Приказ – сдать Приднестровье?

В прошлую пятницу, 7 декабря, в ирландском Дублине завершился так называемый министериал - 19-е заседание Совета министров ОБСЕ. Для Республики Молдова главным итогом этого форума стало принятие "Заявления о переговорах по приднестровскому урегулированию в формате 5+2". Первого согласованного документа ОБСЕ по приднестровскому конфликту за последние десять лет.

Вице-премьер по реинтеграции Евгений Карпов и министр иностранных дел Юрий Лянкэ на специально созванной пресс-конференции назвали этот документ "большим успехом молдавской дипломатии и ее международных партнеров". Вердикт экспертного сообщества не столь оптимистичен: ответственные за приднестровское урегулирование чиновники выдают желаемое за действительность.

На министериале в Дублине молдавская делегация честно пыталась придать динамику процессу урегулирования. Делегатам 57 стран представители Кишинева напомнили, что Российская Федерация вопреки предписаниям Стамбульских соглашений 1999 г. так и не выполнила своих обязательств по выводу вооруженных сил с территории приднестровского региона Республики Молдова, одновременно подняв вопрос о "растущей необходимости преобразования действующего миротворческого механизма в гражданскую и компактную многонациональную миссию с соответствующим международным мандатом". Что нашло полную и безоговорочную поддержку у делегаций Европейского союза и США.

Но в итоговое "Заявление" эти пункты не вошли. Так что - если у кого и имеется полное моральное право трубить о больших успехах своей дипломатии - так это у Российской Федерации. Декларация ОБСЕ по Приднестровью вышла туманной и обтекаемой. В ней говорится, что разрешение многолетнего конфликта должно основываться "на суверенитете и территориальной целостности РМ" с приданием "специального статуса для Приднестровья". Что переговоры должны идти по трем переговорным корзинам: социально- экономические аспекты; гуманитарные вопросы и права человека; политическое разрешение конфликта (всеобъемлющее урегулирование, включая институциональные, политические вопросы и аспекты безопасности).

Вместо столь желаемого Кишиневом переформатирования миротворческого механизма, ОБСЕ рекомендовал договаривающимся сторонам "удвоить усилия по согласованию и укреплению мер доверия, в том числе путем устранения преград на пути свободного передвижения, товаров и услуг", а странам-посредникам и наблюдателям - в полной мере использовать свой потенциал для достижения прогресса в урегулировании конфликта.

Вместо четкого и ясного требования к России вывести свои войска с территории РМ в "Заявлении" туманно говорится о необходимости демилитаризации приднестровского региона.

*Развод и девичья фамилия

Если проследить динамику деклараций ОБСЕ по Приднестровью, они с каждым разом становятся все беззубей. Стамбульские соглашения 1999 г. (их называли стратегической победой США) требовали от РФ полного и бесповоротного вывода ее войск и вооружений из Грузии и Молдовы к 2002 году. В декларации ОБСЕ, принятой в Порто в 2002-ом, уже говорилось о том, что Россия "намеревается" вывести свои войска из Молдовы. В Дублине 7 декабря 2012-го вопрос о выводе российских войск даже не поднимался. И американская делегация подозрительно не шумела.

По мнению некоторых экспертов, такое падение интереса западной дипломатии к российскому военному присутствию в Приднестровском регионе не случайно - вполне возможно, что Запад готовит территориальный развод Республики Молдова. А официальный Кишинев ему в этом активно помогает.

Вокруг РМ напутан целый клубок международных интересов. Интерес Румынии - "восстановить историческую правду" и поглотить Республику Молдова в границах по Днестру. Но если страна реинтегрируется, румынский аншлюс станет невозможным. У Румынии есть стратегический союзник - США, и не исключено, что этот союзник придерживается такого же мнения.

Интересы Единой Европы в этом регионе противоречивы, но, в общем и целом, Европа хочет, чтобы приднестровский конфликт как-нибудь урегулировался. Как именно - не суть важно. Россия заинтересована в том, чтобы Молдова была объединена и сохранилась в качестве дружественного для нее государства - не члена НАТО.

