Приднестровье: власть и оппозиция. Часть 1. Власть.

Шевчук проявил себя как человек, способный разговаривать с руководством Молдовы и двигаться в урегулировании, придерживаясь тактики малых шагов, однако число его степеней свободы ограничено внутриприднестровским консенсусом

Скоро исполнится год, как в Приднестровье сменилась власть. Самоопределившаяся республика не только обрела нового лидера – изменилось само Приднестровье, его политика, экономика, социальная жизнь, и главное, конфигурация власти. Исследование новой структуры власти в Приднестровье представляет интерес для политологов, занимающихся изучением непризнанных государств. Приднестровье является одним из крупнейших и наиболее устоявшихся самоопределившихся государств, с собственным аппаратом власти, национальной валютой, с признанным представительством в международных организациях и международном переговорном процессе.

Ещё год назад в приднестровской политике всё было совершенно понятно даже непритязательному наблюдателю. В Приднестровье была власть в лице президента Игоря Смирнова и его администрации, опирающаяся, в первую очередь, на силовые структуры – МГБ и МВД, а также на мощный производственный и энергетический сектор. Была оппозиция в лице Верховного Совета ПМР и партии «Обновление», опирающаяся на мощь торгового монополиста «Шериф». Власть и оппозиция занимались перманентным перетягиванием каната, но, тем не менее, пребывали в состоянии равновесия и негласного разграничения сфер влияния.

Победа Евгения Шевчука на президентских выборах 2011 года сломала этот консенсус. Новый молодой президент с первых же дней вступления в должность отказался от преемства и отправил в отставку практически весь прежний смирновский аппарат. На руках некоторых правительственных и финансовых чиновников зазвенели наручники. Некоторым пришлось спешно бежать из Приднестровья, в частности бывшему министру государственной безопасности ПМР Владимиру Антюфееву, который прежде, когда входил в какой-либо зал заседания, одним своим устрашающим видом заставлял всех замолкать.

За неполный год Евгению Шевчуку удалось сделать многое. Руководитель AVA.MD Виталий Андриевский как-то давно сказал, что у Приднестровья две беды – президент Смирнов и фирма «Шериф». Шевчуку удалось избавить приднестровцев и от одного, и от другого. Смирновская администрация канула в небытие. Её самые знаковые фигуры, в лучшем случае, ищут новые места работы, а в худшем – хороших адвокатов. Параллельно Шевчук ломает монополию всесильной фирмы «Шериф», позволяя свободно дышать малому и среднему бизнесу, который «Шериф» практически полностью подмял под себя в предыдущие годы.

Был наведён порядок в финансовой сфере, установлен стабильный курс приднестровского рубля по отношению к доллару. Был нанесён удар по коррупции в высших эшелонах власти и на местах. В учреждения зачастили проверяющие. После того, как многие были лишены своих должностей, а некоторые оказались в тюремных камерах, чиновникам стало страшно брать взятки. Были модернизированы государственные СМИ, к руководству в которых пришли новые люди. Из средств массовой информации исчезла антимолдавская истерия, когда вся Молдова, включая и власть, и оппозицию, представлялась в качестве абсолютного и непримиримого врага, желающего поскорее стереть Приднестровье с лица земли.

Значительных успехов новый президент достиг на международной арене, разрушая создавшийся за 20 лет вокруг себя образ осаждённой крепости. Одним из первых распоряжений Шевчук прекратил регистрацию паспортов приднестровских граждан на пограничных КПП, чем значительно уменьшил общее время пограничных проверок. Возобновились встречи лидеров Кишинёва и Тирасполя, на которых сторонам удалось уладить немало проблем, касающихся простых людей. В интересах всех сторон возобновилось прохождение грузовых поездов через Приднестровье. Стороны продвинулись в признании приднестровских дипломов министерством образования Молдовы. Несмотря на временный кризис в переговорах, на очереди решение других вопросов – в частности, восстановление телефонной связи между берегами. С приходом Нины Штански в приднестровский МИД республика предстала на мировой арене в новом, человечном облике.

