Первая идея украинского председательства в ОБСЕ: Львов как центр Приднестровского урегулирования

Выбор Львова как места проведения переговоров по приднестровскому урегулированию–дипломатическая и политическая ошибка.

В последнее время широко анонсируется февральский (2013 года) раунд переговоров по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» (с участием Молдовы, Приднестровья, России, Украины, ОБСЕ, ЕС и США), который готовится к проведению в чудесном украинском городе Львове. О месте проведения следующего раунда переговоров во Львове сообщил украинский спецпредставитель по замороженным конфликтам на период председательства Украины в ОБСЕ Андрей Дещица. Украинский дипломат прямо увязал выбор места проведения переговоров в 2013 году с украинским председательством в ОБСЕ, и было понятно, что Львов как площадку для переговоров, предложила украинская сторона.

Место проведения переговоров в дипломатии, в практике международных отношений – не случайное дело. Это не выбор туристического маршрута или поездки на отдых. Здесь вопросы комфорта и достопримечательностей – не главные. Этот вопрос всегда тщательно взвешивается дипломатами, рассматриваются все аргументы «за» и «против», принимаются во внимание многие символы, контексты и обстоятельства, предложения всегда согласовываются со всеми сторонами – участницами переговоров. Обычно принимается во внимание и возможная реакция общественности, общественное восприятие выбора места переговоров.

Решение наших дипломатов провести встречу по Приднестровью во Львове абсурдно и ничего кроме удивления и возмущения не может вызвать. Украина – большая страна, здесь регионы имеют свои специфические интересы в вопросах внешней политики и трансграничного сотрудничества. Запад активно сотрудничает с Польшей, Восток – с Россией, Юг – с Турцией, Молдовой и Приднестровьем и т.д. Понятно, что это упрощенная схема, но у каждого региона Украины есть свои обоснованные внешнеполитические приоритеты. Было бы глупо проводить в Харькове совещания по трансграничному сотрудничеству с Польшей, в Тернополе – по сотрудничеству с Россией, а в Симферополь пригласить белорусских друзей для обсуждения наших общих проблем. Провести раунд переговоров по приднестровскому урегулированию во Львове – это пощечина Одессе, традиционной площадке для таких переговоров. Мало того, что Одессу обидели, не включив в перечень городов, принимающих «Евро-2012», так теперь и международные переговоры по «одесскому направлению» будут проводить во Львове! Здесь особые интересы Украинского Причерноморья в вопросах сотрудничества с Молдовой и Приднестровьем нашим МИДом не учтены, не взяты во внимание! Принятое ошибочное решение – сигнал недоверия центральной власти к нашему южному региону. Какое отношение Львов имеет к приднестровскому урегулированию, ведь это же сугубо «одесская», причерноморская тема! Подобным непродуманным решением подрывается международный авторитет нашей «Южной Пальмиры».

Львовская область контролируется радикальной партией «Свобода», выступающей под антисемитскими и русофобскими лозунгами. Председатель облсовета здесь официально подписал документ, в котором отрицается «оккупационное правительство Януковича-Азарова». Решение проводить во Львове в это время раунд таких серьезных переговоров является ничем иным как формой политической поддержки львовских национал-социалистов и радикалов. По уму следовало бы воздерживаться от проведения в этом городе международных встреч и переговоров подобного уровня до стабилизации политической ситуации в регионе. Это было бы тем более разумно, учитывая призыв ПАСЕ к украинским властям не оказывать политическую поддержку «Свободе». Сообщается, что "Депутаты Европарламента обеспокоены в связи с ростом националистических настроений в Украине, что привело к поддержке партии "Свобода", которая вошла в парламент Украины. ЕП напоминает, что расистские, антисемитские и ксенофобские взгляды противоречат фундаментальным ценностям и принципам ЕС и она обращается к продемократическим партиям в украинском парламенте не сотрудничать, не поддерживать и не формировать коалиции с этой партией".

Даже с точки зрения каких-то исторических и географических обстоятельств, провести раунд приднестровских переговоров лучше было бы в Тернополе, а не во Львове, потому что именно из Тернополя были многие бойцы, защищавшие Приднестровье в 1992 году (в Тирасполе, например, есть супермаркет «Тернополь»); или в Ивано-Франковске, потому что в состав Ивано-Франковской области входит Приднестровье (!) (село в Галицком районе с населением около 500 человек). Наконец, отличным местом проведения такого раунда переговоров мог бы стать Херсон, бывшая губернская столица (в состав Херсонской губернии входил когда-то и Тираспольский уезд). Было бы понятно, если бы была выбрана Винница, так как Винницкая область граничит с Приднестровьем. Но почему выбрали Львов? Ничем другим, кроме как лоббистскими интересами радикальной оппозиции это решение объяснить не возможно.

Критики украинской власти пишут, что построенный во Львове к «Евро-2012» (европейский чемпионат по футболу) аэропорт сейчас пустует и этот затратный объект никак не оправдывает себя. Неужели теперь МИД будет вынужден переносить часть своих мероприятий во Львов только для того, чтобы хоть как-то прикрыть эту проблему? Неужели одна ошибка влечет за собой новые?

Есть еще одно соображение, которое могло бы помешать выбору Львова как места для переговоров. Дело в том, что не является секретом для украинцев и наблюдателей, что Львов и область являются в Украине неким StatusinStatu(государством в государстве), территорией, которая реально политически центральным правительством и президентом не контролируется (по сообщениям прессы, милиция не может без разрешения партии «Свобода» привлекать в этом регионе к ответственности местных партийцев-коррупционеров, одного арестовали – разъяренная толпа пришла к райотделу и отбила его). Проводить здесь, в центре мятежного региона переговоры, посвященные урегулированию конфликта в соседней стране по меньшей мере неосторожно и недипломатично. Это решение вызывает в связи с изложенными обстоятельствами поток неоднозначных ассоциаций.

Внешняя политика Украины пока слаба из-за нехватки внутренних ресурсов и противоречива из-за внутреннего раскола страны. Есть как бы две политики, двух Украин – Западной и Восточной, они прямо противоположны по всем вопросам. Если переговоры проводятся в Одессе, то понятно, что украинские дипломаты ориентируются на ту часть Украины, которая голосовала за президента В.Януковича. Если проводить встречи во Львове, значит ли это, на дипломатическом языке, что теперь киевские дипломаты выступают от имени тех, кто голосовал за Ю.Тимошенко и будет в 2015 году голосовать за Тягнибока?

Понятно, что новый министр иностранных дел Украины и председатель ОБСЕ Л.Кожара не имеет никакого отношения к выбору Львова как места проведения переговоров. Но ему следовало бы поинтересоваться проявлениями субъективизма в подобных вопросах. Слишком большое и противоречивое влияние на политику Украины в приднестровском вопросе оказывают безымянные и непубличные советники. По мнению одного известного и авторитетного дипломата «украинская тематика в нашем случае - вообще феномен, достойный отдельного рассмотрения. Это политика конкретных персоналий, во многом определяемая 2-3 ключевыми советниками, причем подходы могут различаться и при одном и том же Президенте». Мне кажется, решение проводить переговоры во Львове – из серии тех решений, которые дали основание нашему другу сформулировать подобное мнение об украинской политике.

Повлияет ли ошибка при выборе места проведения переговоров на исход этих переговоров? Безусловно. Хотелось бы повториться: место проведения переговоров в мировой дипломатии – это не мелочь, а существенный компонент самих переговоров. Выбор Львова как места для переговоров порождает сильный скепсис по поводу их результатов.

3 января 2013 г., г. Херсон

Обсудить