После того, как в июне 2010 года Дмитрий Медведев и Ангела Меркель подписали Меморандум о создании Комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, активно заговорили о существовании нового плана урегулирования приднестровского конфликта - т.н. плана Медведева-Меркель. Согласно ему, Молдова вроде как должна была отказаться от тормозящего переговорный процесс унитарного устройства. Приднестровье, получив особый статус, окончательно бы вошло в состав Молдавской федерации. Россия вывела бы свои войска из региона, либо продемонстрировала "открытость в том, чтобы позволить ЕС и ОБСЕ ввести их миротворцев и других военных в Приднестровье". За Молдовой раз и навсегда закрепился статус нейтрального государства. А Евросоюз "наградил" Россию безвизовым режимом.

Однако, как и в случае с меморандумом Козака (2003 г.), предположительно вмешались США. Как писал скандальный сайт WikiLeaks, "Соединенные Штаты совершенно не рады происходящему, но не хотят конфронтации в Молдове ввиду наличия других проблем на уровне Москва-Вашингтон. Поэтому США попросят Литву, Польшу, Румынию и Великобританию надавить на три партии (правящего Альянса) в Кишиневе, чтобы они отклонили российско-германский план урегулирования".

Было ли это действительно делом рук Соединенных Штатов, уже не суть важно. Потому что к власти в России вернулся Владимир Путин - сторонник более жесткого диалога с Западом, чем его предшественник. Специальным представителем президента РФ по Приднестровью был назначен Дмитрий Рогозин - человек, который в 2006 г. заявил, что "Россия должна незамедлительно принять решение о признании ПМР частью РФ". А потеплевшие было после смены власти в непризнанной ПМР отношения с Кишиневом, опять скатились к нулевой отметке. Аналитики считают, что не без давления со стороны Москвы, которая ценой "получения российской финансовой помощи заставила Тирасполь прекратить любые разговоры о сближении с правым берегом".

В этих условиях, полагают эксперты, Запад продвигает совершенно новый вариант решения приднестровского конфликта.

*Выборочная европеизация

В конце ноября Кишинев посетил большой европейский гость - председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. "Я вижу Молдову частью европейской семьи, я вижу молдаван европейцами", - заявил он в своем обращении к молдавскому народу. Однако жителям приднестровского региона "единой и неделимой Республики Молдова" в единой европейской семье места не нашлось. "Приднестровская проблема - очень важна. Но не стоит напрямую связывать эту проблему с европейской интеграцией", - отметил европейский чиновник.

В Приднестровье намек поняли. Экс-министр иностранных дел непризнанной ПМР Валерий Лицкай предположил, что в отношении РМ Евросоюз решил реализовать т.н. "кипрский вариант", "европеизировав" одну часть страны и сохранив нынешний статус-кво в другой ее части. А политолог Андрей Сафонов заявил, что Брюссель, судя по всему, решил оставить Приднестровье в покое и теперь это будет "нечто наподобие пирога, который лежит на краю стола и который никто не трогает".

Замысел, в принципе, ясен: зачем насильно тянуть упирающегося, если его можно вынудить? Демонстрирующей "выдающиеся заслуги" в деле европейской интеграции РМ по большому блату предоставляются всевозможные льготы (в разумных, естественно, пределах), включая создание зоны свободной торговли с Евросоюзом. Тогда торговые преференции перестанут действовать и приднестровские предприятия столкнуться с ужесточением торгового режима с Евросоюзом.

Станет ли это губительным для региона? Здесь право- и левобережная статистики расходятся. В Кишиневе утверждают, что "в последние годы более 50%, а иногда даже 60% экспорта Приднестровья идет в Евросоюз". Официальная позиция Тирасполя: Приднестровью невыгодно вступать в зону свободной торговли с Евросоюзом, поскольку 65% его экспортной продукции приходится на страны СНГ и только 35% - на ЕС.

