ЕврАзЭС или ЕС?

В первом случае, нам достаточно и зон свободной торговли с ЕС и СНГ, а во втором, необходимо искать совместно с нашими зарубежными партнёрами нестандартные решения и компромиссы с тем, чтобы по максимуму воспользоваться преференциями ЕврАзЭС и при этом не растерять цивилизационные преимущества Запада.

Если мы хотим сохранить свою государственность, сделать нашу Молдову комфортной для её граждан, необходимо наконец-то определиться с парадигмой дальнейшего развития. Или же у нас продолжается вакханалия по выдавливанию собственных граждан из страны с тем, чтобы те, в свою очередь, и дальше наращивали денежные поступления из-за рубежа, или же мы всерьёз начнём заниматься становлением нашего государства посредством последовательного решения приоритетных базовых проблем.

В последний год раздается множество противоречивых и категоричных деклараций о необходимости однозначного и даже взаимоисключающего предпочтения в выборе западного или восточного вектора развития.

Однако, по сути, детального анализа «За» и «Против» до сих пор так и не было сделано, включая и теперь уже рьяным поборником восточного вектора, ПКРМ.

В целом, вопрос не новый. Как известно, Договор о Таможенном союзе (ТС) и Едином экономическом пространстве (ЕЭП) был подписан еще 26 февраля 1999 г. Вслед за ним последовал Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 г. Основной целью создаваемого ЕврАзЭС предполагалось повышение эффективности формирования ЕЭП, начатого в ТС. Тогда заявили о своём вхождении Беларусь, Казахстан и Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Российская Федерация. С мая 2002 года Молдова приобретает статус наблюдателя.

Но, как показала практика, дальше громких деклараций, фактически, не сдвинулись. Хотя и формировались совместные органы и структуры, проводились заседания. При этом Киргизия, Таджикистан и Узбекистан ограничивались отдельными реляциями. И только в декабре 2010 года на саммите ЕврАзЭС в Москве были достигнуты более конкретные договоренности о создании Евразийского союза на базе ЕЭП Белоруссии, Казахстана и России.

Наряду с организационными процессами в ЕврАзЭС 27 ноября 2009 года был утвержден Таможенный кодекс, а 15 июля 2010 – принят каталог таможенных пошлин. С 1.01.2011 установлены для каждого участника тарифные квоты.

Параллельно в октябре 2011 года лидеры 8 из 11 стран СНГ подписали новый договор о зоне свободной торговли, обсуждение которого длилось около 17 лет. Шесть стран, включая и Молдову, его уже ратифицировали.

К сожалению, этот важнейший для нас вопрос стратегического вектора развития страны по-прежнему остаётся чрезмерно заполитизирован. Действующая власть, как некую мантру, бесконечно талдычит, что из нынешней разрухи нас вытащит только Запад, вот только мировой кризис поутихнет, а левая оппозиция – Восток.

Безусловно, выбор вектора развития страны имеет чрезвычайно важное значение, как и воздействие мировой конъюнктуры на национальную экономику. Но при этом не нужно забывать, что на три четверти, а то и на все 90% решение наших проблем зависит от нас же самих.

Поэтому, прежде чем начать проектировать, а затем и возводить крышу, необходимо определиться с фундаментом и стенами возводимого нами здания, т.е. сформулировать какую же экономику мы всё-таки хотим построить?

А пока у нас на лицо все признаки "структурного кризиса". В узком смысле речь идет о серьезных диспропорциях в экономике, вызванных спонтанным и быстро нарастающим налоговым и репрессивным прессингом на бизнес и граждан, сворачиванием научной и инновационной компонент, безудержной монополизацией и картельными сговорами на рынке товаров и услуг, разрастающейся коррупцией, несоответствием соотношения производства и сферы услуг структуре конечного спроса.

Более того, действующая власть, по большому счёту, игнорирует тот факт, что Молдова стоит перед целым рядом системоразрушающих вызовов.
А, не обозначив их и не дав им адекватную оценку, бесполезно имитировать кипучую деятельность во всём остальном.

