Молдова - Россия: время недоверия

У нынешнего «проевропейского» руководства Молдовы, как и у прежнего «коммунистического», нет повестки дня для отношений с Россией.

Отношения между государствами, как и между людьми, могут строиться либо на доверии, либо на недоверии. Международные отношения, в основном, строятся на недоверии. Это норма. Мало кто в мире мало кому доверяет. Доверие — это отклонение от нормы.

Последние 10 лет, после провала Меморандума Козака, отношения между Молдовой и Россией также строятся на недоверии. Они стали «нормальными» с точки зрения международной практики, хотя и противоестественными по отношению к предшествующим десятилетиям и даже столетиям дружественных отношений между молдаванами и русскими.

Кишинев перестал доверять Москве, а Москва Кишиневу, но это не означает, что они должны смотреть друг на друга сквозь прорезь прицела. Россия поддерживает отношения с США, США с Китаем, Китай с Японией, Япония с Россией, и даже «Хамас» с Израилем ведут переговоры, хотя все эти стороны друг другу не доверяют.

Россия гораздо лучше Молдовы подготовлена к тому, чтобы выстраивать отношения на основе недоверия. Она больше, опытнее, сильнее и богаче, и она никуда не торопится.

Время работает против Молдовы

В Европе не найти государства, которое находилось бы в более плачевном состоянии, чем Молдова. Ее руководство трудно назвать властью. Это какая-то банда, которая занимается разграблением страны, как переродившееся в свору мародеров оккупационное войско. Уровень коррупции зашкаливает. Все прогнило с самого верха. Правоохранительные (правонарушительные?) и судебные органы не в состоянии обеспечить порядок, законность и справедливость.

Рейтинг доверия президенту — один процент. Бестолковейший парламент превратился в балаган и посмешище. Правительство дошло до того, что обманывает даже Международный валютный фонд. Можно обманывать свой народ, потому что ты перед ним не несешь никакой ответственности, но вводить в заблуждение МВФ — это слишком. Миссия Фонда покинула Кишинев крайне недовольной. Ожидавшегося в декабре заседания совета директоров МВФ по Молдове и нового меморандума не будет. Менять закон о бюджете еще до того, как он вступил в силу — такого еще не было.

На грани банкротства Banca de Economii. Если оценивать его показатели по формальным нормативам, у банка нужно отзывать лицензию. Что такое банкротство Banca de Economii – объяснять не нужно. В него нужно срочно закачивать ликвидность, но не факт, что и это ему поможет. Кому-то за все это придется ответить, и этим кем-то может оказаться глава Национального банка.

Лидеры так называемого Альянса за европейскую интеграцию ведут себя по отношению друг к другу как главы враждующих мафиозных кланов. Они ненавидят друг друга лютой ненавистью, но вынуждены тянуть свою коалиционную лямку дальше, потому что никто из Брюсселя, Вашингтона и Бухареста распустить эту власть не разрешит. «Вагон» с гнилой молдавской элитой настолько прочно вбит в «проевропейскую» колею, что сбить его с нее нет никакой возможности, разве что какие-то партизаны пустят его под откос, но такими диверсиями никто заниматься не собирается. Вопрос только в том, есть ли у этой колеи хоть какая-то конечная станция, или она уходит в бесконечность за горизонт, или, что еще хуже, ведет в тупик.

Высокопоставленные западные чиновники вынуждены периодически приезжать в Кишинев, чтобы, как признают сами молдавские лидеры, «поощрить нас на продолжение реформ». Смысл этих визитов — в самих визитах, больше ни в чем. Без «поощрения» со стороны Байдена, Меркель или Баррозу молдавские власти сами проводить реформы не в состоянии. Западные спонсоры вынуждены постоянно колоть АЕИ шилом, чтобы те продолжали шевелиться с реформами. Когда чиновники ЕС называют Молдову «лидером» Восточного партнерства, это свидетельствует лишь о том, насколько плохо обстоят дела с этим самым партнерством. Если Молдова «лидер» ― то каковы же «нелидеры»?

