Игорь Додон: Более 70% наших граждан считают себя молдаванами

Спустя год после возрождения партии, лидер социалистов представил собственное видение будущего молдавских левых.

Игорь Додон: „Позади остался еще один год. Год довольно важный, наполненный не только событиями, но и результатами. Прошедший год ознаменовался возрождением нашей политической партии. Благодаря совместным усилиям нашей команды, она, если можно так выразиться, обрела новое дыхание. В настоящее время у нас 32 территориальные организации.”

Свободная Европа: Кто представляет электорат Партии социалистов?

Игорь Додон: „В значительной мере электорат Партии социалистов составляют молдаване, люди, говорящие на молдавском языке, те, кто согласен с тем, что мы молдаване, и должны гордиться этим. Часть наших избирателей составляют русскоговорящие граждане, в основном представители интеллигенции, которые понимают необходимость существования на левоцентристском политическом сегменте партии, продвигающей политику левой направленности, а также согласные с нашими довольно понятными политическими лозунгами, экономическими инициативами, внешним вектором и так далее.”

Свободная Европа: До недавнего времени они представляли электорат других политических формирований?

Игорь Додон: „Вы имеете в виду тех, кто вступает в партию? У нас есть люди, покинувшие ряды ПКРМ, ЛДПМ, ДП, к нам приходят те, кто разочаровался в действиях нынешней власти. Наш успех сводится не только к заявлениям. Нам удалось сыграть значительную роль в некоторых политических событиях, например в избрании нового президента страны. Мы не сожалеем о своем выборе. В интересах Республики Молдова президента необходимо было избрать.”

Свободная Европа: Что именно вы пытались вывести на первый план своим письмом от 1 ноября на имя главы государства?

Игорь Додон: „Мы пытались напомнить ему о том, что, в первую очередь, он принял на себя кое-какие обязательства перед Партией социалистов, которая отдала ему свои политические голоса. Так что у нас есть полное моральное и политическое право требовать от него отчета и даже критиковать. И критиковать жестко…”

Свободная Европа: Что, по-вашему, означает «требовать отчета»?

Игорь Додон: „Право выражать несогласие с некоторыми заявлениями, как политического свойства, так и относящихся к экономической или социальной сферам. Мы категорически против президентской инициативы насчет повышения зарплат судей. На нынешнем этапе это не самая сложная проблема. На протяжении последних месяцев мы не слышали от президента ни слова в поддержку крестьян или пенсионеров. Настала пора ему оторваться от профессии, по которой он проработал всю жизнь, и понять, что он не президент судейской касты.”

Свободная Европа: В чем еще Вы могли бы упрекнуть президента страны?

​​Игорь Додон: „У нас несколько упреков концептуального характера. Речь идет о некоторых заявлениях относительно молдавской нации, о названии языка. Также имеются в виду некоторые ошибки, которые, на наш взгляд, допускаются в последнее время. Не пристало президенту делать подобных заявлений, раз уж он – президент целой страны.”

Свободная Европа: Но у него есть право на собственные убеждения.

Игорь Додон: „А мы, как политическая партия, отдавшая за него свои голоса, вправе заявлять ему о своем несогласии с его заявлениями.”

Свободная Европа: Вероятно, он отождествляет себя с большей частью общества?

Игорь Додон: „То, что говорит он сейчас, абсолютно противоречит тому, что он заявлял во время своего пребывания в качестве претендента на должность президента. Что же касается отождествления с большей частью общества, то согласно последним опросам общественного мнения, более 70% наших граждан считают себя молдаванами. И утверждают, что говорят на молдавском языке. И что хотят изучать Историю Молдовы.”

Свободная Европа: Когда вы отдали свои голоса за его избрание на должность президента, вам удалось вырвать у него еще одно обещание – насчет закона об оппозиции.

Игорь Додон: „Он пообещал всем, всей стране. Это было обязательство и перед социалистами. Он не сдержал своего слова. И это притом, что соответствующий проект закона был нами разработан и представлен к обсуждению.”

Свободная Европа: Вам известна его судьба?

