Покойся с миром, молдавское село…

Всё печальнее и печальнее становится смотреть на молдавскую деревню: покосившиеся заборы, неухоженные огороды, заросшие сады, заброшенные маленькие старые домики, пустые красивые в несколько этажей новые дома. Вот вид современного молдавского села. Вид грустный, удручающий.

Всё больше молодёжи уезжает в города, всё больше родителей этой молодёжи уезжает на заработки в Россию, Европу, всё больше стариков остаётся наедине со своей старостью… иногда и в нищете.

Молдавское село, которое некогда славилось своим богатством, красотой, молодостью сейчас стало обителью старости и одиночества: всё меньше детских голосов раздаётся на улицах, всё чаще слышатся стон скрипящих на ветру калиток.

Большие сёла ещё как-то держатся, маленькие затухают на глазах, политика государства этому способствует: закрываются детские сады, школы, медицинские пункты. Кто захочет жить в деревне, где ни врача не вызвать, ни ребёнка учить?! Никто. А где работать? Сколько ферм, фабрик, комбинатов раньше работало при сёлах, сейчас всё разграблено, разбито, уничтожено. Сколько техники раньше было при колхозах: трактора, грейдеры, сеялки, веялки, культиваторы, сейчас среди развалин тракторных станов только тракторные диски от колёс ржавеют.

А что с землёй?

Появилась одна интересная схема. Необходимо выделить два понятия: квота (кота) и лидер.

Лидер – некто, кто обладает определёнными ресурсами - финансовыми, техническими и авторитетом.

Кота - земельный участок в ок. 1-1,5 га, которым наделили после распада совхозов, колхозов каждого жителя деревни.

Лидер заключает договор аренды на несколько лет с владельцем коты, за что последний получает в качестве оплаты пару мешков пшеницы или семян подсолнуха. Далее лидер заключает договор субаренды с владельцем крупного перерабатывающего предприятия, как правило, с большой долей иностранного капитала. Субарендатор обрабатывает землю, выращивает различные культуры, которые затем использует в качестве сырья на своих предприятиях. При возделывании используются семена, техника, удобрения, гербициды, пестициды, качество и количество которых неизвестны.

Что мы имеем в итоге: собственника земли с двумя мешками картошки, лидера с круглой суммой в кармане, владельца перерабатывающего предприятия, бесконтрольно использующего земли, а так же в качестве бонуса снующую туда-сюда по узким деревенским улицам массивную сельхозтехнику во время сева, культивации, опрыскивания, а также грохот фур и КАМАЗов денно и нощно в период сбора.

А недавно был принят закон, способствующий процветанию данной схемы – штраф за необрабатываемую землю. Люди будут вынуждены сдавать в аренду земли, если у них нет возможности их обрабатывать.

Мелкие фермеры. Им приходится тяжелее всех: с одной стороны крупные землевладельцы всячески пытаются ущемить и уничтожить, с другой стороны государство напирает: налоги, высокие цены на топливо, спекуляция на местном рынке, отсутствие возможности экспорта продукции на зарубежные рынки по причине недальновидной политики государства со стратегическими партнёрами. Всё это лишает всякого желания работать с землёй.

Но это не все проблемы молдавской деревни. В летний период большинство сельских населённых пунктов испытывает одно и то же затруднение: отсутствие питьевой воды. Воды либо нет, либо качество её ужасает: сильная замутнённость, осадок, привкус, а иногда и запах. А жители её пьют, у них нет иного выхода, другой воды нет, обещания строительства водопровода органами местной публичной власти остаются только обещаниями. Люди постепенно отравляют свой организм.

Какие перспективы у молдавского села, где нет чистой воды, детсада, школы, медицинского пункта, работы. Никаких перспектив – село медленно, но верно умирает, все у кого есть возможность, уезжают, кто в город, кто заграницу, а оставшиеся?... Оставшиеся зачастую спиваются, в большинстве своём молодёжь, они же и воруют в основном, есть то что-то надо…

А я помню другое село: с ухоженными огородами, цветущими палисадниками, с детьми, играющими на улице, с всегда улыбающимися сельчанами, с праздниками, когда все ходят друг к другу в гости, когда за столом смех и веселье, а не обсуждение, царящей в стране разрухи.

Молдавское село прекрасно, но жаль, что не сейчас, и вряд ли оно когда-нибудь возродится, ломать не строить, разбитую вазу не склеить, то что когда-то было славой Республики, сейчас никому не нужно, а жаль….

Помним.Любим.Скорбим.

Обсудить