Влад Филат: «Изоляция и баррикады – абсолютно не на благо Республики Молдова»

Мы с головой уходим в эти внутренние распри, в эту нескончаемую злость друг на друга, и у нас нет возможности оглянуться и посмотреть, какая у нас прекрасная страна, какие у нас прекрасные люди, что мы намного лучше, чем мы видим друг друга. А наши гости, откуда бы они ни приезжали, замечают эти вещи.

Интервью Info-Prim Neo с премьер-министром Республики Молдова Владом Филатом из цикла „2012 год в жизни Молдовы и ее жителей”, материал №1 из 12

- Согласно разным опросам, проводившихся на протяжении всего 2012 года, вы возглавляете большинство рейтингов с участием политиков Республики Молдова. Если результаты этих опросов верны и честны, следует ожидать, что вы будете объявлены и "Политиком 2012 года". Вне зависимости от наличия или отсутствия этого официального звания, как политику, который в уходящем году располагал самыми серьезными рычагами и в то же время нес самую большую ответственность за все происходящее в стране, Информационное агентство Info-Prim Neo предлагает вам ответить на ряд вопросов о том, каким был 2012 год. Этим интервью мы открываем наш цикл из 12 комплексных материалов под названием "2012 год в жизни Молдовы и ее жителей".

Итак, каким вам видится состояние молдавского общества к концу 2012 года? Стало лучше, чем было в начале года? Хуже? Или же ничего не изменилось? Появилось ли больше шансов на улучшение жизни?


- Это был важный год для Молдовы, для жизни каждого гражданина Республики Молдова. В этом году мы продолжили двигаться к реализации нашей задачи о европейской интеграции. Это был год больших испытаний, как политического, так и экономического характера. В этом году мы столкнулись с беспрецедентной засухой, понесли очень большие потери, но в итоге, полагаю, уходящий год принес намного более ясные и лучшие перспективы для нашей жизни, для жизни всех граждан. Не буду перечислять весь перечень политических событий этого года, хочу лишь отметить что мы проходит абсолютно необратимый процесс европейской интеграции, двигаемся поэтапно, и на каждый этап отводится определенное время, а это означает, что у нас есть не только возможность, но реальный шанс, который поддерживают наши европейские партнеры, на то, что в конце ноября будущего года мы подпишем Соглашение об ассоциировании, Соглашение о свободной торговле и выполним условия, касающиеся либерализации визового режима с ЕС. Три этих значимых соглашения прочно и необратимо - еще раз подчеркиваю это слово - утвердят Молдову в процессе европейской интеграции.

- В продолжение первого вопроса, прокомментируйте, пожалуйста, состояние власти в этом году, равно как и политической оппозиции. Насколько удалось им направить ситуацию в стране к лучшему, насколько искренними, на ваш взгляд, были они в своих намерениях и в отношении к нуждам и ожиданиям общества?

- Власть, политический класс в целом, является верным отражением общества. Обществу незачем сердится на власть, равно как и власти на общество, поскольку они полностью отражают друг друга. Нам предстоит еще многому поучиться, прежде всего в плане политической культуры, дабы прочно внедрить в характер и дух политика принцип ответственности, который в конце концов замещает любые личные или групповые интересы, любые человеческие слабости, которых не может не быть. В этом плане, конечно, 2012 год не особо отличался от всех предыдущих, однако в этом году нам удалось найти достаточно разумности и сплоченности в наших действиях, чтобы в итоге избрать президента страны, обеспечив тем самым политическую стабильность и предсказуемость в политическом процессе Республики Молдова. Это констатация факта, но вместе с тем нам надо иметь в виду, что власть в Республике Молдова коалиционная. Это предполагает участие в акте правления трех политических партий, которые, надо признать, по-разному смотрят на те или иные процессы, не обязательно на итог этих процессов, а на способы и скорость их выполнения. А это очень часто оборачивается сложностями, которым способствует отсутствие эффективного диалога. Речь не об интенсивности, а о форме нашего диалога. Полагаю, этот факт остался главным недостатком нашей деятельности и в уходящем году.

