Советско-американский дипломатический диалог в дни румынской революции (декабрь 1989 г.).

Поступившие с американской стороны (хотя и в форме осторожного зондажа) призыв к более активной политике СССР в Румынии, обещание не идентифицировать возможное советское силовое вмешательство в этой стране с пресловутой «доктриной Брежнева» (отраженной в документах, идеологически обосновывавших вторжение 21 августа 1968 г. в Чехословакию) были сходу отвергнуты Абоимовым как не соответствующие новым внешнеполитическим установкам СССР.

После размещения на ava.md программных документов декабрьской революции 1989 г. в Румынии среди читателей возникла своего рода дискуссия о степени вмешательства извне, и в том числе вмешательства Москвы, в румынские события.

Небезынтересна в этой связи запись беседы заместителя министра иностранных дел СССР И.П. Абоимова с послом США Дж. Мэтлоком, также включенная в сборник «Анатомия конфликтов. Центральная и Юго-Восточная Европа. Документы и материалы последней трети XX в. Том II», ждущий скорого выхода в свет в санкт-петербургском издательстве «Алетейя».

За месяц до этого произошла «бархатная» революция в Чехословакии. Новое руководство страны сразу переоценило характер «Пражской весны» 1968 г. и с этим не могли не считаться в Москве. 5 декабря 1989 г. было опубликовано Заявление советского правительства, в котором признавалось, что «вступление армий пяти социалистических стран в пределы Чехословакии в 1968 году не было обоснованным, а решение о нем в свете известных теперь фактов было ошибочным».

9 декабря М.С. Горбачев говорил на пленуме ЦК КПСС: «мы твердо встали на путь невмешательства в дела наших братских партий, тем более стран. Это один из главных уроков нашей предшествующей деятельности». Эта позиция нашла отражение и в беседе высокопоставленного функционера МИД СССР с американским послом.

Поступившие с американской стороны (хотя и в форме осторожного зондажа) призыв к более активной политике СССР в Румынии, обещание не идентифицировать возможное советское силовое вмешательство в этой стране с пресловутой «доктриной Брежнева» (отраженной в документах, идеологически обосновывавших вторжение 21 августа 1968 г. в Чехословакию) были сходу отвергнуты Абоимовым как не соответствующие новым внешнеполитическим установкам СССР.

Советский функционер даже не отказал себе в удовольствии «подразнить» американского посла намеком на параллельно развивавшиеся события вокруг Панамского канала – действия США по свержению правительства Норьеги в Панаме в большей степени соответствовали «доктрине Брежнева», нежели терпеливо-выжидательное отношение в Кремле и на Смоленской площади к тому, что происходило в соседней Румынии.

Для госдепа США ввод советских войск либо любое другое силовое действие в Румынии создавали бы благоприятный внешнеполитический фон для панамской акции (точно также как в октябре 1956 г. советское вмешательство в венгерские дела создавало более благоприятный внешний фон для англо-французской авантюры на Суэцком канале). А потому в Вашингтоне были заинтересованы в том, чтобы подтолкнуть СССР поскорее решить в своих интересах проблему «засидевшегося на троне» и уже окончательно потерявшего элементарную адекватность диктатора Чаушеску.

В Москве, напротив, не прочь были выгодно противопоставить в политико-пропагандистских целях, как образец нового, перестроечного мышления, советское олимпийское спокойствие в отношении Румынии американской несдержанности в зоне Панамского канала. Через считанные часы после беседы Абоимова и Мэтлока, как своего рода ответ на осторожное предложение Мэтлока, было подготовлено, а 26 декабря опубликовано Заявление ТАСС, где говорилось об отказе от неоправданной практики прошлого в советской внешней политике.

В том, что реально стояло за заявлением Абоимова, пытается разобраться известный российский специалист- румынист Николай Морозов, в декабре 1989 г. работавший корреспондентом ТАСС в Бухаресте. Разбор разных версий, касающихся вмешательства извне в румынские события, содержится в его статье «Декабрьские события 1989 года в Румынии: революция или путч?», опубликованной в журнале «Неприкосновенный запас» (2009. № 6), доступном и в Интернете. В более полной редакции она помещена в академический сборник «Революции и реформы в странах Центральной и Юго-Восточной Европы: 20 лет спустя» (М., РОССПЭН, 2011). Призываем заинтересованных читателей обратиться к этой статье для прояснения хотя бы некоторых из остающихся вопросов.

Запись беседы заместителя министра иностранных дел СССР И.П. Абоимова с послом США в СССР Дж. Мэтлоком о положении в Румынии (1)

24 декабря 1989 г. Москва

Принял посла США Дж. Мэтлока по его просьбе.

