"А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать"

Выступление Председателя ПКРМ Владимира Воронина На Генеральной Ассамблее «Мир без нацизма». Страсбург, 9 октября 2012 г.

Уважаемые делегаты и гости генеральной ассамблеи «Мир без нацизма»,

Для меня большая честь быть сегодня среди вас, участвовать в работе этого авторитетного форума. И я чрезвычайно признателен всем организаторам этого знакового и резонансного мероприятия и, в первую очередь, его основному вдохновителю, сенатору Совета Федерации Российской Федерации – Борису Шпигелю.

Сегодня я с вами, с теми, кто, вопреки сладкоголосым речам об окончательной победе демократии в Европе, твердо осознает, что рецидив фашизма в Европе – это не мнимая опасность, а реальность сегодняшнего дня. Реальность, воплощенная порой в изящные либеральные наряды от самых новомодных демократических модельеров, но не способная все-таки скрыть от опытного взгляда свою подлинную суть. Ее выдают забрызганные кровью эсесовские сапоги.

Каждый из нас, на примере собственных стран уже осознает две трагические истины. Первая из них – это явственная фашистская угроза. Вторая – абсолютная неготовность ни международных, в том числе европейских институтов, ни общественного мнения этих стран организовать действенное противостояние памятно известной и абсолютно узнаваемой беде.

Я приведу пример по моей стране. По Республике Молдова. Страны, в которой практически никогда не существовало серьезных межэтнических конфликтов, в которой и сегодня на уровне массового сознания доминирует бытовой интернационализм и удивительная межконфессиональная и межэтническая толерантность.
И, тем не менее, в Республике Молдова сегодня формируются все более отчетливые предпосылки фашизации. И в отличие от многих иных стран, эти предпосылки формируются сверху, то есть властью, при совершенном попустительстве со стороны Европейских организаций.

Кто-то, быть может, найдет эти формулировки слишком уж категоричными. Но прежде, чем перейти к аргументам, я бы хотел напомнить, что фашизм, а, если говорить точнее, нацизм отнюдь не сразу предстал миру в облике жутких картин Освенцима, Хатыни, дымящихся руин Европы и многомиллионных жертв, испепеленных в огне Второй мировой войны. Вспомним: нацизм возник сначала просто как политическая система, в которой было разрешено ненавидеть людей другой национальности и расы, в которой было разрешено - под предлогом борьбы с коммунизмом - уничтожать демократические свободы и права граждан.

Как известно, Республика Молдова в свое время испытала на себе двойную нацистскую удавку – в облике германского фашизма, и в ипостаси фашизма румынского, ассоциируемого с военным преступником Ионом Антонеску. Более 300 000 евреев и более 50 000 цыган были целенаправленно уничтожены в Молдове с 1941 по 1944 годы. И это, не считая всех остальных граждан Молдовы, мирных жителей, участников антифашистского сопротивления и подполья. И это, не считая более 30 000 бессарабцев, казненных в период 22-х летней румынской оккупации территории между Днестром и Прутом.

Можно Вы себе представить, чтобы где-нибудь в современной Европе появилась улица Адольфа Гитлера? Думаю, что нет. Но вот в Кишиневе уже существует улица в честь главного организатора холокоста в Молдавии - Иона Антонеску. И появилась эта улица совсем недавно, усилиями одной из правящих сейчас в Молдове политических сил – Демократической партии. Событию этому уже два года! Но оно, увы, не стало европейской сенсацией. Эту «новость» даже не заметили.

Можно ли себе представить, чтобы в современной Европе какая-нибудь из стран, к примеру Германия, вдруг заявила, что собирается пересмотреть свои границы на Западе, в пользу тех, которые существовали в Третьем Рейхе после оккупации Франции? – Звучит, вроде, дико! Звучит безумно! Но вот Президент Румынии Траян Бэсеску уже дважды заявляет, что готов повторить печально-знаменитый призыв все того же Иона Антонеску: «румыны, я Вам приказываю, перейти Прут!». Приказ, который, между прочим, прозвучал 22 июня 1941 года.

Кто-нибудь из присутствующих слышал, о каком-либо международном скандале на сей счет? Может быть, Президента Румынии пожурили хотя бы в европейской печати? Или Румынию, как полноправного члена ЕС, разобрали «по косточкам» на очередном заседании Европейской комиссии? – Нет! Ничего подобного не произошло.
Может и потому, что указанные примеры в действительности являются настолько незначительными и заурядными, в сравнении со всем остальным, что происходит в Молдове, что на них можно уже и не обращать внимание.