- Пожалуйста, расскажите и об оппозиции, об ее деятельности, насколько хорошими или плохими, насколько эффективными и естественными были отношения между двумя этими составляющими политической жизни, насколько, по вашему мнению эти отношения способствовали продвижению ситуации вперед в русле развития общества и улучшения жизни граждан?

- В демократическом государстве роль оппозиции очень и очень важна, поскольку оппозиция призвана поддерживать равновесие в процессе управления страной, не только с помощью критики и давления на власти, но и путем предложения тех или иных методов решения проблем. Тем более, что в демократическом обществе чередование властей является естественным процессом, это, если хотите, закономерность. У нас же в Республике Молдова, к сожалению, оппозиция представлена только Партией коммунистов. Да, сейчас у нас есть и несколько других формирований, которые, надо признать, очень активны, и я бы очень хотел, чтобы они стали более значимыми, не в том смысле, чтобы с ними было удобно вести диалог, а в плане оздоровления левого политического фланга Молдовы, чтобы с ним по крайней мере можно было бы говорить. А я считаю, что одним из недостатков на протяжении этих лет пребывания у власти Альянса за европейскую интеграцию была неспособность вести диалог, что прежде всего объясняется непреклонной и невосприимчивой позицией Партии коммунистов. Таково их решение, но и они должны брать на себя ответственность и понимать, что такая позиция затрагивает не только их, но и всю Республику Молдова. Говорю об этом, поскольку в любой стране есть действия и процессы, представляющие национальный интерес, и в рамках этих процессов политические партии и лидеры не разобщаются, а объединяются. Я бы очень хотел, чтобы Партия коммунистов тоже участвовала в нашем процессе европейской интеграции, как и мы участвовали тогда, когда ПКРМ была у власти. Помню множество решений, единогласно принятых в парламенте Республики Молдова, поскольку мы осознавали, что эти решения служат национальным интересам, интересам каждого гражданина Республики Молдова, вне зависимости от политической принадлежности. Те решения касались преимущественно европейской интеграции Республики Молдова. И над этими ситуациями, полагаю, нам еще предстоит поработать. Я принимаю на себя часть ответственности за то, что не был достаточно убедительным, дабы обеспечить условия, на основании которых у нас был бы по крайней мере диалог с оппозицией, и в будущем мы постараемся все же наладить этот диалог. Изоляция и баррикады – абсолютно не на благо Республики Молдова.

- Говоря о политической культуре, которую вы упомянули чуть раньше, отметим, что на протяжении 2012 года Агентство Info-Prim Neo провело цикл из 12 сессий публичных дебатов на тему политической культуры в обществе в рамках проекта, реализованного при поддержке немецкого Фонда Ханнса Зайделя. Несмотря на то, что эта тема находится на самой поверхности, считаем, что она не достаточно изучена и не воспринимается достаточно серьезно, учитывая ее роль для сегодняшних и завтрашних судеб страны. На эти дебаты мы приглашали многих людей, самой разной политической принадлежности и убеждений, и хотим, воспользовавшись этой возможностью, поинтересоваться и у вас: что вы думаете об уровне и качестве политической культуры в молдавском обществе в 2012 году и какова заслуга или вина политического класса за сегодняшнее положение дел в этой сфере?

- Ответственность за этот и другие аспекты лежит полностью на политическом классе. И дело здесь не в том, кто и кого представляет, поскольку помимо нахождения у власти или пребывания в оппозиции, политический класс имеет и другую важную задачу – помогать, если хотите, людям и привлекать людей к важным политическим и общественным процессам в стране, а не держать их в изоляции, чтобы затем ими было легче манипулировать. Нынешнее положение дел в области политической культуры должно измениться к лучшему с привлечением к этому процессу политического класса. В этом плане мы возлагаем большие надежду и на ту роль, которую играют средства массовой информации, которые являются не только четвертой властью в государстве, но и служат той платформой, с которой возможно направлять информацию и сосредотачивать энергию для внедрения тех или иных проектов, в том числе имеющих национальную значимость.