Игорь Додон: „Молчание. Полная тишина. Думаю, что господину президенту следовало бы быть более смелым и иметь собственную позицию.”

Свободная Европа: Почему ПКРМ была хорошей во время своего пребывания у власти, при это вы даже были ее членом? И почему она стала плохой, когда оказалась в оппозиции? Председатель коммунистов господин Воронин объясняет это тем, что цитирую: „Отлучили от кормушки”.

Игорь Додон: „Не мое право обсуждать хорошесть или плохость ПКРМ в прошлом, я говорю об экономическом секторе, ответственным за который я был. Именно в этом секторе нами было проведено больше всего реформ. И я готов подписаться под каждой из них.”

Свободная Европа: Вы были министром экономики…

Игорь Додон: „Считаю, что они были хорошими и своевременными, имеющими положительное влияние. Если же вы имеете в виду заявления о том, почему люди уходят оттуда...”

Свободная Европа: Почему ПКРМ была хорошей, когда находилась у власти? И почему стала плохой, перейдя в оппозицию?

Игорь Додон: „Исход из ПКРМ не имеет ничего общего с „кормушкой власти”, у которой как раз находилось руководство Партии коммунистов, где властвовали семейные кланы. И этот факт общеизвестен. Тогда я не был членом ПКРМ. Я стал членом ПКРМ лишь с переходом партии в оппозицию. Я мог не становиться членом партии, однако мне хотелось добиться каких-то изменений. Коммунисты, а вернее руководство партии не пожелало изменений. Так что их потери будут продолжаться. Нынешняя ПКРМ очень агрессивна, неконструктивна.”

Свободная Европа: Господин Додон, насколько серьезно ваше заявление о том, чтобы позвать господина Воронина в Партию социалистов?

Игорь Додон: „С господином Ворониным мы еще можем что-то обсудить. Я остаюсь сторонником идеи, что, если вся парламентская, а может и внепарламентская оппозиция выступит единым фронтом против нынешней власти, то шансы намного увеличатся. Если мы будем бороться друг с другом, то от этого выиграют лишь партии-участницы Альянса за европейскую интеграцию. Вот почему мое обращение к господину Воронину было прежде всего желанием доказать политическую зрелость. В политике не надо сжигать мосты. Лично я – сторонник цивилизованных дискуссий, в том числе с Партией коммунистов.”

Свободная Европа: Но вы не можете не отдавать себе отчет в том, что господин Воронин никак не сможет примкнуть к руководимому вами формированию?

Игорь Додон: „Никогда не говорите никогда в политике. Неизвестно – что и как будет с Партией коммунистов. Мы еще не знаем, будет ли такая партия в Республике Молдова в недалеком будущем.”

Свободная Европа: Вы не раз говорили о том, что количество депутатов, которые выйдет из фракции ПКРМ, будет расти. До каких пор, и каким образом будет происходить распад фракции, а впоследствии и самого формирования ПКРМ?

Игорь Додон: „Я говорил, что останутся несколько талибов и несколько боксеров, которые на самом деле даже не боксеры, и спортсмены они так себе, но зато с завышенным самомнением. Вот это и есть будущее Партии коммунистов, если они будут продолжать в том же духе: люди будут уходить и из фракции, будут уходить и местные советники.”

Свободная Европа: меняется ли расклад сил в парламенте с уходом депутатов из фракции ПКРМ?

Игорь Додон: „Уже на нынешнем этапе есть шансы для создания другого парламентского большинства, сделав это и без коммунистов, и без Гимпу. Речь идет о реформатировании, о котором я не раз говорил.”

Свободная Европа: И вероятность которого исключена.

Игорь Додон: „В политике никогда не говорите никогда.”

Свободная Европа: Как будет происходить реформатирование?

Игорь Додон: „Путем исключения Либеральной партии из власти и создания другого парламентского большинства.”

Свободная Европа: Ладно, однако премьер Филат, лидер Либерально-демократической партии, заявил, что распад, уничтожение Альянса будет означать досрочные парламентские выборы.

Игорь Додон: „В прошлом году господин Филат делал и другие, довольно интересные заявления в отношении некоторых политических персонажей, чтобы впоследствии изменить свои взгляды на полную их противоположность.”