Однако мероприятия и методы правления нового президента устраивают далеко не всех. Первыми среди недовольных стали оказавшиеся без работы министры и чиновники прежней администрации (справедливости ради отметим, что в их числе было немало настоящих профессионалов), а также обиженные сотрудники реорганизованного министерства госбезопасности ПМР. Недовольны сотрудники многих правительственных, образовательных и медицинских учреждений, которых постоянные реорганизации и проверки выбивают из рабочего ритма. Недовольны простые граждане и пенсионеры, на чьих доходах, при постоянно растущих ценах, никак не отражается смена власти.

У Евгения Шевчука сегодня под контролем исполнительная вертикаль власти и государственные СМИ, которые сильно изменили свой облик. Особенно это касается 1-го Республиканского телеканала и информационного агентства «Ольвия-пресс», переименованного в «Новости Приднестровья». Сайт агентства, пусть и с несовершенным дизайном, стал по-настоящему информационным, оттуда исчезли «простынные» истеричные псевдоаналитические материалы. Кроме того, Шевчука и его политику поддерживает российское информационное агентство «Регнум». А в руководство 1-го Республиканского телеканала пришли новые, совершенно молодые люди. Они в корне изменили лицо телеканала, который больше не напоминает провинциальный советский телеканал брежневской эпохи. Информационные выпуски канала стали даже интереснее, чем новости на «шерифовском» ТСВ.

У Евгения Шевчука пока слабо развит партийный ресурс. Его партия «Возрождение» пока не сформировалась в качестве структурированной организации. В парламенте, в отличие от многочисленной фракции «Обновление», «Возрождение» представляет только депутат Андрей Сипченко. Умеренную поддержку новому президенту оказывает Партия коммунистов Приднестровья во главе с Олегом Хоржаном.

С другой стороны, весьма силен интеллектуальный ресурс Евгения Шевчука, который начал строить свою команду ещё с середины «нулевых», привлекая в неё преподавателей и выпускников общественных специальностей Приднестровского государственного университета имени Т.Г.Шевченко. Поддержку Шевчуку и перед президентскими выборами, и после них, оказывают многие сотрудники Института истории, государства и права Приднестровского государственного университета во главе с его директором Ильёй Галинским.

Многие гадают, какой вектор преследует внешняя политика Приднестровья под руководством нового президента. В ряде оппозиционных СМИ появлялись материалы о том, что Шевчук якобы крепко связан с украинской СБУ, и Приднестровье под его руководством будет ориентироваться на Украину. Примечательно, что это говорят те люди, которые ещё вчера с пеной отстаивали необходимость установки в Бендерах памятника гетману Мазепе в качестве необходимого жеста в адрес Украины.

Да, на прошлогодних президентских выборах Москва поддерживала другого кандидата. Да, в резиденцию президента более часто, чем при Смирнове, посещают западные послы и дипломаты. Да, Шевчук больше времени проводит в переговорах с молдавским премьер-министром Владом Филатом. Кульминацией таких встреч стало совместное паломничество Шевчука и Филата на Святую гору Афон. Но всё-таки больше всего встреч Шевчук и его подчинённые проводят с российскими коллегами. В утверждённой президентом Концепции национальной политики ПМР в качестве национальной идеи чётко определена евразийская интеграция. На первом месте в Концепции – развитие отношений с Россией, однако среди приоритетов объявлены также Украина, Молдова, Южная Осетия, Абхазия и Нагорный Карабах.

Внешнеполитический вектор Евгения Шевчука правильнее было бы назвать проприднестровским. Его политика ориентирована на интересы простых жителей региона. Да, Приднестровье устремляло и устремляет свои взоры в сторону России, что проявилось и в результатах всех прошедших референдумов, и в количестве жителей региона, обладающих российскими паспортами (их никто насильно не принуждает становиться в очередь за российским гражданством, для них открыта возможность получения молдавских паспортов, но они предпочитают российские).