- Как вы прокомментируете и насколько вас тревожит тот факт, что, согласно опросам общественного мнения, граждане Республики Молдова больше всего обеспокоены бедностью, ценами, безработицей и будущим своих детей? Подобные беспокойства сохраняются из года в год, даже из десятилетия в десятилетие и из поколения в поколение, рискуя стать национальной чертой молдаван. Какую ответственность берет на себя и премьер Филат за проявление этой "черты" в 2012 году?

- За подобную особенность характера ответственность я брать на себя не могу, однако за те проблемы, которые вы перечислили и которые проистекают из состояния духа жителей Республики Молдова, естественно принимаю на себя ответственность, считаю это абсолютно правильным. Ведь скрываться от ответственности – значит рыть самому себе политическую могилу. Впрочем, эти беспокойства характерны не только для жителей Молдовы. Если изучить опросы в соседних, да и более дальних странах, то и там у людей те же тревоги. Вполне естественно, что люди хотят жить в собственном доме, иметь доходы, которые бы обеспечивали им благополучную жизнь, заботятся о семье и об ее безопасности. Это абсолютно нормальные заботы, им должны отвечать на них действиями. Поэтому процессы, о которых я уже неоднократно упоминал по ходу интервью – европейская интеграция, реформы, – призваны дать стране возможность отвечать действиями, не ограничиваясь одними заявлениями, на эти не столько опасения, сколько требования к государству. И я уверен, что мы на верном пути, ведь другого пути у нас нет. У нас нет альтернативы Европейскому союзу. Сейчас очень важны скорость и качество нашего продвижения в этом направлении.

- Основные предпосылки к снижению тревог граждан Молдовы на социальном, моральном и психологическом уровне можно найти, как и во всех остальных странах, в развитой экономике и надлежащей социальной политике. Насколько 2012 год приблизил или отдалил нас от экономической и социальной политики, которая бы лучше отвечала потребностям людей?

- Мы провели в 2012 году ряд реформ, однако, к сожалению, и международная конъюнктура, и засуха, о которой я упоминал в начале этого интервью, привели к потере значительной части нашего экономического потенциала. Только из-за засухи мы лишились 2,5 процента валового внутреннего продукта, это огромная потеря и это заставляет нас пересмотреть ряд действий на на ближайшее будущее год. Вместе с тем полагаю, что благодаря бюджетной и налоговой дисциплине нам удастся полностью внедрить первоначально намеченные проекты. Так, государственный бюджет на 2013 год уже утвержден, а меры по бюджетной консолидации, предпринятые в 2012 году, должны обеспечить нам экономический рост. Совместно с коллегами из Международного валютного фонда мы прогнозировали на будущий год 4-процентный рост экономики на основании проектов инвестиционного характера, которые в итоге должны принести и социальный результат.

- Представители бизнес-кругов и профсоюзов жаловались и в этом году на большую долю теневой экономики, которая душит шансы на улучшение ситуации в экономической, финансовой, социальной и других сферах. Сколько воли или, если хотите, способности проявила власть в 2012 году для борьбы с этим негативным явлением?

- Я не буду говорить за власть в целом, скажу за правительство и за себя лично как премьер-министра. В этой области, как и в других, меня нельзя обвинить в отсутствии политической воли. Для того, чтобы добиться результата в данной сфере, нам нужно сосредоточить усилия всех институтов государства, находящихся как под правительственным, так и под парламентским контролем. У нас очень много структур, которые не имеют отношения к правительству, в том числе Национальная комиссия финансового рынка, Комиссия по защите конкуренции, Национальный антикоррупционный центр, Служба информации и безопасности, Генеральная прокуратура, Национальный банк Молдовы и многие другие учреждения. Это не значит, что я хочу как-то переложить ответственность, хочу лишь сказать, что если есть желание добиться результата, необходимо сплотить все усилия и обеспечить солидарное участие в соответствующем процессе. Естественно, не следует выносить за скобки и третью власть в государстве – юстицию, о которой очень много говорилось и о которой, к сожалению, нельзя не упомянуть и в этом интервью. Это слабейшее звено во всей цепи, и от реформы данного сектора будет зависеть очень многое, в том числе скорость и качество нашего европейского пути. Была утверждена Стратегия реформы юстиции, был утвержден ряд законов, однако после всех этих решений надо действовать и внедрять на практике то, что было утверждено, наращивать скорость принятия новых регулирующих положений. И все это для того, чтобы в результате в стране была функциональная юстиция, предполагающая и дополнительные гарантии для инвестиционной привлекательности. Очень редко инвесторы решают прийти в страну, где они не доверяют юстиции. Мы часто говорим о налоговом управлении, о таможенном администрировании, в последнее время стало особенно модно обсуждать данную сферу. Конечно, мы следим, чтобы не было злоупотреблений и здесь, но базовым и неотъемлемым фактором при принятии решения, инвестировать ли в страну, является качество юстиции, ведь именно юстиция обеспечивает безопасность инвестиций.