Свободная Европа: Как на практике возможно реформатирование власти?

Игорь Додон: „Я понимаю это следующим образом: если представители власти, а говоря так, я имею в виду, главным образом, ДП, ЛДПМ, пожелают избавиться от шантажиста Михая Гимпу, который шантажирует их на протяжении вот уже трех лет, и очень правильно недавно сказал кто-то из коллег-депутатов из ЛДПМ, что для Гимпу „политический консенсус” означает лишь позиция ЛП. Три года ЛП издевается над своими коллегами по Альянсу. Если ДП и ЛДПМ готовы терпеть такое к себе отношение до бесконечности, то – пожалуйста!”

Свободная Европа: Социалисты и либералы постоянно мстят друг другу.

Игорь Додон: „Если они хотят изменить ситуацию, то мы еще несколько месяцев готовы помочь им в этом.”

Свободная Европа: Каким образом можно осуществить «перезагрузку» власти?

Игорь Додон: „Увидите сами, если до этого дойдет.”

​​Свободная Европа: АЕИ-2 был создан на основе соглашения. Это – соглашение о создании Альянса за европейскую интеграцию.

Игорь Додон: „И это соглашение продолжает оставаться в действии после того, как не был избран другой президент, а не то, что было там прописано?

Свободная Европа: Учредители Альянса говорят, что соглашение остается в силе.

Игорь Додон: „Вы слышали о каких-то изменениях в данном соглашении после избрания президента? Мы считаем, что после избрания президента, после того, как Михай Гимпу не стал председателем парламента, так что в принципе я понимаю обиду Михаила Федоровича на нас...”

Свободная Европа: Он вроде просил вас называть его „господин Гимпу ”.

Игорь Додон: „Но оставим Гимпу в покое. Сегодня ДП и ЛДПМ понимают, что есть новая возможность. Воспользуются они ею или нет – их проблема.”

Свободная Европа: Но есть ли смысл, ведь осталось не так уж и много времени до очередных парламентских выборов? Есть ли смысл?

Игорь Додон: „Очередные парламентские выборы намечены на начало 2015 года.”

Свободная Европа: Вот именно.

Игорь Додон: „Именно потому, что до них еще два года, смысл есть. Еще можно что-то изменить. Мы не хотим вступать во власть только ради власти. Мы стремимся что-то изменить в социально-экономической политике. Разница между нами и коммунистами: коммунисты хотят все ухудшить. Ведь чем все хуже, тем больше у них надежд на реванш. Вот тогда они порубят голов с плеч. Вот это будут коммунисты. Я этого не хочу. Я даже согласился на избрание президента, лишь бы успокоить ситуацию в стране. Мы – оппозиция, мы критикуем жестко, может даже жестче, нежели коммунисты. Однако в то же время мы предлагаем и некоторые решения. Так, например, сейчас нами была разработана программа „альтернативное решение”. Мы отправили ее трем тысячам экономических агентов. Мы начнем ее широкое обсуждение после Нового года.”

Свободная Европа: Вернемся к вопросу о новом соотношении сил в парламенте. Могло бы новое большинство прийти к единому знаменателю по вопросу о новой Конституции?

Игорь Додон: „Не думаю, что во время нынешнего парламентского созыва у нас появится новая Конституция. Мы готовы проголосовать за изменение 78-ой статьи. И об этом мы заявляли очень четко. Мы готовы проголосовать за внесение изменений в порядок избрания президента простым парламентским большинством.”

Свободная Европа: 50 голосов + 1, да?

Игорь Додон: „50 + 1 со второй или третьей попытки. Однако внутри Альянса за евроинтеграцию есть расхождения по данному вопросу. Именно поэтому я довольно скептически отношусь к возможности изменения Конституции нынешним созывом.”

Свободная Европа: Господин Додон, некоторые обозреватели указывают на то, что борьба между ЛДПМ и ДП, особенно между двумя их лидерами, становится все более жесткой, так что встает вопрос: какому из формирований Партия социалистов ближе?

