Брызги отчаяния

Речь идёт, в первую очередь, о статье «Некоторые размышлизмы применительно к (не)способности рабов распорядиться (незаслуженной) свободой – итоги года 2012» за авторством Оазу Нантоя – некогда, по мнению некоторых, серьёзного и респектабельного политика, а совсем недавно всерьёз выдвигавшегося кандидатом на пост президента Молдовы

Утро 26 октября 1917 года. Ленин и Дзержинский просыпаются в Смольном с дикого бодуна.

Ленин с трудом поднимает голову:

- Феликс Эдмундович, так что же вчера было?

- Как что, Владимир Ильич? Революция!

Ленин с ужасом хватается за голову:

- Как стыдно… Как стыдно…

Новогодние праздники подходят к концу. Страна медленно приходит в себя, ужасаясь «молдавскому Уотергейту», или, точнее, «Зубкогейту». Ещё больше можно ужаснуться, когда пробегаешь взглядом статьи, опубликованные в самый канун праздников. Первая реакция на них – в каком же пьяном (или, может, шизофреническом?) бреду можно написать ТАКОЕ!

Речь идёт, в первую очередь, о статье «Некоторые размышлизмы применительно к (не)способности рабов распорядиться (незаслуженной) свободой – итоги года 2012» за авторством Оазу Нантоя – некогда, по мнению некоторых, серьёзного и респектабельного политика, а совсем недавно всерьёз выдвигавшегося кандидатом на пост президента Молдовы. Впрочем, судя по тому, кто занимает этот пост в настоящее время, серьёзность и респектабельность отнюдь не являются обязательными качествами для хозяина резиденции главы Молдавского государства. Сатирик Михаил Задорнов прокомментировал победу ЛДПР под руководством Владимира Жириновского на думских выборах 1993 года: «Народ так пошутил». По всей вероятности, именно так пошутили народные избранники от правящего Альянса.

Нантой сам не делает секрета из того, в каком состоянии он писал статью. В конце он сетует, что «опять пролил вино на клавиатуру». Остаётся невыясненным, сколько бокалов вина (или какой-либо жидкости покрепче) автор пролил на клавиатуру в процессе её написания. Судя по развязано-хамскому тону, который, мягко говоря, не красит ветерана молдавской политики, в процессе написания был выпит не один стакан (или рюмка).

Для затравки Нантой пишет про «дебильное детство Советской Молдавии», оскорбляя тем самым миллионы людей, живых и мёртвых, живших в этой «дебильной» республике и строивших её на пепелище. Господин Нантой в очередной раз с маниакальным упорством повторяет многократно опровергнутый миф о связи присоединения Бессарабии к СССР с «пактом Молотова – Риббентропа». Советская Россия с 1918 года никогда не признавала румынскую оккупацию Бессарабии, вне зависимости от международной конъюнктуры. Граница СССР с Румынией по реке Прут была определена не «пактом Молотова – Риббентропа» (утратившим силу 22 июня 1941 года), а Парижскими мирными договорами от 10 февраля 1947 года. Согласно этим же договорам в составе Румынии была закреплена Трансильвания.

Приднестровье действительно не существовало ни в 1922, ни даже в 1977 годах. Но г-н Нантой забыл, что в том же 1977 году в составе Социалистической Республики Косово как части Социалистической Федеративной Республики Югославия. Социалистический автономный край Косово и Метохия входил в состав Социалистической Республики Сербия. Тем не менее, сегодня Республика Косово признана 98 государствами мира. Прецедент создан – и не Россия его создала. Косовские албанцы, по выражению Нантоя, «стучали рогами» гораздо меньше, чем приднестровцы – и добились широкомасштабного международного признания. Столь же малое время – около двух лет – добивалась признания независимости Эритрея. В 2011 году добилась независимости Республика Южный Судан.

Есть страны, которые ждут своего признания гораздо дольше. В частности, Китайская Республика, занимающая остров Тайвань (ведёт преемство от республики, основанной в 1911 году в масштабах всего Китая, и существует де-факто с 1949 года на Тайване, куда перебрались проигравшие гражданскую войну представители партии Гоминьдан), Турецкая Республика Северного Кипра (существует де-факто с 1975 года), Сахарская Арабская Демократическая Республика (существует в восточных районах Западной Сахары с 1976 года и признана 58 государствами мира), Государство Палестина (провозглашено в 1988 году, признано 132 государствами – членами ООН), Сомалиленд (провозглашён в 1991 году).