- Помимо того, что качество юстиции и снижение уровня коррупции являются важными требованиями Европейского союза, это еще и внутренняя необходимость для улучшения жизни граждан внутри страны. Какими особенностями характеризовался уходящий год в плане снижения уровня коррупции?

- В 2012 году мы предприняли меры по гармонизации нормативной базы. Были внесены очень и очень серьезные дополнения к законодательству. В институциональном аспекте, как вам известно, ЦБЭПК был реорганизован в НАЦ, был учрежден Национальный антикоррупционный совет, опять же очень важная структура. Мы должны активизировать действия в плане реформы прокуратуры. У нас есть необходимое законодательство, и эти учреждения должны выполнить свою работу. С определенной поправкой: не для того, чтобы начинать "охоту на ведьм", что уже было. Знайте, мы будем осторожны, будем вести мониторинг вместе с нашими внешними партнерами, с которыми имеем соответствующие договоренности. Такие действия должны побороть коррупцию, это зло, а не служить интересам олигархической или политической группы или помогать сводить политические или экономические счета. Чиновники, которые работают в этих структурах, должны выполнять свою работу, а не делить преступников или преступления по политической окраске или экономическим интересам. Когда эти условия будут выполнены и у нас будет система юстиции, которая будет соблюдать закон и восстанавливать справедливость, а не служить заинтересованным группам, тогда и будут результаты. В этом контексте хочу вам сказать, что для меня очень важно, чтобы те, которые нарушают закон, оказывались за решеткой, там, где им и место. Однако нам необходимо устранить предпосылки, базу этого преступления – коррупции, и все будет работать намного эффективнее. Можно, клнечно, устроить шоу, продемонстрировать "эффективность", "активность", но само по себе это явление уничтожено не будет. А нам надо уничтожить коррупцию.

- Абстрагируясь от оптимистических отчетов властей о достижениях в процессе европейской интеграции Республики Молдова, абстрагируясь даже от очень позитивных оценок, которые дают этому процессу европейские организации и политики, насколько необратимее стал данный процесс в 2012 году? Уточню вопрос. Несколько лет назад лидером в рамках Восточного партнерства, которое понимается как приемная ЕС, была Украина, и после последних парламентских выборов -демократических выборов - она уже не лидер. Одно время о Грузии говорили, как об истории успеха, и после недавних парламентских выборов, опять же демократических, уже не говорят, по крайней мере на данный момент. Сейчас Молдова является лидером в рамках Восточного партнерства, но приближается 2014 год и очередные парламентские выборы. Останется ли Молдова лидером и после них, существует ли риск разворота нынешнего курса развития страны? Сколько людей в правящей коалиции осознавали в 2012 году эту угрозу? В какой степени нам угрожают демократические грабли 2001 года, создавшие прецедент обращения курса Молдовы?

- Я бы не хотел связывать позиционирование Республики Молдова в Восточном партнерстве с выборами, прошедшими в той или иной стране. Все зависит от действий, которые предпринимала каждая отдельная страна. Эта высокая оценка дана Республике Молдова не на фоне отсутствия прогресса в названных странах, а на основании предпринятых нами действий. Что касается необратимости – это зависит от нас. Конечно, возможно все, и здесь я бы хотел, чтобы все ответственные политики Республики Молдова понимали, что процесс европейской интеграции не связан с заявлениями. Делать заявления очень легко, но значение имеют труд и полноценные обязательств процессе внедрения программы евротрансформации Республики Молдова, со всеми неизбежными рисками, которые над нами нависают. Если за эти три с лишним года я бы думал об избирательных рисках, проводя ту или иную реформу, мы не говорили бы о рейтингах в Восточном партнерстве, мы были бы далеки от того, чтобы заявить о нашей бюджетной состоятельности, что у нас есть перспектива и так далее. Необходимо брать на себя ответственность, потому что в конце концов люди это оценят, они ждут от властей твердого характера и, естественно, разумных действий.

