Тэнасе мне не друг, но мнение его мне интересно…

Да, действительно, к числу моих друзей и даже знакомых, известный журналист Константин Тэнасе никогда не относился. Впрочем, не зачислял я его никогда и в свои враги.

Он мне интересен как публицист, как человек, который формирует общественное мнение в нашей стране. Таких людей в молдавской журналистике сегодня совсем немного. К их числу, пожалуй, можно отнести, кроме самого Константина Тэнасе, еще несколько человек. Это Виорел Михаил, Дмитрий Чубашенко, Константин Старыш. Они самые заметные, всегда на виду. Их читают и слушают, к их мнению прислушиваются.

Поэтому я с интересом прочел на днях новую статью Константина Тэнасе «В поиске национальной идеи», а затем и послесловие к ней «Хотят ли русские войны?».

Учитывая, что Константин Тэнасе упомянул в своей новой публикации также и руководимый мною Информационно-аналитический портал ava.md, это, естественно, еще более усилило мой интерес к его статье. Тем более, что он поднимает в ней действительно важные проблемы, суть которых сводится к простым, на первый взгляд, и вроде бы всем понятным истинам: как нам получше обустроить наш общий молдавский дом, как найти и бережно сохранить всё то, что нас объединяет, а не разделяет?

С общим подходом автора к данной проблеме я могу вполне согласиться. Но вот с отдельными его тезисами, на мой взгляд, не только можно, но и нужно спорить.

Например, по мнению Константина Тэнасе, существует не одна, а две Молдовы. Он так прямо и пишет: «Существует две Молдовы. Одна – ностальгическая, прокоммунистическая, состоящая в своей основе из русскоязычного национального меньшинства и горстки молдаван. Такая Молдова была против распада СССР, против провозглашения независимости, против переориентирования Молдовы на Запад. Вторая Молдова – проевропейская, антикоммунистическая, состоящая в основе своей из молдаван, некоторые из которых считают себя румынами, и часть из последних хочет объединиться с Румынией. Эта Молдова была за независимость и сейчас за евроинтеграцию».

Разобьем этот, весьма сомнительный, на мой взгляд, тезис на две части. По мнению автора, русскоязычные и примкнувшая к ним «горстка молдаван» - это люди, которые ностальгируют по СССР, голосуют за коммунистов, выступает против Запада. Константин Тэнасе настолько уверен в своей правоте, что, высказав эту мысль, даже не стремится её обосновать, привести убедительные доводы. Позволю себе, однако, с ним не согласиться.

Во-первых, что касается мнимой «прокоммунистичности национальных меньшинств», то как, спрашивается, Константин Тэнасе может объяснить тот факт, что в 2005 году в одном из регионов, где преимущественно проживают национальные меньшинства (речь идет о Гагаузии), за ПКРМ проголосовали только 30% избирателей, а по всей Молдове свыше 50%!? А возьмём голосование на парламентских выборах в 2001 году, когда Партия коммунистов получила в парламенте конституционное большинство. Это также сделали национальные меньшинства, которых проживает в Молдове всего около 20%? Нонсенс, однако.

Во-вторых, касаясь тезиса Константина Тэнасе об «антизападничестве национальных меньшинств», можно допустить, конечно, что в 2001 году национальные меньшинства голосовали за ПКРМ потому, что эта партия выступала тогда за вступление Молдовы в Союз России и Белоруссии. Но кто же тогда, скажите, голосовал за ПКРМ в марте 2005 года и 5 апреля 2009 года, когда она также набрала свыше 50% голосов избирателей, хотя и отреклась уже и от России, и от Евразийской интеграции, и сделала свой выбор в пользу Европейского союза?

В-третьих, относительно «ностальгии национальных меньшинств по временам СССР» у меня лично есть большие сомнения, поскольку молдаванам во времена СССР жить было ничуть не менее комфортно, чем русскоязычным.

Может быть, у Константина Тэнасе есть доказательства того, что молдаванам в те времена было намного сложнее сделать карьеру, чем представителям национальных меньшинств в Молдове? Или, возможно, он владеет информацией о том, что молдаван в советское время притесняли, что у них были сложности в получении образования, при вступлении в КПСС, в предоставлении им квартир, путевок в санатории и т.д.? Если такие данные у него есть, то очень хотелось бы с ними ознакомиться.

У меня, в отличие от Константина Тэнасе, есть многие основания считать, что у титульной нации в Молдове были и есть определенные преимущества. Если сегодня они проявляются, в основном, в знании государственного языка, то во времена СССР эти преимущества давала сама национальность. Так почему же тогда, спрашивается, национальные меньшинства должны больше ностальгировать по тем временам, чем сами молдаване? Где же логика этого утверждения?

