Кишинев падает на обе лопатки без "помощи" Тирасполя. Ч.2.СМИ.

Неуступчивость по всему кругу вопросов, которую проявляют молдавские переговорщики, обычно представляется как патриотичное отстаивание интересов страны. Но это не так. Главный интерес страны под названием Республика Молдова – объединение правого и левого берегов Днестра.

Тактика малых шагов, которую Тирасполь предложил Кишиневу после прихода к власти Евгения Шевчука, оказалась блестящим дипломатическим ходом. Мы помним, как оппозиционные Шевчуку силы (устами политологов) возвещали, что односторонние уступки Молдове – ни что иное как «предательство» интересов народа Приднестровья. Но оказалось, что это хорошо закамуфлированная «ловушка». Нечто вроде западни, которую устраивает охотник. И «охотник», если он опытный, терпеливо ждет, когда жертва окажется в «западне». Во время ожидания он не должен себя ничем выдавать, иначе можно вспугнуть «зверя». И говорить является тактика ведения охоты правильной или нет можно лишь по результату. Если жертва в западне – то результат налицо.

Неуступчивость по всему кругу вопросов, которую проявляют молдавские переговорщики, обычно представляется как патриотичное отстаивание интересов страны. Но это не так. Главный интерес страны под названием Республика Молдова – объединение правого и левого берегов Днестра. Если действия дипломатов, их стратегия и тактика не служит этому, то можно говорить о другом – о нежелании интегрировать территории в единое целое. Нужно «судить по плодам». Если результат негативный, то таковыми были намерения. Иначе бы они дали другие «всходы».

И это вновь напомнило мне выражение «Ничего сверх меры».

Чрезмерные усердие, упрямство и неуступчивость, плохи тем, что приводят к обратным результатам.

Год назад Приднестровье по доброй воле, как выразился Евгений Зубов, начальник Государственной службы связи, информации и СМИ региона, разрешило «в тестовом режиме» вещание телеканала Publika TV. В купе с каналом «Молдова 1» - это вполне достаточные ресурсы, чтобы получить представление о том, что происходит на правом берегу Днестра. Если, конечно, у населения существует такая потребность. Расчет был на то, что Молдова, в свою очередь, включит приднестровские каналы в информационное пространство правого берега.

Суть этого предложения состояла в том, что Кишиневу предлагалось свернуть информационную войну и одностороннее освещение приднестровской проблемы, вернуться к Протокольному решению о взаимодействии в области телевидения и радио. Это решение, подписанное обеими сторонами конфликта, не выполнялось. А здравый смысл подсказывал, что для нормализации отношений необходима соответствующая атмосфера и информационная среда.

Более того, работа СМИ в областях конфликта предполагает в освещении общей проблематики присутствие, как минимум, двух точек зрения. И мировые СМИ придерживаются такой практики, если перед ними их владельцы и политики не ставят другой задачи.

Предложением нормализовать взаимодействие в области телерадиовещания, Кишинев не воспользовался. И даже несмотря на то, что во время обсуждений этой темы, европейские «голоса» поддержали идею. Но Молдова вместо того, чтобы действовать по примеру Приднестровья и найти механизм для сотрудничества, «стала в позу» и вновь вернулась к старому тезису. Согласно ему, «появление левобережных СМИ на правом берегу – есть «признание непризнанных». Приднестровцам предложили действовать на общих основаниях – пройти регистрацию, подать заявку в Координационный совет по ТВ и РВ и прочее… и прочее. Словом, «приходите не недельке». Правила, дескать, у нас строгие, и исключений мы не делаем ни для кого. Даже для «горячо любимого» Приднестровья. Вопрос, разумеется, «завис». В Приднестровье хорошо помнят историю «Интерднестркома», который наслушался баек кишиневских чиновников, зарегистрировался, заплатил миллион евро и остался с носом. Дело не было решено. Деньги исчезли. Сегодня лишнего миллиона евро для эксперимента с новыми кишиневскими властями у Приднестровья нет. Да и желания уже, видимо, тоже.

Существует общий переговорный фон. Он демонстрирует, что жизненно важные вопросы (взять хотя бы телефонную связь) не решаются. Стороны занимают диаметрально противоположные позиции, и взаимопонимания нет. Предполагалось, что в случаях, когда Тирасполь первым сделает шаг навстречу, Кишинев ему ответит тем же. В этом и заключается логика компромисса.