Во-первых. Начиная с 1998 года, когда статорганы начали рассчитывать показатель численности активного населения страны по-новому, мы упали с 1809 тыс. человек до 1258 тыс. в 2011. При этом численность лиц в возрасте 55-64 года даже выросла, а в диапазонах 15-44 года сократилась почти вдвое. За I полугодие текущего года по отношению к соответствующему периоду прошлого количество активного населения снизилось ещё на 61,8 тыс. человек.

Развитые страны, следуя лишь своим прагматичным целям, вообще проводят тщательный отбор мигрантов по целому ряду качественных параметров. Таким образом, они реализуют ещё более изощрённую форму неоколониализма, перенеся доминанту в отношениях со слаборазвитыми странами с вывоза сырья на откачивание квалифицированных и здоровых трудовых ресурсов. В результате, в Молдове ухудшается демографический состав населения и генетический потенциал, стремительно нарастают проблемы укомплектования квалифицированными кадрами действующих и новых производств.

Во-вторых. Ещё недавняя иллюзорная финансовая стабильность и экономический рост в стране, воспеваемые, как «история успеха», в основном предопределялись высокими темпами поступлений денежных средств от наших соотечественников из-за рубежа. Согласно официальной отчетности по итогам прошедшего года из валютных касс в экономику страны влилось 27 млрд. леев, или почти на 16% выше уровня предыдущего года. В целом, эта сумма эквивалентна более 2/3 годового оборота предприятий розничной торговли и сферы услуг!

И за 9 месяцев текущего года рост составил 14,9%, а в абсолютном выражении впервые превысил суммарный фонд заработной платы в целом по стране.

Интересна ещё одна закономерность. Как известно, иностранная наличность к нам, в основном, поступает по двум каналам: через системы международных денежных переводов и в «карманах». В 2010 году валюты в карманах завезли 34%, в 2011 – 37, а за 9 месяцев текущего года уже 44,2%. В отдельные месяцы в среднем до 5 млн. долларов в день!

Однозначно, что построение нашего «благополучия», основанное лишь на деньгах гастарбайтеров, это путь в никуда.

В-третьих. Достигнутые темпы ВВП и прогнозируемые властью на ближайшее будущее обрекают Молдову на дальнейшее увеличение разрыва между экономическим потенциалом нашей страны с соседними, а тем более с государствами ЕС.

Рассмотрим лишь проблемные страны Европы и наших соседей по величине ВВП на душу населения за 2011 год (по паритету покупательной способности в долларах США).

Место

Страна

ВВП, долларов

Отставание Молдовы, разы

16

Ирландия

39639

11,8

29

Испания

30626

9,1

30

Италия

30464

9,0

37

Греция

26294

7,8

54

Россия

16736

5,0

74

Румыния

12476

3,7

109

Украина

7233

2,1

129

Молдова

3373

(См. http://vid1.rian.ru/ig/ratings/gdp_per_capita_2012.pdf)

Таким образом, даже ближайшие наши соседи по ВВП на душу населения не на проценты, а в разы опережают Молдову, а сопоставление с развитыми странами, счёт идёт уже на десятки.

Если в кратчайшие сроки нам не удастся «разогреть» национальную экономику до ежегодных темпов роста ВВП не ниже уровня 10-12%, то мы обречены навсегда остаться беднейшим европейским государством со всеми вытекающими отсюда последствиями. А пока мы имеем минус в промышленном производстве, сельском хозяйстве, в перевозке грузов, в прямых инвестициях во внутреннюю экономику и т.д. Да, и по СНГ за 1 полугодие зафиксирован рост ВВП в 4,4% (у нас 0,8%). Там, не в пример Молдове, несопоставимо улучшаются и другие макроэкономические показатели.

Разумеется, можно было бы выделить и другие вызовы, которые, буквально, сталкивают нашу страну в пропасть небытия, но это уже будет детализация.