Игорь Додон: „Такая политическая борьба не была бы проблемой, если бы она давала конкретные результаты, которые сказывались бы на жизни людей. Пользуясь случаем, я бы хотел сделать следующее заявление: Влады приходят и уходят, а народ молдавский остается. И с чем остается? У нас три Влада: у нас есть Влад Филат, Влад Плахотнюк и Воронин. И они борются между собой.”

Свободная Европа: Как вы объясняете борьбу между ними?

Игорь Додон: „Я думаю, что все дело в политических амбициях – быть первым и единственным. Всем трем Владам необходимо понять, что в условиях Молдовы это вряд ли осуществимое стремление. Необходимо идти на компромиссы. Вероятнее всего, в Республике Молдова не будет партий, у которых будет парламентское большинство. Предстоит научиться находить общий язык. Эта политическая борьба между ними напрямую сказывается на каждодневной деятельности экономических агентов, так как используемые властью инструменты распределены по политическим критериям. Сегодня можно заметить: то Национальный центр по борьбе с коррупцией задерживает полицейского, являющегося членом другой партии, и таким образом создаются проблемы. Завтра кто-то из полиции задерживает кого-то. Люди все это видят. В настоящее время для Республики Молдова самым подходящим был бы вариант, принятый несколько лет назад в Италии, когда, на фоне экономического, социального кризиса было принято решение о создании правительства-технократов. Так что я не исключаю, что ближе к выборам появятся желающие, в том числе из нынешнего Альянса за евроинтеграцию, попытаться умыть руки от всех проблем власти.”

Свободная Европа: Кто это может быть?

Игорь Додон: „Не знаю. Попытаются сделать шаг в сторону...”

Свободная Европа: Если говорите, значит, знаете о ком речь.

Игорь Додон: „Например, до 2013-2014 годов они 4-5 лет имели доступ к „кормушке власти”, а затем скажут: „Мы не согласны с тем-то и тем-то”, отойдут в сторону, заявив, что согласны на создание правительства технократов. Не исключаю и подобное развитие событий.”

Свободная Европа: Вы настояли на том, чтобы мы затронули вопрос о более жестком контроле над способом использования европейских денег. Откуда ваши сомнения в том, что европейские поступления используются не по назначению?

Игорь Додон: „За три года внешняя задолженность государства выросла на 600 млн. долларов. Где они эти 600 млн. долларов? Можно было выполнить какие-то задачи, эффективно их вложить. Что стало с этими 600 млн. долларов?”

Свободная Европа: И как вы думаете, что стало с этими деньгами?

Игорь Додон: „Думаю, что деньги используются на текущее потребление и...”

Свободная Европа: Неужели на текущее потребление?

Игорь Додон: „Необходимо потребовать от властей отчета в этих текущих расходов, в расходах на содержание административного аппарата и так далее. Не думаю, что все 600 млн. долларов, но значительная их часть. Значительная часть денег отмывается через какие-то коррупционные системы.”

Свободная Европа: Каким образом?

Игорь Додон: „Через тендеры, через конкурсы. Так отмываются публичные деньги.”

Свободная Европа: Вы думаете, что доноры не принимают в расчет нашу действительность?

Игорь Додон: „Хочу сказать, что у меня состоялся довольно искренний разговор с европейским комиссаром, господином Фуле, который даже попросил нас, меня и госпожу Гречаную, учитывая наш с ней опыт, представить некоторые конкретные предложении по совершенствованию механизма контроля со стороны партнеров по развитию порядка использования публичных финансовых средств.”

Свободная Европа: У вас уже есть какие-то предложения?

​​Игорь Додон: „Надеюсь, в январе-феврале мы представим партнерам наше видение порядка мониторинга использования и освоения этих денег, так как это вопрос первостепенной важности.”

Свободная Европа: К чему вы стремитесь, и что может произойти в 2013 году?