Поскольку Кишинев ответный шаг навстречу не сделал (а сейчас мы говорим о СМИ), то он оказался в ситуации проигрыша, той самой «западни», у которой «охотник» ожидает свою «жертву». Механизм сотрудничества в области СМИ «сломан» и неизвестно будет ли «починен». Факт однозначно нужно относить к дипломатическим неудачам, понятно, что со стороны Кишинева. Более того, в самой Молдове ситуация в области ТВ складывается крайне не «европейская» – закрываются оппозиционные каналы, а вещание под свой контроль взяли олигархи.

В связи с изменениями в политике Тирасполя, которые возникли с приходом там нового руководства, в Кишиневе должны были внести коррективы в информационную политику и стратегию взаимодействия в области СМИ. Если бы хотели продвинуться в интеграции страны. А что же вышло?

Никто с пути конфронтации сойти и не думал. Последние обмены информационными ударами спецслужб правого и левого берегов, показали, что Кишинев желает только односторонних уступок и возвращается к стереотипам холодной войны («отмывание денег», «черная дыра» и т.д.).

В освещении событий, например последней встречи в Кишиневе Евгения Карпова и Нины Штански, государственные СМИ используют односторонний подход. В свежей информации агентства Молдпрес («В МИССИИ ОБСЕ В КИШИНЕВЕ ОБСУЖДАЛИСЬ ВОПРОСЫ ПРИДНЕСТРОВСКОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ») в основном излагается точка зрения Кишинева. На это указывает и статистика: фамилия молдавского вице-премьера упоминается 6 раз, а приднестровского представителя один. Мне это напомнило практику Общественного радио Молдовы, когда в передачах, посвященных 20-летию конфликта, воспоминаниями делились участники событий лишь с одной стороны. Разумеется, в тех репортажах была лишь часть правды.

Государственные СМИ, безусловно, должны отстаивать позицию своей страны. Но проблема в том, что в Кишиневе Приднестровье считают частью государства. Если так, то почему у этой «части» отняли право голоса?

«Жертвой» неуступчивости Кишинева стал и телеканал Publika TV. Приднестровские власти исключили его из кабельных сетей. Справедливости ради нужно сказать, что этот телеканал уделял приднестровской теме повышенное внимание. Информация подавалась более сбалансировано. Поэтому решение Тирасполя вызвало нотки обиды у администраторов этого СМИ. В новостях они стали перечислять свои заслуги перед Приднестровьем: «Publika TV подготовила десятки материалов, осуществила прямые трансляции из Тирасполя, Бендер, Рыбницы и других населенных пунктов Приднестровья. На сайте publika.md был создан специальный раздел «Приднестровье», где размещаются новости о регионе. Телеканал предпримет необходимые действия для восстановления права жителей Приднестровья на доступ к оперативному, всеобъемлющему и достоверному источнику информации», - сообщила аудитории Publika TV.

Обращает на себя внимание некая «перегретость» в последнем предложении официальной новости. Так как руководство канала «обеспокоилось» правами жителей Приднестровья и пообещало эту ситуацию изменить. Как? Самостоятельно или в сотрудничестве с властями Приднестровья? Возможно, в Тирасполе в связи с началом новой «холодной войны» задумались о собственной информационной безопасности и решили, что им не нужен информационный «троянский конь», посланник Кишинева?

2 ноября на телеканале Publika вышла в эфир программа Fabrika. Ее авторы озаботились тем, что происходит в отношениях Кишинева и Тирасполя. Ведущая Наталья Морарь спрашивала: «…заявления, из которых исходит, что отношения с Молдовой не являются приоритетными для приднестровского региона. Некоторые из Левобережья, кажется, наблюдают регресс в переговорах. Почему бы это?» Вероятно, под «некоторыми» журналистка имела в виду политического представителя на переговорах от Приднестровья Нину Штански? Последняя в этот день, после встречи с Евгением Карповым, заявила, что "Мы, наверное, находимся сейчас в более затруднительном положении, чем еще некоторое время назад. Прогресса, о котором сказал Евгений, приднестровская сторона не наблюдает. Мы по-разному видим проблему, и уже это само по себе является серьезной проблемой, препятствующей активизации диалога".

Чтобы ответить на вопрос «Почему охладели отношения Кишинева и Тирасполя?» авторы программы пригласили в студию экспертов и политологов. Кто же они? Гостями этого выпуска «Фабрики» оказались: депутат ЛДПМ Валерий Гилецкий, бывший министр иностранных дел Валерий Осталеп, политолог Александр Солкан, политические аналитики Николай Киртоакэ и Игорь Боцан. (Стенограмму выступлений можно найти здесь - http://ru.publika.md/link_679081.html).