Поэтому, если мы хотим сохранить свою государственность, сделать нашу Молдову комфортной для её граждан, необходимо наконец-то определиться с парадигмой дальнейшего развития. Или же у нас продолжается вакханалия по выдавливанию собственных граждан из страны с тем, чтобы те, в свою очередь, и дальше наращивали денежные поступления из-за рубежа, или же мы всерьёз начнём заниматься становлением нашего государства посредством последовательного решения приоритетных базовых проблем.

I-я. Борьба с коррупцией

Согласно ежегодным исследованиям Transparency International ситуация с коррупцией в Молдове ухудшается. В 2009 году у нас ещё было 3,3 балла по индексу восприимчивости коррупции, в 2011 года – 2,9. Таким образом, Молдова включена в перечень наиболее коррумпированных государств мира, у которых данный индекс менее 3-х.

С 2002 года мы имеем закон, согласно которого, работающие в государственных структурах, обязаны представлять до 30 января декларации о доходах и имуществе. В 2011 году из 4 тыс. депутатов, министров, прокуроров, судей и других представителей высшей номенклатуры в установленный законом срок декларации представили только 730 человек, а в этом – вообще 150 или менее 4%.

19 декабря прошлого года законом РМ №181 предписывалось, что к 1 марта текущего года должна была быть сформирована антикоррупционная комиссия, а до 31 марта – представлены декларации по новым требованиям. Однако их так никто и не представил, а все процедуры по организации контроля за доходами и расходами представителей власти, как мы видим, нагло саботируются. Продолжается циничная практика расстановки «своих» людей, делая структуры по борьбе с коррупцией, фактически, лишь орудием для расправы над неугодными.

В результате, в Молдове уже много лет подряд безнаказанно действуют откровенные схемы по, фактически, обворовыванию бюджетных средств и собственных граждан. Вот только некоторые.

В соответствии с Законом РМ от 8 июля 2004 №243 о субсидируемом страховании производственных рисков в сельском хозяйстве с 01.01.2006 по 31.06.2012 страховщики вытащили из застрахованных и государственного бюджета за страхование сельскохозяйственных культур и животных 223 млн. леев, а выплатили по страховым случаям лишь 77,5 млн. И это при заложенном в данном законе нормативе в 90%! Таким образом, казалась бы, благая субсидия, направленная якобы на поддержку сельхозпроизводителей, за счёт завышенных более чем в два раза тарифов, была, фактически, полностью присвоена страховщиками.

Те же страховщики посредством опять же двухкратного завышения тарифов по обязательному страхованию автогражданской ответственности за последние шесть лет собрали с застрахованных 2 млрд. леев, а выплатили по страховым случаям лишь 650 млн. И эти вдвое завышенные тарифы утверждали работники Национальной комиссии по финансовому рынку!

А запредельные цены на нефтепродукты, якобы импортируемые из Андорры, Израиля, Индии, Люксембурга, США, Чили, Южной Кореи, и т.д.?
Уже и председатель парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам открыто признаёт, что стоимость закупаемой электроэнергии более чем на 5% превышает реальную, но он, дескать, бессилен что-либо изменить.

Почему же эти и множество других вопиющих фактов так до сих пор и не стали предметом разбирательства в соответствующих органах власти? Вопрос, надо полагать, риторический.

II-я. Фискальная политика и налоговая сфера

Посредством налогов и сборов, как правило, решают две задачи: фискальную и стимулирующую. Поэтому данная функция государства не должна была бы выступать в качестве приоритета. Но к настоящему времени у нас в налоговой сфере умудрились столько наворотить, что её воздействие на экономику стало сопоставимо со всё разрушающим торнадо.

Как следствие, на лицо две наиболее очевидные проблемы: непредсказуемое, без оценки рисков и последствий стремительное наращивание налоговых ставок и штрафов и кардинальное ухудшение администрирования фискальных доходов бюджетов разных уровней. А о стимулирующей роли налоговой системы, похоже, вообще забыли.

В 2008 году с одного лея ВВП в государственный бюджет собирали 20,1 бануцы, в текущем году по материалам Минфина к проекту госбюджета 18,4, а на будущий год планируется лишь 18,2 бануцы.