В-четвертых, не могу принять за истину и утверждение Константина Тэнасе о «второй Молдове – проевропейской, антикоммунистической, состоящей в основе своей из молдаван».

Да, верно, несколько лет тому назад опросы действительно показывали, что свыше 70% населения в Молдове выступает за европейскую интеграцию. Выходит, если верить Константину Тэнасе, это были все сплошь молдаване, а против выступали только национальные меньшинства!?

Но как тогда быть с тем, что сегодня, когда у власти находятся проевропейские партии, образовавшие правящий Альянс «За европейскую интеграцию», те же опросы показывают, что в европейский выбор Молдовы верит только 30% населения!? Неужели все молдаване – сторонники «евроинтеграции», дружно покинули страну, и теперь в ней остались только национальные меньшинства, тяготеющие к Евразийской интеграции?

Что же, спрашивается произошло? Что случилось? Как Константин Тэнасе может объяснить этот странный феномен? Может быть, всё дело в том, что большинство молдаван стали к настоящему времени «антиевропейцами»?

В-пятых, так сколько же тогда получается у нас сегодня Молдов? У Константина Тэнасе, судя его публикации, есть целых две Молдовы. У меня лично всегда была и осталась также и сегодня всего только одна!

Другое дело, что никто из политиков не хочет серьёзно и ответственно заниматься сегодня её судьбой, считаясь при этом с мнением всех проживающих в ней людей, то есть её граждан. Одни тянут её изо всех сил в Румынию. Другие - в Европейский Союз. Третьи - в Таможенный союз.

Молдова, уже более двадцати лет лишь притворно имитирующая реформы и движение по пути прогресса и процветания, но на самом деле лениво топчущаяся на месте, стала сегодня настоящей «страной халявщиков», которые наивно ожидают, что кто-то другой за них решит все наши большие и малые проблемы. Одни надеются, что это сделает соседняя Румыния. Другие полагают, что это сделают «еврокомиссары» и налогоплательщики стран ЕС. Третьи с нетерпением ждут прихода дешевого российского газа и легкого и быстрого решения с ним всех наших проблем.

На самом деле, это тупиковый путь, движение с завязанными глазами по самому краю бездонной пропасти. Пора бы уже, наконец, отрешиться от иллюзий и осознать, что никому мы в этом мире не нужны. Не нужны в нашем нынешнем виде и состоянии. Не нужны в том смысле, что никто не собирается решать за нас наши собственные проблемы. Старый как мир лозунг «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих» и сегодня остаётся актуальным.

Так что, пока мы все это не поймем, пока мы будем пользоваться ущербной, на мой взгляд, методологией Константина Тэнасе и делить страну и народ «на тех и этих», у нас будут и две, и три, и четыре и более Молдов. Но у нас при этом не будет Страны, являющейся нашим общим Отечеством, в которой всем нам, её гражданам, комфортно и спокойно жить и трудиться.

Весьма зловеще звучащий вопрос о том, «Кто хоронит Молдову?», Константин Тэнасе сам ставит, сам же на него и отвечает. По его мнению, на этот вопрос есть два ответа: «Еврофилы говорят, что Молдова гибнет из-за адептов Востока, а русофилы твердят, что из-за адептов Запада. И у тех, и у других есть свои аргументы и два десятка лет и те и другие бьются лбами, иногда давая слабинку то в одну, то в другую сторону. И в той, и в другой Молдове есть хорошие люди, и в той, и в другой Молдове есть дураки. Эти две Молдовы не вмещаются в одну страну. Сегодняшняя ситуация такова: проевропейская часть Молдовы находится у власти, остальная часть – в оппозиции, причем это оппозиция не столько по отношению к правительству, сколько ко всей проевропейской части».

Таким образом, опять поднимается на щит давно набивший оскомину спор о «еврофилах и русофилах». В то же время, по моему мнению, дискуссии между этими двумя течениями, как это было в XIX веке в России, где яростно спорили между собой славянофилы и западники, в Молдове никогда не было. У нас шли войны, в основном, между румынофилами и румынофами, между русофилами и русофобами. Но это тема отдельного, серьезного разговора.

Считаю, что упоминаемое Константином Тэнасе в его статье «противоборство еврофилов и русофилов» - это просто надуманная, притянутая за уши тема. Хотя сам я отношу себя к русофилам, но всегда вполне нормально относился и отношусь к Европе, к Евросоюзу. Знаю также многих сторонников европейской интеграции Молдовы («еврофилов»), которые при этом понимают всю важность и необходимость прочной дружбы и самого широкого сотрудничества с Россией.