Надо укреплять наш информационный потенциал, разъяснять людям и, в первую очередь, политикам, каковы преимущества и каковы риски в той или иной ситуации. Я изложу вам свою точку зрения: Молдова не выдержит еще одного разворота курса. Нас и так побросало между волн, то в одну сторону, то в другую. Я полагаю, что по крайней мере коллеги по АЕИ осознают эту угрозу и тот факт, что до следующих, очередных выборов у нас достаточно времени, чтобы сделать этот процесс необратимым. Времени достаточно на то, чтобы, подписав соглашения, о которых я упоминал выше, реализовав внутренние политические и экономические преобразования, обеспечив нашим гражданам права и свободы, связать – в хорошем смысле – страну и людей с европейским пространством ценностей.

- Вопрос в том же контексте необратимости процесса европейской интеграции Молдовы. Насколько вас беспокоит евроскептицизм как явление и тенденция среди граждан Молдовы, отражаемый опросами общественного мнения? И как вы оцените возможности власти в области евроинтеграционного информирования населения, насколько связными и эффективными являются эти меры, какие необходимы дополнения и необходимы ли они?

- Абсолютно необходимы. Очевидно, что это информирование неэффективно. Я полагаю, что цифры, о которых свидетельствуют опросы общественного мнения, следует читать очень внимательно и делать сознательные выводы. Почему еврооптимистов уже не так много, ведь, так или иначе, 55 процентов – оптимисты, почему же упал этот показатель? Я считаю, что отчасти объяснение кроется в ситуации внутри Европейского союза, который переживает кризис. Значительный вклад внесли и наши внутриполитические баталии, распри внутри альянса, которые мы сполна продемонстрировали людям. Граждане хотят уверенности и спокойной атмосферы. Диалог с людьми не должен ограничиваться общими понятиями и приоритетными направлениями, в этом наш недостаток, и я его признаю. Надо объяснять понятно для каждого, что больше европейского в Республике Молдова – это европейские дороги, ведь очень многие наши сограждане ездят по дорогам, построенным на европейские деньги, и даже не знают об этом. Это означает водопроводы, канализацию, европейские школы, больницы, это означает доступ к средствам, которые позволят нам наконец прийти к современному сельскому хозяйству. Это означает право на безвизовые поездки куда угодно на европейском пространстве. Это доступ к образованию для наших детей, опять же в пространстве ценностей, а не только на географической территории. Это должны понимать все люди, а для этого им надо предлагать объяснения. И здесь отдельную роль играют СМИ. Я не хочу ставить в задачу средствам массовой информации продвижение тех или иных месседжей, однако и в СМИ работают граждане Республики Молдова, и это движение Республики Молдова в сторону Европейского союза касается не столько настоящего, сколько будущего, будущего наших детей и внуков, и здесь нам как раз и нужна солидарность, мы не должны разобщаться – одни у власти, другие в оппозиции, другие в СМИ, в бизнесе, в неправительственным организациям и так далее. Все мы, вместе, нуждаемся в этом столь необходимом скачке, чтобы жить цивилизованно в нашей собственной стране. И я считаю, что нам нужно единство и мы должны его добиться, в том числе общаясь с людьми, разъясняя каждому из граждан, что означает процесс европейской интеграции. Могу сказать, что до сих пор этот процесс европейской интеграции был в некотором роде монополизирован элитами, тогда как он принадлежит каждому гражданину страны, вне зависимости от национальности и других особенностей каждого из нас.