Мне бы не хотелось умалять значимость выводов уважаемых экспертов, но уже сам их перечень показывает, что на вопрос, которым задались авторы, приглашенные дать ответ не могут. И объясняется это просто: среди них нет представителей Приднестровья. Пусть не официальных лиц, но хотя бы экспертов. Есть ли в регионе такие? Есть. Для того, чтобы в программе сложился паритет мнений, хотя бы численный, вместо соотношения 5х0, нужно было установить 2х2. Разве не известно, что если пять умножить на ноль, то получится ноль? Возможно, в случае «2х2», общими усилиями и удалось бы ответить на поставленный вопрос. А так, гости программы в достаточно хаотичной манере (из-за отсутствия у программы строгой концепции) представили разброс мнений одной из сторон. Даже с точки зрения профессиональной деонтологии такой подход выглядит ущербным. Не говоря уже о здравом смысле и особенностях освещения проблем конфликтных зон. Это очень похоже на подходы, которые используются на общественном канале «Молдова 1».

Получается, что руководство канала Publika TV хочет «предпринять необходимые действия для восстановления права жителей Приднестровья на доступ» к такому освещению проблем региона? И настаивает, что ЭТО «всеобъемлющий и достоверный» источник информации? В данном конкретном случае, скорее всего, мы имеем дело с тенденциозной подачей проблем конфликтной зоны.

В Молдове много раз выдвигалась и обсуждалась возможность создания общего с Приднестровьем телевидения. На мой взгляд, такое телевидение может быть учреждено на равной основе двумя сторонами. Возможно, кому-то бы и хотелось претендовать на роль такого СМИ. Но и без специальных объяснений понятно, что канал, принадлежащий «одному из берегов» (пусть даже хозяином выступает не государство, а местный «супер-пупер» олигарх), таким статусом обладать не может. Создание подобного СМИ, вероятно, – дело будущего, если к тому времени стороны окончательно не потеряют интерес друг к другу.

Тактика «малых шагов» оказалась хорошей дипломатической идеей. Она предлагала противной стороне на переговорах двигаться к компромиссу. В одном случае, если вторая сторона «клюнет», то можно было бы начать серьезную дискуссию. В другом – если визави будет упираться и не захочет идти навстречу, появлялась возможность показать кто именно неуступчив, не хочет договариваться, менять подходы. Зная, что Кишинев, будет цепляться за старые схемы в переговорах, и полагаться на излюбленный принцип - «прав тот, кто признан, а тот, кто не признан просто «никто», можно было предвидеть развитие событий. Нужно было только терпеливо ждать, пока все произойдет. Ситуацию, в которой оказался Кишинев, нельзя определить словом «победа». Теперь каждое новое «Нет!», исходящее из Тирасполя, станет напоминать об упущенных возможностях и просчетах.

А Приднестровье, как известно, свой выбор сделало. Это интеграция в Евразийское пространство и создание «евразийского региона» на Днестре. На следующий год для реализации этих целей только по линии гражданского общества Россия обещала выделить 3 миллиарда рублей. Из них, как сообщалось, какая-то часть будет направлена на развитие СМИ региона.

Теперь в руках у Кишинева не так много средств, чтобы выбраться из сложной ситуации. Он должен либо продолжить «холодную войну», которую может сменить «горячая и кровавая», либо дать «обратный ход» и двигаться к компромиссам, что связано с уступками и «потерей лица». Но – «каждому овощу свое время», а «ложка дорога к обеду».

Не оказался ли Кишинев в роли быка, которого выпустили на арену к тореадору? Тореадор развернул свою красную тряпку, и бык упрямо хочет «сразить» дразнящий его материал. Тореадор, к которому выбежал молодой бычок, весьма опытен. Ему удалось победить немало сильных экземпляров. Один из них гордо называл себя « На поле он». Именно поэтому следует ожидать, что вся сила бычка уйдет на «бодание» с красной тряпкой. Ему будет казаться, что аплодисменты, которые раздаются на трибунах, – знак его поддержки. Но это не так. Для трибун самое важное – зрелище. И наступит определенный момент, когда тореадор выверенным и точным движением уложит быка наземь. И только тогда до жертвы дойдет, что свободные прогулки по лугам и пастбищам, намного лучше поединка с тореадором. И главное - безопаснее. А яркий свет огней и неумолкающий свист на трибунах так легко принять за одобрение. Ложь часто появляется «в одеждах правды».

Кишинев падает на обе лопатки без "помощи" Тирасполя. ч.1. Банки.
Обсудить