С этого года, налогоплательщики обязаны уплачивать не позднее 31 марта, 30 июня, 30 сентября и 31 декабря, то есть авансом ещё до конца квартала, суммы, равные одной четвертой части не фактической, а плановой прибыли. А если занизил план более, чем на 20% – штраф, а нет прибыли – всё равно, отдай.

Или штраф с водителя за невыдачу проездных билетов в междугороднем автобусе до 50 тыс. леев за каждого пассажира, если он авторизированный перевозчик. А если «пиратствует», то для физически лиц – за весь автобус максимум 2800 леев, а для юридических – 9 тыс.?

Год назад по инициативе Михая Гимпу под пафосные заверения ввести налог на богатых отменили прогрессивную шкалу ставок налога на роскошное жильё, но зато в 2,5 раза увеличили налог на недвижимость для всех. А о налоге на богатых сегодня и не вспоминают.

С будущего года опять же спонтанно вводится взамен 6% ставка НДС в 8% на природный газ, взамен 8% – 20% на продукцию растениеводства и животноводства, а также на сахар. Учитывая, что более половины продуктов питания у нас иностранного происхождения, а то, что выращивается здесь – мы получаем в основном с приусадебных участков и от мелких фермеров, то вся эта псевдореформа, якобы направленная на поддержку сельхозпроизводителя, на практике оказывается банальным увеличением налоговых ставок, вызывающих рост цен для конечных потребителей.

III-я. Теплоэнергетический комплекс

Более двух десятилетий система, в основном, только разрушалась, превратившись в генератор убытков. Например, мы импортируем электроэнергию по цене 6,9 цента за кВт-час, а молдавские производители электроэнергии (около 25% рынка) продают её по средней цене примерно на три четверти дороже. Казалось бы, нужна модернизация теплоэнергетического комплекса, но пока такая программа отсутствует.

На обогрев 1 куб. м помещений в Молдове затрачивается энергоресурсов в 4-4,5 раза больше, чем в развитых странах. Только разница в тарифе на тепло от ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 составляет около 20%, а по отношению к другим кишинёвским котельным, их около 20, превышает 2 раза. Всё это усредняется и продаётся потребителям по запредельным тарифам.

Эффективность теплоснабжения неумолимо падает. Накопленные долги Термокома достигли 2,6 млрд. леев, что на много превышает стоимость всех его материальных активов. При этом он уже второе десятилетие находится в процедуре несостоятельности (банкротства).

Молдова пообещала ЕС к 2020 году довести производство энергии за счёт использования нетрадиционных источников до 20% от общего потребления. Но программа реальных механизмов поддержки отсутствует. Очевидно, что бизнес не будет вкладывать средства в активы, приносящие убытки или же дающие малую финансовую отдачу. Необходима оценка осуществляемых в Молдове за деньги доноров пилотных проектов, но, похоже, это мало кого волнует, так как системно данной проблемой не занимаются…

Кишинёву и другим крупным населённым пунктам, безусловно, нужны долгосрочные программы на 20-30 лет по зонированию, строительству теплоэлектроцентралей на основе коогенерации производства тепла и электроэнергии с КПД 70-80%, последовательного продвижения системы мер по минимизации потерь. Большие перспективы может иметь перевод генерирующих мощностей с природного газа на более дешёвый уголь. При этом, сегодня в мире уже освоены технологии, эффективно решающие проблемы утилизации угольных шлаков.

А пока решение проблем, как обеспечения энергетической безопасности, так и эффективного производства и потребления в национальной системе знерго и теплоснабжения, дальше общих рассуждений, фактически, не идёт.

IV-я. Транспортная инфраструктура

Прежде всего, это автомобильные дороги. В последние годы в международных рейтингах по качеству дорог Молдова стабильно располагается на последних местах в мире. Из-за деградации транспортной системы национальная экономика несет огромные потери.

Есть у нас и добротная Стратегия инфраструктуры наземного транспорта на 2008-2017 годы, разработанная на деньги доноров и под их же патронажем. В ней достаточно детально были расписаны очередность и объёмы восстановительных работ. Всего на реабилитацию дорог и их содержание стране необходимо тратить в год, примерно, 4 млрд. леев. В противном случае процесс деградации наших дорог будет нарастать и дальше.