- Как бы то ни было, 2012 год был годом консолидации европейского вектора в процессе развития страны, но в то же время в этот год большой размах набрала и альтернативная идея – евроазиатской интеграции. Такое дублирование посылов со статусом национальной идеи, если не сказать раздвоение, - что это? Совпадение? Закономерность?

- Такова ситуация, и дело здесь в понимании политики некоторыми из наших политиков. Еще вчера они были проевропейцами, я имею в виду коммунистов во главе с господином Ворониным, а сегодня за Евроазиатский союз. Сторонники Партии коммунистов тоже меняют мнение, доверяя тому посылу, который эта партия передает людям. Жаль, что политики так себя ведут, потому что это чисто электоральное поведение. Коммунисты очень хорошо понимают, что эта политическая акция не имеет юридической завершенности, однако они спекулируют на этом направлении, как поступали и на протяжении всей своей деятельности. Вспомните, в 2001 году, когда они пришли к власти, проводили идею Союза России и Беларуси, после чего переориентировались на Европейский союз. Между тем более сложных отношений с Российской Федерацией, как после 2003 года, у Республики Молдова не было ни до их правления, ни после. Мы и сегодня пожинаем последствия. И хочу вам сказать, что здесь дело не в национальных интересах, а в характере Владимира Воронина и неразумности. Я знаю, о чем говорю. Поэтому надо иметь в виду эти вещи, действовать очень осмотрительно и продолжать работать на благо будущего страны.

Здесь я хочу немного остановиться, абстрагировавшись от своих политических взглядов и мнения тех людей, которые хотят скорейшего прихода Европы к нам, в Республику Молдова. Со всех точек зрения – исторической, географической, культурной, языковой, – мы находимся не на периферии Европы, а в центре Европы. Мы истинно европейское государство. Мы не азиаты, при всем уважении к нашим коллегам и друзьям из этого географического региона. Мы не можем себя отрезать и пересадить в другое место, это было бы неестественным процессом. Даже если чисто абстрактно можно было бы принять подобное, через очень небольшой промежуток времени все это станет нефункциональным, и нам придется снова наверстывать упущенное время. Мы и так многое потеряли, 21 год это очень большой срок. В отличие от других, которым хватило характера и умения в их действиях на протяжении этого 21 года.

- Характерной особенностью 2012 года стали визиты в Молдову ряда высокопоставленных европейских и международных представителей, в том числе канцлера Германии Ангелы Меркель, председателя Европейской комиссии Жозе Мануэля Баррозу, европейского комиссара по вопросам расширения и европейской политике соседства Штефана Фюле, других еврокомиссаров и т.д. Во-первых, что должно быть ясно рядовому жителю Республики Молдова из этих визитов, не слишком обычных для молдавской традиции, а, во-вторых, почему практически все, если не все высшие официальные чины приезжают в Молдову по приглашению премьер-министра Влада Филата, тогда как у нас есть и другие государственные лица такого же ранга? И вопрос в том же контексте. Чем ознаменовались зарубежные визиты молдавских официальных лиц в 2012 году, сколько из них уже возымели какие-то эффекты?

- Визиты высокопоставленных чиновников в Кишинэу – это безоговорочное доказательство того, что у Республики Молдова есть партнеры и даже больше, чем партнеры, - друзья. Должен вам сказать, что чиновники такого ранга не ездят куда угодно, тем более в нестабильные регионы или страны. Подобные визиты следует рассматривать прежде всего как знак оценки того, что мы делаем в Республике Молдова, знак оценки для страны и граждан этой страны. Если внимательно посмотреть на те сигналы, которые передают эти мировые лидеры, то они были адресованы именно людям, а не функционерам. Естественно, они приезжают в Республику Молдова не просто так, эти визиты готовятся заблаговременно, проводится очень много работы, и я имею в виду не технические или логистические аспекты. Ведется очень много предварительных дискуссий. С каждым из этих высоких гостей я проводил много встреч до их визита в Республику Молдова. Они приехали по моему приглашении, поскольку я занимаю пост премьер-министра Республики Молдова, главы исполнительного органа в парламентской стране, и, надо признать, имею в этом плане сильного союзника – Европейскую народную партию, членом которой является и Либерал-демократическая партия Молдовы. Как раз 13 декабря я снова лечу в Брюссель. Помимо встреч, которые я проведу с коллегами из европейских структур, я приму участие в саммите Восточного партнерства, на котором будет представлено практически все руководство Европейского союза и руководители большинства европейских государств.