Сославшись на инструкции, полученные из Вашингтона, посол сказал, что, по мнению американского руководства, Советскому Союзу и Соединенным Штатам необходимо продолжить обмен оценками в связи с событиями в Румынии. Ситуация в Румынии по-прежнему является весьма неопределенной. У американской стороны вызывает серьезную озабоченность то обстоятельство, что продолжаются боевые действия между силами государственной безопасности и армейскими подразделениями, что растут потери из числа гражданского населения. Особо обеспокоены, по словам посла, в США тем, что продолжение боев создает угрозу безопасности американских и других иностранных граждан, находящихся в Румынии. В этой связи Мэтлок отметил позитивное значение факта совпадения мнений Советского Союза и Соединенных Штатов на тот счет, что должна быть оказана поддержка группе, которая сегодня старается руководить Румынией и выполнить волю румынского народа (2).

Далее американец провел следующую мысль. США обратили внимание на высказанное Советским Союзом убеждение в том, что о военном вмешательстве не может быть и речи. С равным вниманием США отнеслись к заявлению Советского правительства о готовности незамедлительно оказать гуманитарную помощь румынскому народу (3). Американскую сторону весьма интересовала бы советская оценка хода развития событий в Румынии, а также мнение советской стороны относительно наиболее эффективных путей оказания поддержки румынскому народу и новому руководству Румынии.

Со своей стороны подчеркнул, что мы с удовлетворением воспринимаем желание американских партнеров сопоставить оценки в связи с событиями в Румынии. Сказал, что не вижу смысла развернуто повторять известную политическую оценку Советским Союзом событий в Румынии. Она была недвусмысленно дана Вторым Съездом народных депутатов СССР, четко и определенно изложена в Заявлении Советского правительства. В этом документе однозначно говорится о нашей поддержке справедливого дела румынского народа, о том, что наши симпатии на его стороне. Советское правительство заявило о поддержке Фронта национального спасения, который был создан в Румынии и объединяет в своих рядах прогрессивные силы румынского общества. Далее. Наша страна готова незамедлительно оказать румынскому народу эффективную гуманную помощь с целью максимально способствовать преодолению последствий драматических событий последних дней. Особое внимание мы уделяем оказанию медицинской помощи. Что касается конкретных аспектов предоставления помощи, то они находятся в стадии практической проработки (4). Само собой разумеется, что советские люди глубоко сочувствуют румынскому народу в связи с человеческими жертвами.

Сообщил послу, что накануне помимо Заявления Советского правительства было также опубликовано Заявление ТАСС. Необходимость этого шага с нашей стороны была вызвана серьезной обеспокоенностью в связи с крайне напряженной ситуацией, сложившейся вокруг жилого дома, населенного сотрудниками советского торгового представительства в Бухаресте. Он оказался в центре боевых действий и на какое-то время был частично занят силами террористов. Только в середине дня они были рассеяны, и нам удалось вывезти жильцов из дома. Привлек внимание американца к тому факту, что в их числе имеются двое легко раненых, а не один – как сообщалось ранее. Сейчас все эти люди находятся на территории советского посольства.

На настоящий момент главная задача – осуществить эвакуацию советских граждан из Румынии, в первую очередь женщин и детей. Проинформировал посла США о тех вариантах, которые находятся на рассмотрении.

Дал позитивную оценку тому факту, что взгляды советской и американской сторон в связи с событиями в Румынии в главном идут в одном направлении. Согласился с тем, что действительно имеет место серьезная трудность объективного порядка при формировании отношения к происходящему в Румынии. Эта трудность заключается в том, что налицо дефицит информации, а имеющиеся сведения носят весьма противоречивый характер. Судя по той информации, которой мы располагаем, в Румынии наметилась тенденция к стабилизации обстановки. Причем наиболее отчетливо эта тенденция просматривается в столице. Достаточно ясная картина по всей стране пока отсутствует. У самого центрального временного руководства также нет полного представления относительно того, что происходит в провинции. Совет Фронта национального спасения обратился к народу с платформой преобразований, сформировал правительство, назначил нового министра обороны (5). Однако, по поступающей информации, новое военное руководство пока не владеет всей полнотой обстановки. Воинские части, расквартированные в столице и вблизи нее, в своем большинстве перешли на сторону новой власти. Касательно всей страны – столь определенно пока говорить затруднительно.

Мы поддерживаем контакт с представителями нового румынского руководства, правда, пока лишь телефонный. Мы проинформировали их о предпринятых нами шагах в плане оказания гуманной помощи румынскому населению. Несколько раз мы обращались к новому руководству Румынии с вопросом: в чем они сейчас испытывают первоочередную потребность. Ясного ответа на свой вопрос мы не получили. По всей вероятности, в самом Совете Фронта пока нет ясного представления на сей счет.