На этом фоне всеобщей депрессии и стагнации руководство Молдовы умудрилось загнать в кризис и отношения с Россией.

Ошибка Филата

В базовом двустороннем договоре отношения между Молдовой и Россией называются «стратегическими». Но никакой стратегии их развития нет. Не определен фундамент, на котором они должны строиться. Нет никаких совместных стратегических задач. Есть лишь спонтанная тактика: газ, вино, яблоки, консульства... Как будто других вопросов больше не существует.

У нынешнего «проевропейского» руководства Молдовы, как и у прежнего «коммунистического», нет повестки дня для отношений с Россией. Цель этих отношений, как ее понимают в АЕИ, лучше всех сформулировал бывший советник премьер-министра Молдовы по внешней политике Нику Попеску. Главное для Молдовы, считает он, просто не ссориться с Россией в ближайшие несколько лет, чтобы, двигаясь по магистральному пути евроинтеграции, не получить от Москвы смертельный удар в спину, как это случилось с Виктором Ющенко на Украине и Михаилом Саакашвили в Грузии. При такой «стратегии», доведенной до своего логического завершения, лучше всего было бы вообще не иметь никаких отношений с Россией, но в жизни так не получается. Есть миллионы человеческих связей, есть торговля, есть газ, есть Приднестровье, есть гастарбайтеры — от этого просто так не отмахнешься.

Руководство Молдовы хочет от России нескольких вещей: более дешевого газа, благоприятных условий для экспорта и защиты прав молдавских граждан, находящихся в России. Москва не против обсуждения и решения всех этих вопросов, но она подходит к двусторонним отношениям более комплексно.

В отличие от разных лидеров Молдовы, воюющих друг с другом, в том числе по вопросам взаимоотношений с Россией, руководство РФ в отношениях с Молдовой занимает общую, консолидированную позицию. Эту позицию премьер-министру РМ Владу Филату недавно еще раз подтвердили на всех уровнях — вице-премьера Дмитрия Рогозина, главы правительства Дмитрия Медведева, президента Владимира Путина.

Глава молдавского правительства допустил ошибку, когда во время своего последнего визита в Россию дошел до самого верха — до Путина, наивно полагая, что сумеет обо всем с ним договориться. Понятно, что Филат хотел попиариться за счет встречи с Путиным, посветиться отраженным светом в лучах самого популярного среди молдаван политика — российского президента. Но за удовольствия надо платить. Сегодня у Филата не осталось поля для маневра в переговорах с российской стороной. Ему не к кому апеллировать в Москве, как к последнему арбитру, разве что к Патриарху Кириллу, но тот не занимается такими мелочами, как цена на газ или открытие консульств. Руководство Молдовы осталось один на один с Рогозиным — таким, какой он есть, брутальным, язвительным, жестко, любой ценой, отстаивающим интересы России и ее граждан.

Позиция России

Хотя в Кишиневе говорят о том, что Россия не может внятно сформулировать свою «оферту» для Молдовы, на самом деле позиция России была не раз публично озвучена. Москва играет с Кишиневом с открытыми картами.

Российский коллега Филата Дмитрий Медведев открыто заявил ему, что двери Таможенного Союза открыты для Молдовы, если, конечно, она заинтересована в присоединении к этой организации. Россия открыто заявила, что она против участия Молдовы в энергетических пакетах ЕС, и в обмен на отказ от этих обязательств «Газпром» готов предоставить Молдове 30-процентную скидку на газ. Москва не скрывает своего желания иметь российские консульства в Бельцах и Тирасполе. Россия никогда официально не отзывала Меморандум Козака. То, что ее предложения по Приднестровью находятся в его русле, подтвердил Рогозин, заявив, что реинтеграция Молдовы может произойти только на основе федерации или конфедерации. Тот же Рогозин открыто заявил, что Россия в прошлом имела дело с молдаванами, но если молдаване уже не молдаване, а румыны, то отношения с ними Россия будет строить по-другому. И Медведев, и Путин говорили о готовности развивать торгово-экономические связи с Молдовой, поддерживать российские инвестиции в нашей стране. Не является секретом позиция РФ по противодействию русофобии, по защите соотечественников, поддержке русского языка. Россия говорит о том, что она хочет развивать связи с Молдовой в гуманитарной сфере, в области образования, культуры, науки. Не отказывается она обсуждать и решать и проблемы трудовых мигрантов.