Хочу вам также сказать, что и в дальнейшем у нас будут гости. Очень важно, чтобы они приезжали, такова цель, которую я ставлю, приглашая их в Республику Молдова, чтобы они увидели не только политический класс, с которым у них есть возможности видеться в других форматах. С господином Баррозу я встречался много раз. В моей беседе с ним именно в Кишинэу не было необходимости. Мы могли провести беседу прямо в Ереване, например, но более полезным оказался разговор в самолете по дороге из Республики Молдова в Армению. Важно, чтобы они посещали Республику Молдова, чувствовали энергию, которую излучает эта земля и эти люди. Признаюсь, еще не было случаев, когда перед отбытием не прозвучало бы фраз, наподобие "Благодарю за приглашение", "Рад, что я прибыл сюда" или "Хочу вам сказать, что я увидел, понял и почувствовал, кто вы". Мы с головой уходим в эти внутренние распри, в эту нескончаемую злость друг на друга, и у нас нет возможности оглянуться и посмотреть, какая у нас прекрасная страна, какие у нас прекрасные люди, что мы намного лучше, чем мы видим друг друга. А наши гости, откуда бы они ни приезжали, замечают эти вещи. И мы должны понимать, что в конце концов должны доказать и себе, не только гостям, что мы хорошие, своим поведением по отношению друг к другу, уметь радоваться тем немногим хорошим вещам, которые есть. У нас больше проблем, чем достижений, но если ты не учишься и не умеешь радоваться успеху, каким бы небольшим он ни был, очень тяжело бороться за новое достижение. В конце концов за большими победами стоят малые победы. Надо двигаться вперед, с уверенностью и пониманием, что мы такие же, как и они, как европейцы.

- А о зарубежных визитах?

- Их было много. И эффекты этих визитов значимые. Были визиты в Брюссель, в Польшу, в Российскую Федерацию, в Украину, в Азербайджан, в Ереван, в Ашхабад, на встречу глав государств СНГ, в Турцию, где было подписано соглашение о либерализации визового режима, в Румынию и т.д. Абсолютно точно все эти визиты имеют либо немедленный эффект, либо эффект, который мы должны будем ощутить в дальнейшем. Самое важное это то, что Республика Молдова из изолированной страны превратилась в открытую страну, вокруг которой друзья. Не было ситуаций, когда я куда-либо ехал и ко мне обращались за дружественными рамками, за рамками понимания. И речь не об отношении лично ко мне, а об отношении к стране, к Республике Молдова, и это очень радует.

- Вернемся к вопросу, с которого мы начинали интервью: как ощущает себя премьер-министр Влад Филат в конце года: в плане трудоспособности, уверенности и удовлетворения от того, что вы делаете, в плане здоровья, психологического комфорта и т.д.?

- Для меня этот год был очень трудным. Казалось, что 2011-й будет самым трудным, но нет. К сожалению, находясь на посту премьер-министра, особо комфортно чувствовать себя нельзя, тем более в Республике Молдова, учитывая все обстоятельства. Однако самое главное, что у меня есть, - это уверенность. Я абсолютно уверен и никогда не отказывался от этой уверенности – мы способны добиться успеха. И целью, которой я добиваюсь в своей работе, является обеспечение этого успеха, поскольку в конце концов время течет, малозначимые, мелкие вещи развеются, а останутся вещи действительно важные, поэтому я продолжу и в дальнейшем концентрироваться на тех вещах и делах, которые останутся в будущем. И имеется в виду не строительство памятников самому себе, речь о том удовлетворении, которое будет у всех нас, когда и мы сможем сказать: "мы добились". На достижении этой цели я сосредотачиваю все свои усилия, энергию, это поддерживает меня в нужной форме. Что касается остального, на здоровье не жалуюсь, а трудоспособность, хочу всех заверить, достаточная. Продолжу работать.

Info-Prim Neo

Обсудить