Вот только в Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры (далее – МТДИ), как и в других властных структурах, об этом документе тут же забыли, предпочитая, фактически, бессистемно, браться за восстановление разрозненных участков наших дорог, которые, как участок Бельцкой магистрали, введённой в прошлом году, в этом уже разрушается.

А последние скандалы с укладкой асфальта слоем в 2 см вместо 4-х и при недопустимо низких температурах?

А освоение выделенных средств? За 2010 год из 1,1 млрд. леев, включая и гранты, было недоосвоено 290,8 млн. леев или 26,3%. В прошедшем 2011 году денежных средств выделили чуть больше, а недоосвоение составило уже 329,2 млн. леев. Сроки выполнения работ подрядчикам необоснованно продлеваются; договора закупок заключаются без предоставления гарантии надлежащего выполнения работ; в договорных обязательствах отсутствуют санкций за невыполнение объемов работ в установленные договорами сроки и, соответственно, их не применяют. Лишь только в ноябре текущего года начались разговоры о возможных санкциях за срыв сроков ввода.

И на этот год в государственном бюджете по строке «Transporturile, gospodaria drumurilor, comunicatiile si informatica» предусмотрено выделение 2111,2 млн. леев. (В доступных отчетах Минфина отдельно не выделяется дорожное хозяйство). Провал 10 месяцев уже 466,5 млн. леев!

Нет ясности и в том, за счет чего в будущем будут погашаться получаемые сегодня кредиты?

А без решения этих проблем невозможно построить конкурентоспособную экономику, основанную на высоких темпах развития реального сектора.
Разумеется, при вступлении в ЕврАзЭС заманчиво получить скидку на газ в 2,5 раза, значительные преференции возможны и на другие углеводороды. Но при этом необходимо признать, что те подвижки в борьбе с коррупцией, хоть и отчаянно саботируемые, достигаются, в основном, благодаря постоянному прессингу со стороны наших западных кураторов по развитию.

Кроме того, ЕврАзЭС не может считаться равнозначным восточным аналогом ЕС по целому ряду основополагающих причин:

• Заявленные участники ЕС – это страны во многом с авторитарными политическими режимами и с сырьевыми или полусырьевыми экономиками. Его центральным и доминирующим звеном, безусловно, является Россия. В тоже время, ЕС – это объединение, в котором нет одного системообразующего государства.

• В Евразийском союзе пока не сформулированы общие ценности, подобные тем, на основе которых существует ЕС. А главное, что и нет к этому посылов. За словесной риторикой о всеобщем благе здесь явно превалирует прагматичное стремление каждого в отдельности решить свои вопросы за счет других.

Опыт совместного функционирования стран СНГ, как и десятилетняя история формирования ЕврАзЭС, указывает на значительную вероятность того, что энтузиазм по претворению в жизнь этого, безусловно, интересного начинания во многом будет тормозиться бюрократическими структурами.

А как же быть нам? Помимо ностальгии по былому прошлому и общим утраченным ценностям, для Молдовы, для нашей зачастую малоконкурентной и невысокого качества продукции страны СНГ и, прежде всего, Россия еще долго будут оставаться главными импортерами. И даже, когда наша продукция станет привлекательной для мирового рынка, уходить с восточного, априори, неразумно. Значительная часть молдавского экспорта на Запад это пока продукция с низкой добавленной стоимостью или же из давальческого сырья: швейка, трикотаж, обувь, кожгалантерея.

Российский бизнес – основной инвестор в Молдове. И его не следует отпугивать, необходимо и дальше вовлекать, прежде всего, в энергетические проекты.

Россия главный поставщик энергоресурсов и будет оставаться им в обозримом будущем, несмотря на усилия Молдовы по диверсификации импортеров. При разумной внешней политике страна может получать от России и другие самые разнообразные преференции.

Большая часть молдавских гастарбайтеров трудится и еще долго будет трудиться опять же в России.