В Кишиневе такую позицию России называют «шантажом». Можно, конечно, называть ее и так. Но, во-первых, шантаж — это тоже «нормальный» инструмент в отношениях между государствами, которые не доверяют друг другу. А во-вторых, Россия может сказать, что это никакой не шантаж, а вполне честная и принципиальная, без двойного дна, позиция. Не нравится? Ну что поделаешь. Другой нет.

Понятно, что такие проекты, как создание нового общего Молдавского государства по согласию Кишинева и Тирасполя, развитие такого государства при поддержке как Запада, так и России, повышение его международной «капитализации», присоединение к Европейскому или Таможенному Союзу — такие проекты настолько сложны, что они могут вообще никогда не реализоваться. Есть множество других направлений, по которым можно развивать сотрудничество между Молдовой и Россией без того, чтобы влезать в «геополитику». Но такое впечатление, что в Кишиневе даже это никому не нужно. «Не трогают нас эти русские, ну и слава Богу. Лучше держаться от них подальше. Главное, чтобы не мешали нам евроинтегрироваться», ― примерно так мыслят нынешние власти.

О пренебрежении нынешнего руководства Молдовы отношениями с Россией свидетельствует и затянувшаяся история с назначением нового посла в Москву. Не договорившись ни по одной из более или менее значимых кандидатур, лидеры АЕИ решили направить послом в Россию рядового мидовского чиновника, да еще обнародовали его кандидатуру до получения агремана со стороны Москвы. И это при том, что Россия направила своим послом в Молдову бывшего правительственного министра.

Ставка на Приднестровье

Не видя со стороны руководства Молдовы желания развивать отношения с Россией, Москва решила сделать упор на укрепление своих позиций в Приднестровье.

Объявив о том, что переговоры между Кишиневом и Тирасполем зашли в тупик и что он не видит перспектив приднестровского урегулирования, Рогозин сказал, что в этих условиях Россия будет уделять главное внимание защите своих соотечественников. Учитывая, что из 208 тысяч граждан России, состоящих на консульском учете в посольстве в Молдове, 170 тысяч проживают в Приднестровье, понятно, что это самое внимание будет сосредоточено на данном регионе.

Рогозин уже сказал, что, если не удастся открыть формальное консульство России в Тирасполе, там будет открыто Бюро спецпредставителя президента РФ, то есть его, Рогозина, которое возьмет на себя и консульское обслуживание граждан России. Или будет реализован другой вариант: в разы увеличится численность выездных консульских миссий в Приднестровье. Это означает, что, согласится Кишинев на открытие консульства или нет, фактически оно все равно будет работать, пусть и под другим названием.

Гораздо более тревожным звонком для руководства Молдовы должно стать заявление Рогозина о российских инвестициях в Приднестровье.

Сегодня на Западе и в Кишиневе говорят о том, что правый берег должен стать привлекательным для левого, и тогда последний сам захочет присоединиться к первому. Этот подход фальшивый сам по себе, потому что не хлебом единым жив человек. На правом берегу могут быть какие угодно высокие зарплаты и пенсии, но если в политике тон здесь будут задавать такие, как Гимпу, Тимофти и их электорат в лице печально знаменитого маньяка-русофоба из Бельц, приднестровцы не захотят объединяться с такой Молдовой никогда в жизни. Но если в Приднестровье, при поддержке России, начнется развитие, если будут запущены предприятия, в том числе военно-промышленного комплекса, если там будут платить хотя бы половину российской зарплаты, то ни о какой привлекательности правого берега вообще говорить не приходится. Может случиться так, что это молдаване из Бессарабии начнут ездить на работу в Левобережье, а не наоборот. Если бизнесмены из высшего руководства Молдовы и сегодня прекрасно обделывают дела, в том числе весьма сомнительные, с партнерами из Приднестровья, если их не смущают контакты с «шерифами», «адмиралами» и прочими структурами, почему и рядовым гражданам не пойти по тому же пути? Не ясно только, чем все это может закончиться и кто с кем в итоге захочет объединяться.