Сказанное выше не означает, конечно, что среди маргинальных политиков, политологов, журналистов совершенно нет тех, кто пытается играть на этой теме, раскалывая общество. Но все же хочется думать, что вовсе не они определяют развитие общественной мысли в Молдове, не они задают в ней общий политический тон.

Что же касается мнимой оппозиционности по отношению к «проевропейской части», то это также явно надуманный тезис. За ним сквозит явное желание Константина Тэнасе уйти от обсуждения провалов нынешней власти Молдовы в области экономической и социальной политики, попытка «перевести стрелки» на геополитические проблемы.

Что касается предложений Константина Тэнасе, то у меня сложилось всё же впечатление (во всяком случае, очень хотелось бы на это надеяться), что он предлагает уйти от конфронтации и объединить молдавское общество на идеях, на которых зиждется Европейский Союз, а именно на идеях мира и свободы.

Во всяком случае, в заключительной части своей первой статьи «В поиске национальной идеи» Константин Тэнасе предлагает «заключить перемирие, сесть за стол переговоров и найти общую национальную идею».

Предложение весьма здравое, интересное, заслуживающее внимания. Поэтому у меня лично появилась было надежда, что в своих последующих публикация Константин Тэнасе попытается развить эту свою мысль, конкретизирует свои предложения.

Но вот появилась вторая статья Тэнасе на эту тему «Хотят ли русские войны?». И что же мы видим? А видим мы лишь то, что в ней он делает однозначный вывод: «русскоязычное население не готово к нормальному диалогу». Причём вывод этот Константином Тэнасе делается всего лишь на основании некоторых комментариев на сайте ava.md, в которых его публикации подверглись критике.

Признаюсь, мне также далеко не всегда нравится то, что пишут некоторые комментаторы на портале, в том числе и в отношении моих собственных публикаций. Но я принимаю это как данность, так как хорошо понимаю и считаюсь с тем, что сайт посещают не только мои единомышленники и сторонники, люди умеренных политических взглядов, но также левые и правые политические радикалы.

Так что, если публицист Константин Тэнасе способен к критическому осмыслению своего собственного творческого наследия, то ему следует честно признать, что он также, как и некоторые идеологи ПКРМ (Петков, Петренко, Тодуа), внес немалую лепту в радикализацию молдавского общества.

Поэтому, осуждая нетерпимость к другим взглядам и мнениям, а также явный экстремизм некоторых комментаторов на портале ava.md,, я принципиально не могу согласиться с попыткой Константина Тэнасе списать это пагубное явление только на русскоязычных.

На румынских сайтах, кстати, также можно встретить немало предельно радикальных высказываний «на грани фола», в том числе и выходящих за правовые нормы.

В чём Константин Тэнасе совершенно прав, на мой взгляд, так это в том, что, как он пишет, «одни будут обвинять, что пропасть недоверия выкопали румыны, националисты, унионисты, экстремисты и т.д, а другие будут говорить, что виноваты русские, оккупанты, шовинисты и империалисты.

После этой вполне объективной констатации автор просто обязан был предложить именно то, что нас объединяет, а не разделяет, если, конечно, он предлагает сообща искать общую национальную идею. Но, увы, Константин Тэнасе продолжил обвинять русскоязычных в различного рода «смертельных грехах», не утруждая себя при этом обращением к доказывающим его правоту фактам и аргументам.

Опять зазвучала «старая песня» об отношении молдавских граждан к распаду СССР. Для русских, по мнению Тэнасе, это была трагедия, а вот для всех остальных – большой праздник. Более чем сомнительное утверждение. Если провести сегодня опрос об отношении к жизни при СССР в молдавских селах, то уверен, что его результаты сильно омрачат душевный покой господина Тэнасе.

Что касается провозглашения молдавского (румынского) языка государственным и перевода его на латинскою графику, то явной ложью является утверждение, что русскоязычные якобы не были солидарны с этим решениям. Если у Константина Тэнасе есть такие факты, пусть их обнародует. Насколько мне лично известно, практически все русскоязычные депутаты в парламенте Молдовы поддержали тогда это решение. Другое дело, что ими было выдвинуто требование предоставить статус государственного также и русскому языку. Но это были голоса за русский язык, а не против молдавского (румынского) языка.

А вот еще одна неправда: Константин Тэнасе утверждает, что русскоязычные депутаты первого парламента проголосовали против декларации независимости Молдовы. Но ведь, общеизвестно, что все участники заседания парламента голосовали за Декларацию. Голосов против не было. В числе голосовавших были Валентин Крылов, Федор Ангели, Виктор Морев, Виктор Никулин и другие. Отсутствовали, в основном, лишь депутаты от Приднестровья. Но на это у них были известные сегодня всем причины.

