынии?

И почему депутаты не следуют исторической логике до конца? Отчего они не требуют, чтобы потомки Римской империи вернули тонны золота и серебра наших предков Даков? И проценты к ним…

Если бы сегодня в Европе была совсем другая ситуация, то это политическое фрондерство еще можно было как-то объяснить.

Но. Разве не понятно, что Европа поощрять экономические или территориальные споры между странами континента не может? Что это, в конце концов, способно просто привести к новой войне? Не ясно?

Все эти вопросы нам показывают, что антироссийские декларации молдавских либеральных политиков на европейской площадке имели обычную цель «Моськи» – «полаять на слона». И, помимо того, продемонстрировать тому, кто заказывают музыку и руководит оркестром, свою верноподданность, а заодно вызвать восхищение унионистски настроенного электората. Но, будучи несерьезными, нападки привели к обратному результату: позиция России осталась непоколебимой.

С логикой депутатов резонировало и выступление Николае Тимофти. С одной стороны, требование, чтобы российский сапог больше не топтал приднестровскую землю, звучит очень патриотично. Но с другой стороны, разве нахождение военного контингента не обусловлено договором между Молдовой и Россией 1992 г. ( статья 4)? И разве является секретом, что 3 российских батальона по очереди охраняют склады и несут миротворческую миссию?

Также не новость, что президент Молдовы (предшественник Николая Тимофти, в 2009 г.) письменно поддержал общее заявление о том, что формат миротворческой операции будет пересмотрен «по итогам приднестровского урегулирования»?

И разве не понятно, что если очень хочется ускорить вывоз или утилизацию российского имущества, то нужно где-то взять на это деньги?

И не сами ли молдавские власти генерируют опасения по поводу собственной благонадежности? Не сидел ли в тюрьме за продажу боевой техники бывший министр обороны и глава СИБ? Не вызвала ли международный скандал недавняя сделка Минобороны Молдовы по продаже оружия в «горячую» точку? Разве не возникают смутные предчувствия, что молдавские власти «положили глаз» на российское вооружение в Приднестровье и мечтают его «раздеребанить»?

Опять же, взятые на себя обязательства России на саммите ОБСЕ в Стамбуле сегодня нужно рассматривать через призму происшедших в мире изменений. Разве американский военный ботинок ходил тогда свободно по румынской земле? Разве обещания НАТО не двигаться на Восток не оказались «пустым» звуком? Одним «пустым» звуком больше…Одним меньше…

Все это новостью, конечно же, не является. Поэтому на заявление Николае Тимофти немедленно отреагировал Тирасполь. Только глава приднестровского внешнеполитического ведомства Нина Штански сказала прямо противоположное тому, что хотелось бы услышать молдавскому президенту: "…в июле ПАСЕ назвала приднестровский вопрос угрозой безопасности для Европы. Наращивать тогда надо войска, а не выводить".

Так чего добиваются молдавские либералы и действующий с ними в унисон президент? Чтобы Россия укрепляла свою группировку в Приднестровье? Чтобы повышались цены на голубое топливо? Чтобы Россия «включила» для Молдовы «долговой счетчик» по газу? Чтобы затеяли тяжбу из-за румынского золота? Чтобы молдавские гастарбайтеры не сдали в России экзамен по русскому языку? Чего? Именно этого?

Если судить по тому, к каким результатам приводят политические заявления и действия сторонников партии Гимпу, то невольно приходишь к выводу, что либералы действуют исключительно в интересах России.

«Продавливание» в школах предмета «История румын», проведение унионистских маршей, постоянное муссирование в СМИ и политических дискуссиях вопроса объединения с Румынией, бесконечная борьба со сталинским режимом, который первым публично и всесторонне осудил сам СССР - все это как будто подчинено тайной цели: укрепить влияние России в Молдове.

Посудите сами. Разве не ясно, что в такой ситуации Гагаузия, и особенно Приднестровье, захотят получить особую гарантию на случай объединения или нового военного конфликта? Разумеется, не от местных властей, а от более могущественной силы.

Не посещает ли светлые либеральные головы мысль, что накал унионистских страстей ставит под угрозу целостность самого правящего альянса? Разве не захотел отмежеваться от «маршей Объединения» перед поездкой в Москву премьер Влад Филат? Разве не вынужден был взорвать «бомбу» молдавского языка спикер Марианн Лупу? Произошли бы эти события, если бы их партнер по альянсу, пользуясь властными полномочиями, не раскачивал государственную лодку? Подозреваю, что нет.

В конце концов, разве чрезмерные усилия Либеральной партии и ее лидера не ставят под угрозу саму идею европейской интеграции? Потому что народ уже успел сообразить, что под «европейской интеграцией» власть понимает просто присоединение к Румынии.

Разве не стимулирует крайность либералов рвение оппозиционных сил в борьбе за референдум о вступлении в Таможенный Союз?

Уверен, что стремление к конфронтации с Россией придает этим процессам совсем иное звучание и направляет течение событий в другое русло. И при этом сильно поднимает политический градус общества, ведет его части к серьезному противостоянию.

«Ничего сверх меры». После кишиневского унионистского марша 16 сентября возникла странная ситуация. В молдавском обществе как бы произошло некое пресыщение идеей объединения с Румынией. Теперь каждая новая пропагандистская статья на эту тему, каждая новая акция, даже в соседней Румынии, вызывает скуку, усталость, желание отмахнуться от события, реакцию отторжения почти у всех. Феномен объясняется тем, что если на что-то оказывать слишком большое воздействие, то по законам, работающим в природе, непременно возникает сила обратной направленности.

И в этой связи именно благодаря неустанной борьбе с Россией и продвижению унионистких идеалов Либеральная партия превращает Молдову в "яблоко", которое само катится в «руки» Кремля. И очень скоро, вероятно, "яблоко" окажется на ладони. Чему мы все, возможно, станем свидетелями. Если, конечно, не переусердствуют политические оппоненты Михая Гимпу. Потому что при чрезмерном усилии во время удара о борт шар не летит в лузу, а выскакивает за пределы бильярдного стола.

Понимают ли это Михай Гимпу и его коллеги? Или их логика совсем другая, та, что уходит своими корнями в крамольную ленинскую формулу «Чем хуже, тем лучше»?

Обсудить