Однако те же простые жители устали жить в осаждённой крепости под колючей проволокой, во что Приднестровье превратил режим Смирнова – Антюфеева. Им неуютно, что экономика региона находится под контролем одной фирмы, которая попыталась установить контроль и над политической сферой. И, при всём тёплом отношении приднестровцев к России, они предпочитают делать самостоятельный выбор, а не тот, который им навязывают с телеэкранов заезжие московские чиновники, политтехнологи и телезвёзды.

И наконец, о том, почему буксует столь активно начатый в начале года переговорный процесс с Молдовой. На наш взгляд, это связано и с внутренними факторами, и с политикой самой Молдовы. Как мы уже писали, цель Евгения Шевчука – улучшить жизнь простых граждан, для чего и осуществляется политика малых шагов. В этом Шевчук нашёл себе партнёра в лице молдавского премьер-министра Влада Филата. Однако даже такая политика вызывает сопротивление в отдельных слоях приднестровского общества и правящей элиты. Достижения соглашений с Молдовой трактуются как в оппозиционных приднестровских, так и в ряде российских СМИ, как «капитуляция» и «горбачёвщина». Снятие драконовских таможенных пошлин с молдавских товаров (введённых администрацией Смирнова в ответ на таможенную блокаду Приднестровья в марте 2006 года) вызвало недовольство со стороны приднестровских производителей и малого бизнеса – главной социальной опоры президента, и пошлины на целый ряд молдавских товаров были восстановлены.

Ну и самое главное – все события последних лет в Молдове отнимают даже у самых убеждённых сторонников реинтеграции страны всякое желание вести переговоры с Кишинёвом. Как ни парадоксально это звучит, но премьер-министр Молдовы Влад Филат, сделавший немало шагов в сторону Тирасполя, на внутримолдавской политической арене предстаёт в качестве унионистской «крыши». Это его партия вместе с другой центристской силой – Демократической партией – входят в альянс с оголтелым русофобом Михаем Гимпу. Это представители его партии занимались румынизацией образовательного процесса в Молдове. Это он высказался о необходимости ликвидации мемориалов воинской славы.

Сегодняшняя Молдова – это страна, где безнаказанно проводятся унионистские марши, где используется фашистская символика и звучат человеконенавистнические лозунги. Это страна, где закрыт единственный оппозиционный телеканал, и где в государственных СМИ и на правительственных сайтах государственный язык в противоречие с Конституцией назван румынским. Это страна, где пожилой мерзавец на школьном уроке позволяет себе разжигать межнациональную рознь и угрожать своим ученикам физической расправой. Как сказал профессор Николай Бабилунга, вынужденный в начале 90-х переехать в Тирасполь, сегодняшние события в Молдове воскрешают в памяти самые мрачные страницы конца 90-х – начала 90-х. Конечно, с правителями такой Молдовы мало кто в Приднестровье обладает желанием не только объединяться, но и разговаривать.

***

Таким образом, нынешний президент Приднестровья Евгений Шевчук за прошедший год сумел консолидировать властные рычаги в своих руках и очистить власть от представителей старой администрации. Ему удалось если не сломать монополию фирмы «Шериф», то поставить деятельность фирмы в приемлемые рамки. У него пока нечёткие позиции в парламенте страны, где большинство принадлежит оппозиционной партии «Обновление», однако постепенно число лояльных ему депутатов в Верховном Совете ПМР увеличивается.

Шевчук проявил себя как человек, способный разговаривать с руководством Молдовы и двигаться в урегулировании, придерживаясь тактики малых шагов, однако число его степеней свободы ограничено внутриприднестровским консенсусом. Он ввёл в руководство республики и электронных СМИ новых молодых, энергичных и незашоренных людей. По его инициативе принята новая Концепция внешней политики ПМР, где в качестве национальной идеи Приднестровья отмечена евразийская интеграция (что, отметим, не противоречит идее реинтеграции Молдавии, учитывая поддержку евразийской идеи в молдавском обществе, о чём свидетельствуют данные последнего опроса «Барометр общественного мнения»). И, несмотря на пробуксовки в реформах и нерешённость многих социальных проблем, рейтинг президента ПМР Евгения Шевчука остаётся высоким.

Обсудить