Оазу Нантой повторяет тезис другого неудавшегося президента Молдовы, Михая Гимпу, о том, что «молдавская социалистическая нация была скована сталинским режимом» в качестве «сборища послушных рабов, лишенных достоинства, памяти и рассудка». При этом сталинский режим, по словам Нантоя, использовал «набор каннибальских инструментов», таких как направление в Молдавию лучших специалистов (в том числе коллектива Второго Ленинградского медицинского института, со всем оборудованием, на основании чего был создан ныне действующий Национальный университет медицины и фармакологии).

В качестве особо изощрённых «каннибальских инструментов» тоталитарный советский режим использовал массовое строительство академии наук, заводов, вузов, театров, концертных залов, цирка, стадионов, школ, больниц, детских садов, улиц и микрорайонов. Всё как в известном анекдоте – орды русских варваров, словно гунны, пронеслись по Восточной Европе, оставляя после себя заводы, школы и больницы. Странно, сам господин Нантой себя «послушным рабом» не считает. Вероятно, он это страшное время провёл где-то в эмиграции или на какой-то неведомой планете. Там же он получил (совершенно бесплатно, заметим!) высшее образование.

Выходит, никто из «борцов с коммунистическим режимом» никогда не состоял ни в КПСС, ни в ВЛКСМ не защищал докторских диссертаций по марксизму-ленинизму и научному атеизму, не воспевал в своих литературных произведениях и газетных передовицах Ленина и Партию, не получал ленинских и комсомольских премий, не отдыхал на профсоюзных курортах, не писал в КГБ доносы на своих коллег. Сергей Довлатов в своё время отметил по этому поводу: «Предположим, Сталин – тиран и палач. Но кто, скажите мне, написал четыре миллиона доносов?».

По мнению Нантоя, в Молдавии в качестве местного колорита присутствовали «румынофобия и русский шовинизм», причём последний «в обёртке социалистического интернационализма». Вполне объяснимо, что для оголтелого националиста любая идеология, отвергающая этноцентризм, утверждающая мультикультурализм и национальное равноправие, представляется абсолютной шовинистической дискриминацией по отношению к «титульной нации». Вероятно, именно проявлениями русского шовинизма объясняется открытие в Кишинёве Молдавского отделения Академии наук СССР (ныне Национальная академия наук Молдовы), университета, молдавских драматического и оперного театров, филармонии, а также упомянутого Нантоем танцевального ансамбля «Жок». Странные они какие-то, эти «русские шовинисты в интернационалистском обличии».

Что касается румынофобии, то, простите, г-н Нантой, были у молдавского и других народов многонациональной республики соответствующие учителя. Народ, по недоразумению, слишком хорошо помнил «райскую жизнь» в «великой Румынии». Например, в ходе подавления Хотинского восстания румынские оккупанты расстреляли 11 тысяч человек. Артиллерийским огнём были расстреляны 22 села, без суда были расстреляны 165 железнодорожников станции Окница. После подавления Бендерского восстания были расстреляны 150 его участников, после подавления Татарбунарского восстания – 3 тысячи человек.

Только за первые семь лет румынской оккупации в Бессарабии были убиты 32 тысячи мирных граждан, от голода и болезней умерло около 200 тысяч человек. За время оккупации пыткам были подвергнуты 207 тысяч жителей Бессарабии, или каждый десятый ее житель, от которых более 22 тысяч скончались. Недоступность медицинской помощи, голод и недоедание приводили к сыпному тифу, туберкулезу, пеллагре и дизентерии. Уровень смертности в Бессарабии возрос в 3-4 раза. При этом во всём оккупированном крае были только 45 (!) врачей и 300 фельдшеров, т.е. один врач приходился на 70 тысяч жителей или 45 сёл.

Румынский оккупационный произвол в Бессарабии был зафиксирован в европейской прессе. В марте 1932 года в статье, опубликованной во французской газете «Юманите», говорилось: «Жандарм – фактический хозяин села. Жандарм может арестовать крестьянина прямо в поле, избить его, бросить его в темницу... К нашему краю с полным основанием можно применить выражение Герцена и сказать, что в нем каждый жандарм – некоронованный король, а король – коронованный жандарм». Французский писатель Анри Барбюс назвал процесс насильственной румынизации Бессарабии «грубым искоренением всех традиций и самого характера края».

Всё это г-н Нантой прекрасно знает. Как знает он и то, какой процесс этнических молдаван был в созданной Молдавской АССР, и каким образом 2 августа 1940 года была скроена Молдавская ССР. Кстати, раз уж автор вспоминает, кто и за что голосовал в Верховном Совете МССР, было бы правильно ему напомнить об одном парламентском постановлении – а именно о том, которое было принято 28 июня 1990 года: об «осуждении последствий пакта Молотова – Риббентропа» и отмене закона об образовании Молдавской ССР. Именно это постановление развязало Тирасполю руки и стало отправной точкой на пути образования Приднестровской Молдавской Республики.

