«Евроинтеграция», или «Уловка-22» по-молдавски

Недавний визит в Кишинев главы Европейской комиссии Жозе Мануэля Баррозу оставил трагикомическое впечатление.

Трагическая сторона состоит в том, что так называемая «европейская интеграция» Молдовы превратилась в своего рода псевдорелигиозный культ. Этот культ все больше приобретает черты тоталитарной секты.

Жрецы этой секты, они же лидеры «Альянса за европейскую интеграцию», строят свою политику на лжи — на лжи о том, что Молдова якобы может стать членом Европейского Союза. Их мышление сугубо тоталитарное. Например, они говорят, что «евроинтеграции» нет альтернативы и что пресса должна внести свою лепту в продвижение идей правящей коалиции. И то, и другое — отрыжка тоталитаризма. Во-первых, альтернатива, то есть возможность выбора, всегда есть и у человека, и у сообщества людей. Во-вторых, пресса ничего этому альянсу не должна.

Адепты этой секты, вслед за ее вождями — как это и происходит в любой тоталитарной секте — все больше ведут себя как зомби, роботы, как заводные апельсины, синтетические киборги, манипулируемые пультом дистанционного управления.

Этот культ «евроинтеграции» игнорирует реальность. Он пренебрегает большой частью общества, которое превращено в объект очередного виртуального элитного эксперимента. Этот культ становится опасным.

Комическая же сторона всей этой истории заключается в том, что даже в рамках этого псевдокульта его вожди не способны продвигать официально заявленные цели и идеи.

«Евроинтеграция» = «строительство коммунизма»

Никто в ЕС не употребляет в отношении Молдовы термин «евроинтеграция». Во время визита в Кишинев Баррозу, как ранее и Ангела Меркель, говорил о «сближении». Употребляются также слова «ассоциация», «соседство», «партнерство». (Леня Голубков: «Ты не халявщик, ты партнер»). В отличие от молдавских политиков, европейцы правильно понимают значение слова «интеграция», и не фальсифицируют его.

«Интеграция» означает «объединение частей в целое». «Европейская интеграция», в современных условиях, означает только одно — объединение отдельных государств в рамках ЕС. «Ассоциация», «сближение», «партнерство» такого результата не предполагают.

Соглашения об ассоциации, о зоне свободной торговли, о либерализации визового режима и т. п. — это нормальные вещи, но это не евроинтеграция.

В ближайшие десятилетия у Молдовы нет перспективы вступления в ЕС. Экс-председатель Европарламента Ежи Бусек — обратите внимание, это поляк, который очень, очень хорошо относится к Молдове, — напомнив, что в июле 2013 года в ЕС будет принята Хорватия, заметил, что после этого пройдет не менее 10 лет, прежде чем в ЕС, может быть, примут Сербию и Черногорию. А в очереди еще стоят Исландия, Македония, Босния и Герцеговина, Албания и Косово — даже если оставить в стороне Турцию. Их переваривание займет еще пару десятилетий. Вменяемые политические эксперты, такие как Игорь Боцан, уже говорят, что процесс евроинтеграции Молдовы продлится десятки и десятки лет.

«Евроинтеграция» очень напоминает «строительство коммунизма». В 1960 году Никита Хрущев объявил, что через 20 лет советские люди будут жить при коммунизме. Через 30 лет СССР развалился. Сегодня нам обещают, что молдавские люди через 20 лет будут жить в ЕС. Очень может быть, что через 30 лет развалится и ЕС. Или Республика Молдова перестанет существовать как государство.

Лидеры «АЕИ» говорят, что перспектива присоединения к ЕС существует. Теоретически, наверное, существует, как, к примеру, и перспектива того, что когда-то молдавский астронавт полетит на Марс. Только шансы и того, и другого близки к нулю. Потому что, как никто не занимается сегодня реальным внедрением в Молдове европейских норм, так никто не будет заниматься и подготовкой молдавского пилота к путешествию на Марс.

Антиевропейская власть

По своей сути действующая сегодня в Молдове власть является глубоко антиевропейской. Ее представители сами признают, что визиты высокопоставленных западных политиков и чиновников в Кишинев нужны для того, чтобы «поощрить нас на продолжение реформ». Сами они проводить реформы не в состоянии, их постоянно должен кто-то на это поощрять. Им нужен пастух, который пас бы их в нужном направлении.