Касаясь затронутого американцем вопроса относительно наиболее целесообразных подходов к оказанию гуманитарной помощи Румынии, повторился, указав, что полной ясности здесь пока нет. Советский Союз осуществляет мероприятия по подготовке к оказанию помощи, да и по практическому ее предоставлению, руководствуясь своим собственным пониманием потребностей Румынии.

Мы сообщили новому румынскому руководству, а также проинформировали Международный Комитет Красного Креста и Всемирную организацию здравоохранения, что в приграничных городах Советского Союза развернуты госпитали для приема раненых из Румынии. В Молдавии уже ожидают первую партию раненых в количестве 600 человек.

О способе оказания помощи. Первую партию грузов стоимостью 0,5 млн. рублей (11 вагонов) мы имеем в виду отправить железной дорогой. Поезда в Румынии пока ходят. Кроме того мы дали указание руководству Молдавии связаться с приграничными уездами Румынии и прояснить два момента. Во-первых, в чем они сейчас наиболее нуждаются. И во-вторых, посоветоваться с ними на предмет того, как наиболее целесообразно доставлять грузы.

Завершая изложение наших соображений в связи с ситуацией в Румынии, отметил, что мы поддерживаем тесный контакт по этим вопросам с нашими союзниками по Варшавскому Договору, а также со всеми другими государствами, которые к нам обращаются. Поэтому мы положительно расцениваем и высказанное американской стороной пожелание обменяться мнениями. Мы считаем контакты такого рода весьма полезными.

Реагируя на сказанное нами, Мэтлок рассуждал в том плане, что США сейчас стараются изыскать оптимальные способы сотрудничества в целях оказания помощи Румынии. Согласно самому Мэтлоку, Соединенные Штаты были бы готовы предоставить помощь медикаментами и продовольствием, а также оказать содействие в доставке помощи. В этом контексте американский посол высказал просьбу следующего содержания. Если у советской стороны возникнут идеи на этот счет, американская сторона была бы весьма заинтересована в том, чтобы ее держали в курсе дела.

На это ответил, что, естественно, мы будем готовы в любое время поделиться с американской стороной нашими соображениями.

Затем Мэтлок коснулся вопроса, который он, судя по всему, с самого начала беседы имел в виду поднять. Администрацию, сказал он, весьма интересует, действительно ли абсолютно исключена возможность оказания Советским Союзом военной помощи румынскому Фронту национального спасения. Мэтлок пробросил и такой вариант: а как-де поступит Советский Союз в случае соответствующего обращения со стороны Фронта? Параллельно посол провел мысль, явно санкционированную из Вашингтона. Он дал понять, что при нынешнем раскладе военное участие Советского Союза в румынских событиях могло бы не подпадать под «доктрину Брежнева».

На этот зондаж американца дал ответ совершенно четкий и недвусмысленный, изложив нашу принципиальную позицию. Заявил, что такой сценарий нами не рассматривался даже теоретически. Мы против любого вмешательства во внутренние дела других государств и намерены твердо и неуклонно следовать этой позиции. Так что американская сторона может считать, что «доктрину Брежнева» мы подарили ей (6).

Развивая этот тезис, в порядке пояснения, привлек внимание собеседника к тому, что, именно исходя из этих соображений, Советский Союз выступал и по-прежнему выступает против созыва Совета Безопасности для рассмотрения ситуации в Румынии.

Американец, правда, сразу же поинтересовался, какова будет реакция Советского Союза, если сам Фронт национального спасения выступит с инициативой созыва СБ.

Сказал, что мы пока не готовы рассматривать такую гипотетическую возможность.

В заключение с обеих сторон была подтверждена позитивная оценка состоявшегося обмена мнениями и высказана точка зрения в пользу поддержания контакта в связи с быстро меняющейся обстановкой в Румынии.

На беседе присутствовали зам. начальника Управления США и Канады И.Н. Подражанец, третий секретарь УСША и К Н.Н.Спасский и первый секретарь посольства США в Москве Дж. Шумейкер.

Первоначальная публикация: Дипломатический вестник. М., 1994. № 21-22. С. 78-79.

Предисловие А. Стыкалина

1.В дневнике И.П. Абоимова датируется 25 декабря.

2. Речь идет о Фронте национального спасения.

3. Заявление опубликовано в «Правде» 24 декабря.

4. В течение первой недели после революции из СССР, согласно сообщению «Правды», поступили в Румынию медицинские препараты на сумму 1 млн 300 тыс. рублей, 89 вагонов с одеждой, продовольствием и другими товарами. На территории СССР было подготовлено 18 тыс. мест в больницах для лечения пострадавших румынских граждан, советские медицинские бригады работали и в самой Румынии (Правда. 7 января 1990 г.).

5. Правительство возглавил П. Роман, министром национальной обороны стал генерал Н. Милитару.

6. Разговор происходил в дни американской военной акции по свержению антиамериканского режима генерала М. Норьеги в Панаме.

Обсудить