Можно было бы не обращать внимания на предновогоднюю пьяную писанину господина Нантоя. Можно было бы ещё вдоволь поиздеваться над автором данного опуса. Однако нельзя игнорировать очевидный факт: именно так, как Нантой, мыслит значительная часть молдавской гуманитарной интеллигенции, студенчества и молодёжи. Они видят в российском и советском периодах Молдавии причину всех их современных несчастий. Они точно так же смотрят на европейскую перспективу Молдовы как на манну небесную: «Вот возьмут нас в Европу, потекут к нам европейские деньги – и вот тогда…».

Зря Нантой грезит о том, что «после преодоления Рубикона» кто-то будет «пахать и пахать». Не будут. Именно потому что вся ментальность сторонников европейской интеграции рассчитана на поиск долгожданной халявы: вот приедет европейский барин и нас накормит. Если бы действительно хотели «пахать и пахать» ради достойной жизни – пахали бы сегодня, не взирая на международное положение страны. Так, как пашет Белоруссия, чья продукция –от троллейбусов до стиральных машин и косметики – является брендом во всём мире.

И вполне показательно, что статья Нантоя пользуется вниманием приднестровских радикалов, таких как бежавший из Приднестровья редактор сайта «Днестр» Роман Коноплёв. Нантоя и раньше специально приглашали в Приднестровский университет как дорогого гостя – именно в расчёте на какое-нибудь скандальное заявление, которое затем можно будет несчётное число раз растиражировать через телеканал «ТВ ПМР», сайт «Ольвия-пресс» и газету «Приднестровье». Как, например, его предложение приднестровцам «найти место в конституции Молдовы, за пределами Молдовы или в уголовном кодексе Молдовы».

Прежде приднестровские радикалы вместе с румынскими гостями поддерживали «планы Белковского» по разделу территории единой Молдавии. Но сегодня у Романа Коноплёва и Оазу Нантоя фактически единый подход к решению приднестровской проблемы (что в их устах звучит по аналогии «окончательного решения еврейского вопроса») – а именно введения режима внешнего управления Приднестровьем под эгидой НАТО, ОБСЕ и других международных структур.

Что же, от фанатизма до предательства один шаг, что неоднократно доказывала отечественная история. Например, старообрядцы – «ревнители древнего благочестия» - в 1812 году поддержали Наполеона. Белогвардейцы – поборники «единой неделимой России» - в годы гражданской войны поддержали иностранную интервенцию, сотрудничали с Пилсудским и Петлюрой. Зарубежные белогвардейские организации, такие как «Народно-трудовой союз российских солидаристов» - сотрудничали с гитлеровской Германией, приветствуя «освобождение родины от большевизма», а затем с властями США в ходе холодной войны против СССР. А сегодня мы видим, как ярые русские националисты – такие как Сергей Бабурин, Константин Крылов, Егор Холмогоров и другие – открыто сотрудничают с такими откровенными либералами, как Гарри Каспаров.

Господам Нантою и Коноплёву не нравится то, что в Молдове «рейтинг Путина зашкаливает» и что почти половине жителей страны, помнящих настоящий золотой век Молдавии, не стыдно называть себя коммунистами (в отличие от бывших инструкторов ЦК КПСС и райкомовских секретарей по идеологии, голосующих за «осуждение тоталитарного коммунистического режима» и запрет коммунистической символики). Им не нравится, что Приднестровье всерьёз намерено осуществлять проект евразийской интеграции, как хочет большинство его населения. Нантой, утрачивая последние остатки респектабельности, даже позволяет себе сальные высказывания в адрес министра иностранных дел ПМР Нины Штански. Они понимают, что проиграли: Приднестровье не хочет и не будет участвовать в лохотроне под названием «европейская морковка для восточных ослов».

За показным хамством Нантоя и Коноплёва скрывается вполне объяснимое чувство обречённости и отчаяния от крушения надежд на «евроремонт Приднестровья», пропаганде которого стареющий молдавский политик посвятил два десятка лет самоотверженной борьбы, а его новоиспечённый молодой единомышленник – целую книгу. Сегодня один из них, находящийся вдали от родины, вынужден источать мегатонны бессильной злобы на своём сайте и в социальных сетях, а второй – заливать отчаяние вином, попутно забрызгивая клавиатуру – не вином, а своей озлобленностью и отчаянием. Этих двух глубоко несчастных людей можно только пожалеть.

Обсудить