Наглядный пример антиевропейскости нынешней власти — молдавская столица. Уже пять лет «АЕИ» имеет здесь своего якобы проевропейского примара. Но когда молдаване возвращаются в Кишинев из европейских столиц, у них волосы дыбом встают. Первое, что бросается в глаза, — повсеместная грязь. Какой еврокомиссар должен приехать в Кишинев, чтобы столицу Молдовы элементарно подмели и помыли, как это делается каждый день в других европейских столицах? Кто из Брюсселя должен поощрить наши власти на то, чтобы кишиневцев не возили, как скот, в так называемых «маршрутках»? Ни в одной европейской стране вы не увидите такого дикого, антигуманного и опасного вида общественного транспорта. На голландской ферме на одну корову по нормативам положено шесть квадратных метров. В выброшенные на свалку немецкие почтовые бусы, на спидометре у которых за полмиллиона наезженных километров, но которые были привезены в Молдову, переоборудованы и возят людей, — в эти бусы в часы пик набивают по 40-45 пассажиров. Таких «маршруток», которые полностью блокируют трафик и угрожают жизни людей, в Кишиневе порядка 4000, и нет никакого плана по их изъятию из оборота. Какой европейский канцлер должен приехать в молдавскую столицу, чтобы здесь закрыли 200 казино и залов игровых автоматов, которые расположены на остановках общественного транспорта, возле школ, в спальных районах? В Европе подобное выглядело бы совершенной дикостью, но в Кишиневе это норма. Какой западный президент должен очистить Кишинев от 4000 киосков и 5000 рекламных щитов, которые неимоверно уродуют город, претендующий на роль европейской столицы? Примар Кишинева говорит, что у него нет полномочий, чтобы решать подобные проблемы. Но кому нужна власть, которая способна только на то, чтобы зажигать лампочки на рождественской елке?

Уровень коррупции при нынешней «проевропейской» власти зашкаливает. Если взять ту же ситуацию в Кишиневе, то за каждой маршруткой, за каждым казино, киоском или билбордом стоят депутаты, министры, советники, прокуроры, судьи, полицейские, и все со связями в политических партиях. Эти люди не такие дураки, чтобы не понимать, что никаких шансов на присоединение Молдовы к ЕС нет. Если такие шансы, пусть и теоретически, появятся, то через 20-30 лет, а деньги со всех этих антиевропейских бизнесов они получают сегодня, каждый день. Через 20-30 лет многие из них будут лежать на «Дойне» или Армянском кладбище, и не отказываться же ради какой-то абстрактной идеи «евроинтеграции» от реальных, в том числе коррупционных, доходов уже сегодня.

После того как «АЕИ» поделил по политическим критериям, по партийному алгоритму должности генерального прокурора, директора СИБ и все остальные, они вообще могут больше ничего не говорить о «евроинтеграции». В Европе такая «кадровая политика» совершенно немыслима.

Эта власть вообще не занимается развитием. Даже экс-президент Молдовы Петр Лучинский, один из «крестных отцов» правящего альянса, вынужден признать, что «уровень организаторской работы в Молдове равен нулю».

Эта власть ничего не делает для повышения объемов производства. У нее нет никакого плана на этот счет. В ЕС девять из десяти сельскохозяйственных предприятий — это семейные фермы. Их поддержкой каждый день занимаются как Еврокомиссия, так и все правительства государств ЕС. Молдавский министр сельского хозяйства говорит, что крестьяне сами должны решать, какие организационные формы применять, что выращивать, куда продавать, а государство в эти вопросы не должно вмешиваться, потому как у нас свобода и рынок. В Европе такого министра никак не сочли бы адекватным.

Обычное исполнение своих обязанностей власть выдает за подвиг. Любое правительство в любой европейской стране строит дороги. Это рутинная работа. У нас же строительство «европейских» дорог (почему не «американских», или «японских», или просто хороших?) выдается чуть ли не за главное достижение власти, равновеликое подвигу Иона Солтыса, бросившегося грудью на амбразуру.

В области экономики эта власть просто умывает руки — такое в Европе немыслимо. Время от времени, когда какой-нибудь иностранный, чаще всего германский, инвестор заявит какой-нибудь протест, правительство проведет какое-то совещание. А кто защитит молдавский бизнес? Кому жаловаться, на кого рассчитывать отечественным предпринимателям? Как противостоять террору контролирующих и «правоохранительных» органов, представители которых движимы одним маниакальным устремлением — с кого бы еще слупить денег?

С приходом «АЕИ» к власти внешний долг публичного сектора вырос на 60%, с $950 млн. до $1530 млн. Долг правительства увеличился на $360 млн., до $1140 млн., долг Нацбанка — на $220 млн., до $390 млн. Задолженность по внешним коммерческим кредитам возросла на $450 млн., до $1070 млн. В целом внешний долг вырос более чем на миллиард долларов — до $5,5 млрд. Только обслуживание этого дополнительного миллиарда долларов обходится примерно в один миллиард леев в год. Солидная для Молдовы сумма. И знаете, что на это отвечают представители «АЕИ»? Они говорят, что соотношение внешнего долга к ВВП в Молдове — одно из самых низких в Европе, что-то около 30%. Чтобы достигнуть уровня Греции или хотя бы Италии, можно еще занимать, и занимать, и занимать.