Игорь Додон: „На 2013 год я бы загадал улучшения экономического и социального положения в стране. Чтобы всем хватило мудрости воспользоваться политической стабильностью, ради которой мы, социалисты, отдали свои голоса вовремя избрания президента. Даже находясь в оппозиции, даже если мы жестко критикуем, наша цель состоит в улучшении ситуации. Для достижения данной цели мы готовы сделать все от нас зависящее. Давайте встретимся с министром экономики, министром социальной защиты, премьер-министром. Давайте сядем и обсудим, что делать в этом секторе, как быть с налоговым администрированием, в результате чего от нас отказываются инвесторы. Каждый год у нас растут налоги. Что в таких условиях будут делать бизнесмены, что делают экономические агенты? Я говорю о качестве налогового администрирования. Действия налоговых инспекторов и особенно таможенных инспекторов приводят к неразберихе. Благо, крупные инвесторы пользуются каким-то влиянием и поддержкой. А что делают мелкие и средние предприятия? Они задыхаются.”

Свободная Европа: Что должны предпринять сейчас власти для того, чтобы наладить дружественные и доверительные отношения с деловой средой?

Игорь Додон: „Наладить эффективную деятельность Налоговой и Таможенной служб, снизить количество налогов с 23 до 11. Сделать это вполне реально. Речь идет об объединении в рамках одного ведомства Таможенной службы и Налоговой инспекции. Можно создать Департамент поступлений, чтобы они больше не перекидывали вина с одного на другого, чтобы не было заявлений вроде „вот я на таможне даю сборы, а ты там не в состоянии выявить уклонение от налогов.”

Свободная Европа: В Бухаресте, после недавних парламентских выборов произошло изменение расклада сил. Как вы считаете, произойдут ли в связи с этим изменения в молдо-румынских отношениях?

Игорь Додон: „После прихода к власти лидера партии левого толка, премьер-министра Виктора Понта, который также является председателем Социал-демократической партии, мы надеемся, что отношения между Республикой Молдова и Румынией улучшатся. Мы приветствуем приход к власти в Румынии сильной партии левого толка.”

Свободная Европа: Будет ли в течение года сдан в эксплуатацию Ясско-Унгенский газопровод, как обещали кишиневские и бухарестские власти?

Игорь Додон: „Было бы неплохо. Этот газопровод важен. Он будет иметь стратегическое значение для Республики Молдова. Мы приветствовали начало строительства газопровода, тем более, что в 2008-2009 г.г., когда я занимал должность министра экономики, я был ответственным за энергетический сектор. На том этапе мы вели переговоры, но не смогли найти источники финансирования для строительства газопровода. Было бы неплохо сдать его в эксплуатацию в наступающем году. Это не решит вопрос поставок газа в Молдову. У нас не будет более дешевого газа, так как ему неоткуда взяться более дешевому. Румыния не будем поставлять нам более дешевый газ, однако этот газопровод важен с точки зрения минимализации рисков, существующих нынче в энергетическом секторе.”

Свободная Европа: Почему молдаване больше всех платят за потребление электрической энергии среди стран СНГ?

Игорь Додон: „На пространстве СНГ, так как у нас отсутствуют возможности для выработки собственной электрической энергии. Я имею в виду обеспечение хотя бы 70-80% необходимых объемов. У нас есть несколько ТЭЦ, морально и физически устаревших, при этом себестоимость электроэнергии очень высока. Бесспорно, в подобной ситуации мы вынуждены искать электроэнергию за пределами страны. На нынешнем этапе мы закупаем электричество с Кучурганской электростанции по более низкой цене, чем та, по которой станция продает электроэнергию Европейскому союзу. Здесь еще есть возможность для переговоров, если говорить о будущем. Вы спрашивали, почему мы не возрождаем, почему не инвестируем. Если говорить об электроэнергии, то у нас 2 задачи: налаживание добрых отношений с Кучурганом, так как строительство крупных мощностей по производству электроэнергии в Республике Молдова бессмысленно, так как у нас нет ресурсов для их деятельности, у нас нет сырья, нет газа или угля. Кучурган можно привлечь в правовое поле Республики Молдова с целью обеспечения внутреннего потребления и обеспечения экспорта в Европейский союз. Вторая бесспорная задача – это привлечение инвестиций и переоборудование ТЭЦ-ов.”

Обсудить