Спасите Владимира Воронина!

Мне жаль и его, и нашей истории. Не знаю как вы, но я воспринимаю каждый удар, нанесенный лично Владимиру Воронину, как удар, наносимый нашей истории. Уточняю: я имею в виду не нападки на ПКРМ, а на Владимира Воронина лично.

На днях беседовал я с коллегой по цеху – намного моложе меня, который начал свою карьеру относительно недавно, точнее, в годы правления Альянса за европейскую интеграцию. А говорили мы о ситуации в ПКРМ, о ее лидере Владимире Воронине. Несколько раз я обронил фразы типа: «Да, Владимир Николаевич уже не тот, каким был когда-то» или «Если бы Воронин вернулся к власти хотя бы он один день, то многие плакали бы, в том числе бывшие его коллеги по партии, которые покинули его в свое время». Мой молодой коллега по цеху удивленно посмотрел на меня несколько раз, а потом спросил: «А кто такой Воронин, и что он может делать? Всего лишь старик, который доживает последние дни в молдавской политике!». Тогда я понял, что мой собеседник искренен и что он попросту не знает того Владимира Воронина, которого я знал когда-то, и, следовательно, он не может представить себе Владимира Воронина, кроме как стариком, который изредка выходит к микрофону и говорит что-то забавное. Тогда мне стало жалко, и не только Владимира Воронина, но и всех нас, Республики Молдова. Сейчас объясню, что я имею в виду.

Кто такой Владимир Воронин сегодня? Отвечу словами одного пресс-релиза одной из партий, руководимых бывшим сподвижником Владимира Воронина, который на этой неделе объявил о своем «присоединении» к другой партии, руководимой опять же бывшим сподвижником Владимира Воронина. Вот, как он его описывает: «Уставший лидер, который уже не может контролировать свои слова и действия». И это не единственная оценка бывшего президента Республики Молдова. Последние три года его то и дело ставят к стенке, навешивая ярлыки: «заложник группы экстремистов ПКРМ», «старик, который не отдает себе отчета в том, что говорит», «инструмент, с помощью которого кое-кто продвигает свои интересы», «обломок прошлого» и проч. Даже те, кто вспоминает, что Владимир Воронин руководит все-таки самой крупной и влиятельной партией Молдовы, что он лидер оппозиции, говорят с нескрываемым сарказмом, отпевая его: «Дни Воронина сочтены. Уже никогда он не будет тем, кем был».

Сегодня на Владимира Воронина замахивается любой: его политические оппоненты, бывшие товарищи по партии, ставшие вдруг лидерами других партий, аналитики, которые в те времена, когда Воронин был «отцом нации», хлопали в ладоши и сладко пели, «деятели культуры и искусства», которые когда-то были на довольствии у старого генерала и т. д. Впрочем, ничего удивительного в том нет, что все больше людей начинают воспринимать бывшего президента страны как немощного старика, который способен разве что на непристойные шутки и на малозначимые реплики некоторым депутатам, которых раньше не удостоил бы даже взглядом. Беседа с моим молодым коллегой по цеху убедила меня в том, что последние три года были фатальными для политической карьеры лидера ПКРМ. Неоспоримо, он остается лидером влиятельной партии, но каждый день его пребывания в политике наносит огромный урон его репутации.

Не знаю как вы, но я дорожу историей своей страны, а Владимир Воронин, один из немногих людей, которые создавали эту историю непосредственно своим представительством многие годы. Хорошая или плохая, но это история нашей страны. Кое-кто может упрекнуть меня, что Владимир Воронин не лучшим образом был представлен в период своего пребывания у власти, что, хотя и может претендовать на определенное место в истории, то это место может быть только негативным. Допускаю. Более того, должен признать, что в последние годы пребывания коммунистов у власти готов был обзываться (и обзывался даже) за уход от демократии и противоправное поведение, которое все больше проявлялось. Однако со сменой власти никто не доказал, что Владимир Воронин был преступником, поэтому я склонен считать, что многие обвинения, которые ему предъявлялись, носили чисто политический характер. Между тем, кое-какие обвинения такого рода раздаются и в адрес нынешних правителей.

В создавшейся ситуации я готов стереть грязь с запятнанного политического имиджа лидера ПКРМ и поставить его в моем представлении на то место в истории, которое ему причитается – на место экс-президента Республики Молдова, который, когда лучше, когда хуже, руководил этой страной более восьми лет. Но не могу сделать этого по той простой причине, что Владимир Воронин продолжает заниматься политикой и постоянно подвергается нападкам со всех сторон. Мне жаль и его, и нашей истории. Не знаю как вы, но я воспринимаю каждый удар, нанесенный лично Владимиру Воронину, как удар, наносимый нашей истории. Уточняю: я имею в виду не нападки на ПКРМ, а на Владимира Воронина лично. Вскоре он займет свое место рядом с бывшими президентами Мирчей Снегуром и Петром Лучинским, будет писать свои мемуары, изредка будет появляться на приемах. До тех пор, однако, следует понять: щадя сейчас Владимира Воронина, мы щадим свою историю!
tribuna.md

Обсудить