Когда власти говорят, что МВФ, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк, Международная финансовая корпорация и другие подобные учреждения «помогают» Молдове, они лукавят. Все эти структуры занимаются бизнесом. Они дают деньги в долг, и возвращать эти займы надо с процентами. Европейский Союз, это правда, предоставляет и гранты, но всех этих грантов хватает ровно на то, чтобы заплатить «Газпрому» за повышенный тариф на газ.

Демагогия «АЕИ» беспредельна. Например, они могут сказать своим критикам: «Раз вы против нас, значит, вы против Европы». Одна дама из «АЕИ» довела этот тезис до полного маразма: «Раз вы против нас, значит, вам не нравится Париж и Берлин». Как будто Париж и Берлин — это достижение «АЕИ».

Дело обстоит как раз наоборот: многим гражданам потому так и не нравится эта так называемая «проевропейская» власть, что они очень любят Европу и видят, как ее ценности профанируются в Молдове.

Лучше косой, чем слепой

Западные послы прекрасно осведомлены о размахе коррупции, которая охватила самые верхние эшелоны молдавской власти. Но западники тоже вынуждены делать хорошую мину при плохой игре. Потому что и у них рыльце в пушку.

Несколько лет назад Европейский Союз открыл проект, напоминающий контору «Рога и копыта» Остапа Бендера. Называется «Восточное партнерство». В «конторе» этой занято много людей, в нее закачиваются солидные бюджеты. Закрывать подобные «конторы» — это скандал, бюрократическое землетрясение. Потому и держатся так за Молдову, что она одна продолжает считать это «партнерство» чем-то важным. Ее даже называют «лидером» этого «партнерства», но не потому что она лидер, а потому что других участников в этом проекте и не осталось.

Украина настаивает на более высоких двусторонних отношениях с ЕС. С Белоруссией все понятно. Азербайджан — самодостаточное, экономически и политически устойчивое государство. Армения — союзник России. Грузия — «клиент» США. Осталась «на подсосе» у «Восточного партнерства» одна Молдова. Ее и пришлось назначить и.о. лидера этой «конторы». Как говорится, на безрыбье и рак рыба. Или, учитывая роль Германии в ЕС, уместно вспомнить и немецкую поговорку — «Лучше косой, чем слепой».

Запад делает все, чтобы удержать этого и.о. «лидера» на плаву. Визиты высокопоставленных руководителей Запада в Кишинев напоминают все увеличивающуюся дозу наркотика, который впрыскивают «АЕИ», чтобы «поощрить его на продолжение реформ». Все напрасно. Нет в Молдове мобилизации элит для евроинтеграции. Лидеры «АЕИ» не могут прийти к консенсусу не только с внутримолдавской оппозицией и с Приднестровьем, но они постоянно грызутся друг с другом, занимаются мелочными бюрократическими и крупными коррупционными разборками. Именно поэтому никакая реальная евроинтеграция с этой властью невозможна. Если бы эта власть ушла и появилась какая-то другая, честная, некоррумпированная, компетентная, которая смогла бы быстро изменить ситуацию к лучшему, может, и ЕС посмотрел бы на Молдову по-другому. Но это нереально.

После Байдена, Меркель и Баррозу остался только Барак Обама, который должен приехать в Кишинев, чтобы вколоть «АЕИ» ударную дозу «поощрения на реформы». Но сдается, что и это не подвигнет этих людей на реальные реформы, которые сделают реальную жизнь в Молдове похожей на ту, что существует в ЕС.

Не в коня корм.

P. S. Представители «АЕИ» любят обвинять в «антипатриотизме» тех, кто осмеливается ставить под сомнение искренность их «евроинтеграционных» устремлений. Не будем сейчас апеллировать к известному западному афоризму о том, что «Патриотизм — это последнее убежище негодяя». Приведем пример из нашей жизни.

В одном селе один человек в патриотическом порыве повесил на своем доме государственный флаг. При этом все село считает этого человека главным местным мафиози. Он крутит сомнительные дела с примарами, советниками, полицейскими, прокурорами, судьями. Он, конечно же, активист одной из партий «АЕИ». Но это полбеды. Про него еще говорят, что он ворует электроэнергию и не платит за воду. То есть он обворовывает не только государство, но и собственных односельчан. Но зато он «патриот» с триколором на крыше. Этакий новый человеческий вид — «воропатриот». И таких много — и в селах, и в райцентрах, и в столице. И чем ближе к столице — тем больше у таких «воропатриотов» триколор.
pan.md

Обсудить