С 2009 года Республика Молдова управляется так называемым «Альянсом за европейскую интеграцию». За прошедшие три года в стране резко упал уровень жизни, а число сторонников европейской интеграции снизилось с 70 процентов до 30. Зато все высшие руководители Европейского союза аплодируют молдавской власти и называют прошедшие три года «историей успеха».

Сразу хочу сказать: власть не провела за это время никаких реформ, ни либеральных, ни антилиберальных, ни болезненных, ни популистских. Единственное, что власть непрерывно все это время делает – это проводит решительные атаки на самую крупную и самую авторитетную политическую парию страны – Партию коммунистов Республики Молдова.

Именно эта решительность, эта «бескомпромиссность» и «политическая отвага» этого Альянса являются ключом к пониманию источников оптимизма высоких европейских персон в оценках нынешнего молдавского правления. ЕС разрешил делать с коммунистами все, что угодно, лишь бы в моей стране не повторился уникальный эксперимент, когда в XXI веке коммунисты трижды на парламентских выборах приходили к государственной власти.

Но очень быстро выяснилось, что с коммунистами нельзя справиться, не уничтожив саму демократическую систему страны. И за считанные месяцы она была демонтирована. Сначала лидеры правящего Альянса изменили избирательный кодекс. Причем накануне парламентских выборов. Затем они, не избрав Президента в течении боле, чем года, не распустили Парламент, как того требует Конституция, а продолжили править. То есть фактически узурпировали государственную власть. Потом они закрыли единственный оппозиционный телевизионный канал NIT, обладавший миллионной аудиторией.

Потом они назвали трагический день 7 апреля 2009 года, когда молодчики в майках с легионерскими, нацистскими крестами жгли молдавский Парламент, днем свободы. А еще все три года они боролись с русским языком, с его присутствием – на телевидении, в прессе, в образовании, закрывая одну за другой русские школы.
Потом они запретили коммунистическую символику, назвав ее преступной и оккупационной, разрешив проведение в трех крупнейших городах Молдовы легионерских маршей под лозунгами объединения Бессарабии и Румынии.

Круг замкнулся. Оккупационной советскую власть в Молдавии стали называть только после фашистского переворота в Румынии и прихода к власти Иона Антонеску, то есть с 5 сентября 1940 года. С 28 июня 1940 года до 5 сентября того же года никто в Румынии себе такого позволить не мог, ибо Румыния вернула Бессарабию Советскому союзу фактически добровольно, решением своего правительства. Иными словами, сегодня в Республике Молдова запрещены коммунистические и советские символы с политических и идейных позиций румынских фашистов.

С оппозиционной, парламентской Партией коммунистов ведут борьбу с опорой на идеологию фашистского диктатора Иона Антонеску. Мемориальные комплексы, воинские некрополи, то есть все, что связано со Второй мировой войной, архитектурные сооружения, содержащие указанную символику, подлежат уничтожению опять же с позиций тех, кто развязал холокост в Молдове, чья вина за совершенные преступления доказана Нюрнбергским трибуналом.

Уважаемые дамы и господа!

Мне не хочется сейчас вновь ставить риторические вопросы: куда, мол, смотрит официальная Европа? Почему она соучаствует в этом?
Почему, когда речь заходит о санкционировании русофобии и антикоммунизма, официальная Европа действует также, как она действовала во времена Мюнхенского сговора? – Ответы на эти вопросы нас, в Молдове, уже не интересуют. Мы больше не верим в такого объективного арбитра, каким мог бы быть Европейский союз.

Мы только знаем, что на нашей стороне, на стороне подлинных антифашистов сегодня абсолютное большинство граждан Республики Молдова. И это большинство, преисполненное желания восстановить в Молдове демократию, верховенство права и настоящие европейские ценности – ценности свободы, равенства и братства.
И в этой нашей борьбе нам, конечно же, нужны искренние союзники, для которых чужды и европейское чванство, и менторские лекции о цивилизационной неполноценности государств и народов, находящихся к востоку от Карпат.
Нам нужны союзники, которые бескомпромиссно борются за дух и букву демократических свобод, ясно осознающих каковой будет цена отказа от них. И я полагаю, что нахожусь сейчас именно среди таких союзников.

А свое выступление я бы хотел завершить переводом известнейшего стихотворения немецкого пастора Мартина Нимеллера «Когда они пришли».

Да, это стихотворение стало сегодня чрезвычайно широко известным, его постоянно цитируют, вспоминают самого автора. И это тоже, по-своему, весьма красноречивый симптом эпохи. Но лучше эти слова бесстрашного антифашиста вспоминать чаще и чаще, и тогда, быть может, его печальное пророчество не исполнится в новом тысячелетии.

«Когда нацисты пришли за коммунистами,
я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами,
я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями,
я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями,
я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать».

Благодарю за внимание.

Обсудить