Но если приднестровским предприятиям все-таки удастся (не без помощи России) диверсифицировать свои рынки сбыта и минимизировать потери от создания зоны свободной торговли РМ-ЕС, то в перспективе, не исключают эксперты, кипрский сценарий для РМ вполне может смениться и косовским вариантом. Потому что два берега Днестра уже ничто не будет связывать.

*Геополитический раздрай и государственность РМ

"Меня беспокоит, что геополитическое перетягивание каната оборачивается для нас необратимыми процессами. С каждым годом Республика Молдова и Приднестровье не сближаются, а наоборот - разделяются. Мы идем по пути: Тирасполь зависит от Москвы, Кишинев от Брюсселя. Страну практически разрывают на части. Запад давно понял, что Приднестровье ему не переварить", - считает директор Института по проблемам безопасности Валерий Осталеп.

Некоторые эксперты полагают: после временного "застоя", Российская Федерация сейчас активно усиливает свое военное, финансово- экономическое и политическое присутствие в регионе. Одним из главных элементов этой политики является максимальное увеличение количества российских граждан в непризнанной ПМР. Оно дает возможность сохранить статус-кво для Приднестровья и стать дополнительным аргументом для давления на Кишинев. Для этого РФ и нужно консульство в Тирасполе.

По сути, создается русский анклав с большинством российских граждан (пока на 510 тыс. жителей Приднестровья приходится 170 тыс. граждан РФ) - меняется соотношение сил. В итоге, в сложном диалоге с Западом Россия может использовать Приднестровье как инструмент для решения своих интересов. А при самом драматическом сценарии - так как международная практика позволяет использовать вооруженные силы для защиты своих граждан - теоретически возможно и повторение абхазского и южноосетинского сценариев.

Не исключено, что исходя именно из этих соображений (при активном давлении со стороны США и Евросоюза) официальный Кишинев и прекратил переговоры с Российской Федерацией об открытии российского консульства в Тирасполе под предлогом невозможности обеспечить безопасность российских дипломатов на неподконтрольной ему территории. Хотя, как утверждают знающие люди, данный вопрос уже не только был согласован, но и дошел до стадии, когда обсуждалось содержание официальной вывески на здании консульства в Тирасполе. На ней предполагалось написать, что это будет консульство Российской Федерации в РМ, а не консульство РФ в Приднестровской Молдавской Республике.

Показательно - в правительстве о российском консульстве в Тирасполе категорически отказываются говорить, отделываясь отговорками "пока этот вопрос на повестке не стоит" или "консультации продолжаются". Две недели мы безуспешно пытались получить официальные комментарии на эту тему, однако чиновники под разными предлогами уходят от ответа.

По мнению некоторых экспертов, если в Тирасполе все-таки будет открыто российское консульство, приднестровский регион будет окончательно отрезан от правого берега: 170 тысяч, а в перспективе и большее количество российских граждан, уже не станут приезжать в Кишинев, а все вопросы будут решать на месте. А они, как говорят эксперты, должны сюда ехать - чтобы работать, учиться и ощущать правый берег частью своей страны.

Впрочем, если РФ действительно настроена так решительно, как говорит Дмитрий Рогозин, то это ощущение единства продлится недолго и "ампутация" региона произойдет и без участия Кишинева. Не исключен вариант открытия в Тирасполе офиса официального представителя президента РФ. И тогда уже действительно можно будет говорить о том, что Россия не признает Левобережье молдавской территорией.

Так или иначе, но Российская Федерация, как бы наверстывая упущенное, сейчас активно занимается тем, что Румыния вполне успешно осуществляет в Молдове на протяжении уже почти двух десятков лет. Только в отличие от России - при полной поддержке действующих властей Республики Молдова. Но результат в обоих случаях идентичен - Запад и Восток разрывают РМ на части, ставя крест на ее неделимости и, возможно, государственности.

"Кишиневский обозреватель"

Обсудить