Сильно сомневаюсь, что Константин Тэнасе не знает ответы на свои «вечные вопросы». Вряд ли ему неизвестно, что русские в Молдове голосуют за коммунистов не по идейным соображениям, а лишь как альтернативу Гимпу, Киртоакэ и им подобным. Эту альтернативу они сегодня видят в коммунистах. Поэтому значительная часть русскоязычных граждан голосует за ПКРМ. Будет у национальных меньшинств выбор, будет у них убежденность в том, что есть и другие серьезные партии, которые выступают за молдавскую государственность, против унионизма, за национальное и социальное равноправие, они будут голосовать тогда за эти партии.

Намного сложнее ответить на вопрос о выводе российских войск из Приднестровья. Есть документы, подписанные Мирчей Снегуром и Владимиром Ворониным, которые узаконивают их статус. Но, безусловно, для молдавско-российских отношений было бы лучше, если бы этих войск не было на территории Молдовы.

Эта проблема решаемая. Есть вариант придать им статус подразделений, которые охраняют склады вооружения, и прописать условия и сроки их пребывания на территории Молдовы. Может быть, надо придать им статус военной базы, определить стоимость оплаты и время пребывания. Так, например, сделала Украина с военной базой России на Черном море, в Севастополе. Могут быть и другие варианты. Но, конечно, решать эти вопросы надо не с трибун международных форумов в Брюсселе, Страсбурге, Вашингтоне, Бухаресте, а на прямых переговорах Кишинева и Москвы. Этот путь и короче, и более эффективен.

Знание русскими гражданами Молдовы государственного языка, о чём пишет Константин Тэнасе, это серьезная проблема. Тэнасе правильно ставит этот вопрос. Подавляющее большинство русскоязычных граждан в Молдове уже давно поняли, что без знания государственного языка у них здесь нет перспективы в устройстве на государственную службу, на работу там, где обязательно нужно знать государственный язык. Поэтому растет число русскоязычных, изучающих молдавский (румынский) язык. Правда, надо признать, что Молдавское государство не всегда приходит на помощь этим людям.

Есть и другая часть этой проблемы. Какая-то часть русскоязычных граждан почему-то убеждена, что если будет два государственных (молдавский /румынский и русский) языка, то им можно будет знать только русский. Это ошибочное понимание двуязычия. Плохо то, что некоторые политики, которые ратуют за русский, как второй государственный, им это не хотят объяснять. Более того, при принятии закона о двух государственных языках ситуация для русскоязычных граждан может даже ухудшиться. Многие из них могут лишиться своих рабочих мест, так как не будут знать два обязательных языка. Например, люди, работающие в сфере обслуживания. Поэтому в этом вопросе необходимо быть очень осторожными. Главное – не навредить.

Что касается обвинения Константина Тэнасе русскоязычных граждан в том, что они якобы «навязывают» молдаванам своё мнение о том, как следует называть государственный язык, то это вообще полный бред. Русскоязычные убеждены, что молдаване сами должны определиться, как называется их родной язык.

И последний из тезисов Константина Тэнасе: он пишет, что «русскоязычные должны перестать отгораживаться от страны, в которой они выбрали жить. Отстранение в данном контексте не означает что-то оскорбительное, а скорее, трагичное. Невозможно быть счастливым в стране, в которой ты от всего отстраняешься: от языка, от культуры, от чаяний народа, давшего название этой земле».

Из сказанного Константин Тэнасе делает вывод: «Пока русскоязычное население не признает право титульной нации на национальную, лингвистическую, культурную самоидентичность, пропасть между нами никогда не исчезнет и мир в Молдове не наступит».

Эта проблема, на мой взгляд, очень легко и просто решается. Пусть представители титульной нации сами определятся по этому вопросу. Проведут референдум и вынесут на него два вопроса. Первый: как называются люди, давшие имя стране, в которой все мы сегодня живем. Молдаване они или румыны? И второй вопрос: как называется их язык – молдавский или румынский? Убежден, что русскоязычные примут любой результат этого референдума.

Решив эту проблему, мы все вместе сможем сосредоточиться на вопросах строительства и развития молдавского государства, решения его социальных и экономических проблем. Стабилизировав общественно-политическую ситуацию в стране, мы сможем подумать и о проведении референдума о геополитическом выборе Молдовы. Но к этому референдуму мы должны идти без рывков, без политических войн, без деления страны на «наших» и «не наших». Мы должны прийти к этому референдуму в таком состоянии, чтобы его результаты не разорвали общество и страну.

Если идею созидания и строительства молдавского государства в интересах людей рассматривать именно как национальную идею, то, твердо убежден, её поддержат практически все граждане Молдовы.

Готов ли сам Константин Тэнасе поддержать такую национальную идею?

Обсудить