ЕС, РФ и РМ

Руководство Молдовы сделало ставку на то, что Запад поможет ему противостоять «шантажу» России. Но это очень шаткая политика. Запад не станет воевать с Россией из-за Молдовы.

В тот самый день, когда Рогозин находился в Кишиневе и Тирасполе, в Санкт-Петербурге в присутствии президента Владимира Путина и федерального канцлера Ангелы Меркель корпорация «Российские железные дороги» подписала с германским концерном Siemens соглашение о закупке 700 локомотивов на сумму 2,5 млрд. евро. Наивно предполагать, что в то время, когда в Европе не утихает экономический кризис, Меркель вступает в предвыборный год, а Россия помогает создавать в Германии рабочие места, Берлин вдруг скажет: «Nein, Herr Putin, нам не нужны ваши заказы, потому что нам ближе маленькая, но гордая Молдова, которая является лидером Восточного партнерства и, в отличие от России, защищает законом, а не преследует гомосексуалистов!».

Так же наивно предполагать, что, к примеру, бывший британский премьер Тони Блэр, который является советником президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, откажется от годовой зарплаты в 16 млн. долларов только потому, что Казахстан — это авторитарное, по англосаксонским понятиям, государство, и начнет бесплатно консультировать президента Николае Тимофти только потому, что Молдова — это лидер Восточного партнерства.

Европа приручила молдаван, а, как говорил один европейский гуманист, «мы в ответе за тех, кого приручили». Европейцы поступили бы честно и корректно, если бы компенсировали потери в 100 млн. евро в год, которые несет ежегодно Молдова из-за того, что «Газпром» не дает ей 30-процентную скидку на газ, поскольку Молдова вынуждена выполнять условия энергопакетов ЕС. Если Брюссель использует маленькую Молдову в своей большой войне с «Газпромом», почему за это должны платить молдаване? Если вы, европейцы, такие хорошие, компенсируйте им затраты на более дорогой газ. За 10 лет, которые пройдут до внедрения в Молдове третьего энергопакета, это будет 1 млрд. евро, очень большая для Молдовы сумма. И не факт, что после реализации этого пакета газ в Молдове подешевеет.

Каша в головах

Каша, которая царит в головах молдавских властей, перетекает и в головы всего населения.

Как показывают результаты последнего «Барометра общественного мнения», большинство граждан Молдовы просто не знают, какую геополитическую ориентацию выбрать ― западную или восточную.

По данным социологов, если бы в следующее воскресенье состоялся референдум о присоединении Молдовы к Европейскому Союзу, 54,7% респондентов проголосовали бы «за», 30% ― «против». Если бы такой же референдум прошел о присоединении к Таможенному Союзу России―Казахстана―Белоруссии, то «за» высказались бы 55,8% респондентов, «против» ― 27,1%.

Но если бы пришлось все-таки выбирать между ЕС и ТС, то чаша весов склонилась бы в пользу ТС (22,5% против 16,1% за ЕС), при том что 58,4% вообще не знают, какой союз они бы выбрали.

Эти данные свидетельствуют о том, что молдаване находятся в полной растерянности по поводу перспектив своего государства и готовы «сдаться» кому угодно, кто сделал бы их жизнь лучше. Но в этом своем устремлении гражданам не приходится рассчитывать на власти самой Молдовы. Потому что для местных политиков независимость — это возможность делать все, что они хотят, и ни перед кем ни за что не отвечать. Не более того.

А сама Молдова никому не нужна — ни Европе, ни России.

pan.md

Обсудить