Но наш прагматичный интерес к России и странам СНГ это одно, а возможные последствия от вступления в ТС и ЕврАзЭС совсем другое. Ибо надо понимать, что участие в этих межгосударственных структурах приведет к определенным противоречиям, как члена Всемирной торговой организации (ВТО), а также в устремлениях Молдовы войти в зону свободной торговли с ЕС, последствия от вхождения в которую весьма не однозначны. Особенно велик риск растерять остатки нашей промышленности и сельского хозяйства.

1. В рамках ТС, не являющегося членом ВТО, за исключением России, по всему перечню товарных позиций установлены конкретные и единые таможенные пошлины существенно отличающиеся от наших. В частности, у Молдовы размеры таможенных пошлин в среднем на треть ниже. Их уровень согласован с ВТО не только по величине, но и по графику их последующего снижения.

2. Ввоз беспошлинных товаров в Молдову из ЕС будет противоречить таможенной политике ТС, создавая предпосылки для дальнейшего реэкспорта в страны ЕврАзЭС. Таким образом, от нас, наверняка, потребуют установить пошлины на импорт из ЕС по действующим в ТС нормам. Например, на медикаменты 15%.

3. Если же в рамках ТС нам все же удастся получить определенные преференции на ввоз товаров из ЕС беспошлинно, то производство в Молдове товаров из сырья и комплектующих, импортированных из ЕС, и, прежде всего, посредством «отверточной» сборки, предопределяет последующую нелояльную конкуренцию с производителями и импортерами аналогичной продукции государств ЕврАзЭС. Они-то будут по-прежнему оплачивать пошлину при импорте, что неминуемо станет предметом для их последующего протеста.

4. Для признания товара, как произведенного в данной стране, в ЕврАзЭС и государствах ЕС зачастую установлены и могут устанавливаться и в последствии различные требования, которые позволяют выдавать сертификат о происхождении товара. В качестве таких параметров рассматриваются нормы минимальной добавленной стоимости; условия по таможенному кодированию первых четырех цифр группы товаров; специальные требования к технологическим процессам.
Помимо этих очевидных проблем следует учитывать и то, что зона свободной торговли с ЕС предполагает для Молдовы не только беспошлинный товарооборот товаров, но и ряд льгот в преодолении действующих технических барьеров со стороны ЕС.

Нельзя забывать и о том, что ВТО последовательно давит на Россию с тем, чтобы в России внутренние цены на газ, нефтепродукты и ряд других товарных позиций соответствовали ценам экспорта этих же товаров, т.е. создавались, таким образом, условия для лояльной конкуренции с зарубежными производителями.

Как видим вопросов множество, а возможные меры по преодолению целого ряда возникающих противоречий пока никто всерьёз не прорабатывал, как и оценку последствий от выбираемого вектора развития. Да и ставить так вопрос: белое или чёрное, недопустимо примитивно. Ибо и государства ЕврАзЭС видят своё будущее в интеграционных процессах с Европой. Не воспользоваться этим, наверняка, недальновидно.
И всё же, прежде чем однозначно заявлять о выборе вектора внешней политики Молдовы, власть, изначально, должна наконец-то определиться с парадигмой развития государства:

или и дальше будут также по «братски» цинично делиться финансовые потоки и должности в структурах власти между партиями Альянса, генерируя тем самым процесс выдавливания собственных граждан из страны;

или же мы признаем вышеперечисленные системоразрушающие вызовы и всерьёз возьмёмся за решение рассмотренных здесь стратегических и других насущных проблем, обеспечивающих высокие темпы развития производства товаров и услуг.

В первом случае, нам достаточно и зон свободной торговли с ЕС и СНГ, а во втором, необходимо искать совместно с нашими зарубежными партнёрами нестандартные решения и компромиссы с тем, чтобы по максимуму воспользоваться преференциями ЕврАзЭС и при этом не растерять цивилизационные преимущества Запада. Но это, похоже, не входит в круг приоритетов нашей правящей элиты, да и явно не по силам Альянсу.

Обсудить