Николай Бердяев и Сергей Булгаков о результатах украинских выборов

Хорошо, что мы живем сейчас в демократическое время. Я уверен, что сегодня бы уже таких людей никуда бы не выслали, да и зачем - они бы уехали сами.

Почти каждое утро я прохожу через маленький и уютный парк Киевского университета. На пятачке, где раньше сходились в смертельных шахматных боях ветераны эндшпилей, сейчас иногда собираются ситуативные группки, играющие в политбои. Естественно, разговоры, дискуссии, споры о выборах: кто победил, кто проиграл, кто больше «химичил», будут или не будут пересчеты, перевыборы, правильно или неправильно проголосовала столица, у какой фракции сколько будет мандатов. Короче, мандаты, мандаты, мандаты…

А у меня иногда возникают почему-то другие ассоциации. Иногда вспоминаю, что не только я, но и сам Бердяев заканчивал наш университет. Здесь же читал иногда лекции другой мыслитель мирового класса - Сергей Булгаков, который преподавал тогда в Политехе. Я сейчас как раз пишу о них книгу и легко могу представить, о чем бы спорили они, если бы их вдруг занесло в университетский парк.

Сейчас очень моден, особенно в геополитике, термин «дорожная карта». Так вот, Николай Александрович фактически создал потрясающую «дорожную карту» роста, возвышения, возмужания и укрепления духа. Через общение, через служение, через сострадание, через миссию. По сути, теорию классовой борьбы он заменил теорией духовного совершенствования. Поэтому, наверное, он бы сейчас объяснял нашим «пикейным жилетам», что только та политическая партия, сила, движение, достойна жизни, которая видит мир не через классовую, расовую, этническую, политическую, внутрипартийную и т.д. борьбу, но которая имеет четкую программу духовного роста граждан. Хотя, я думаю, что, наверное, его бы не поняли - засмеяли, освистали, заглумили, забанили. Ведь у нас борьба - все, а духовность - ничто.

Наверное, дико старомодным выглядел бы и великий философ, проповедник, теолог отец Сергий (Сергей Булгаков). Во-первых, ему не простили бы все наши евроориентированные политики того, что он посягает на самое святое - европейские ценности. Ведь он первым, да и, пожалуй, последним сказал, что современный гуманизм - химера. Поскольку этот гуманизм исходит из того, что государство, общество должны служить интересам людей, выполнять волю избирателей, потакать желаниям масс. А он, наивный философ и заблудший проповедник, говорил, что современные люди в массе своей имеют слишком вульгарные потребности, слишком пошлые желания, поражены карозии алчности, жадности, зависти. И сначала надо искоренить пороки души, воспитать массовые новые высокие запросы и потребности, а потом уже гуманистично их исполнять и демократично им потакать. Действительно, смешно и наивно!

А еще он говорил бы весьма опасные вещи, за которые мог бы и, грубо говоря, получить по своей благообразной седой философской голове. Например, он говорил, что свобода смертельно опасна, когда она попадает в руки необразованного, неумного, агрессивного человека. Он писал - дай свободу алкоголику, и он себя погубит, и других покалечит. Так что сейчас, если кто-то бы его услышал в университетском парке из представителей одной политической партии, старику-философу наверняка бы не поздоровилось…

А почему я пишу о них книгу? Просто дата назрела юбилейная - 90 лет, как их выслали из той еще страны за неправильные мысли, опасные проповеди. Просто грубо затолкали на пароход (пароход даже потом назвали «философским») и отправили за моря.

Хорошо, что мы живем сейчас в демократическое время. Я уверен, что сегодня бы уже таких людей никуда бы не выслали, да и зачем - они бы уехали сами.
vydrin.com

Обсудить